Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (2)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (2)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (10)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (11)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (11)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ОКРУЖЕННЫЙ ТОЛПОЮ ЧЕРНЫХ МАЛЬЧИКОВ



    Я выписал билеты двум новым нацболам, ребятам из московской организации. В партию вступили Ерма­ков Сергей, родился 29 ноября 1979 года, и Коржев­ский Николай, родившийся 27 января 1980 года. Т.е. этот пацан вступил в партию за неделю до своего 18-летия. Молодец, круто и хорошо начал. Он студент-экономист и уже не раз ходил с нами на демонстрации. Пацанов у нас сейчас тьма.
    Один из старших ребят, ему 21 год, - наш юрист Андрей Федоров, он на 5-м курсе МГУ, стажируется в Думе. Ходит всегда в белой рубашке и длинном пальто, при галстуке. Пришли фотографии из Екате­ринбурга и Петропавловска-Камчатского. Сложив их с другими, из Питера и с московскими, вдруг увидели с Федоровым (он сидел у меня), что существует стиль НБП, яркий и отчетливый. Наши люди ни в коем случае не похожи на людей РНЕ, люди РНЕ попроще. За эти три года партийной борьбы я многому научил­ся. Прежде всего, научился работать с людьми. Заветы Чингиз-Хана в "Великой Ясе" (сохранившейся, к со­жалению, только в фрагментах в арабских источниках) оказались до буквы верны 800 лет спустя. Чело­веческие способности распознаются по совокупности поведения человека. Медлительных и хозяйственных Чингиз рекомендовал назначать пастухами и погон­щиками, драчливых и быстрых - воинами и т.д. К нам приходят сотни ребят, три года назад я плохо понимал их, сейчас мне достаточно поговорить с каждым не­сколько минут, чтобы определить его.
    У нас зарегистрировано 16 региональных организа­ций, списки и протоколы еще на одиннадцать регио­нов готовы. Мы растем, в то время как другие разва­ливаются. Вот что о партии пишут враги:
    Газета "Русский телеграф" от 24 декабря, статья "Время нацболов" (политическая элита будущего фор­мируется контркультурной элитой настоящего).
    "Они (нацболы) дают своим адептам полную кар­тину мира, чувство принадлежности, образ врага, спа­сают от заброшенности и бесцельности существова­ния, от ненужной свободы". "Национал-большевизм наряду (и чаще всего одновременно) с героином, гал­люциногенными грибами, рейвом, плеером и пирсин­гом стал частью молодежной контркультуры. Аван­гардно-хулиганская эстетика Лимонова терпима к сексуальным вариациям, психоделике, любым экстре­мальным формам проведения досуга". "Нацболы рав­но враждебны "желтоглазым" православным традици­оналистам, скучным зюгановцам и партии власти. В кителях бундесвера, в тяжелых подкованных башма­ках, с Селином, Кастанедой или Эзрой Паундом под мышкой, нацболы шагают по коридорам модных уни­верситетов. Они кончили продвинутые гимназии, зна­ют языки, пользуются Интернетом. В них влюбляются дочки "новых русских", им завидуют сверстники: стиль­ные, раскованные, с идеологией, эстетикой, смыслом жизни".

* * *

ПЕРВЫЕ НАЦБОЛЫ


    Помимо отцов-основателей - Лимонов, Дугин, Летов - исторически первыми оказались: Тарас Рабко, Андрей К., Костя Ч. (он же Кирилл Крысин, художник и макетист газеты вплоть до ее 33 номера включитель­но). Последние двое начинали с Дугиным, Тарас при­шел со мной, все мы начинали газету и партию в комнате № 411 в помещении "Советской России" и в квартире Дугина. Справедливости ради следует сказать, что и регистрировал партию и выпустил за свои студен­ческие деньги первую ее программу, составленную мной, и отпечатал бланки членских билетов тогда еще пацан из города Кимры Тверской области, товарищ Рабко. У него были тонны энергии. Он сбил меня на участие в выборах 93 года по Тверскому округу и он же собрал тогда один за выдвижение моей кандидатуры 2600 под­писей. Холерического темперамента, быстрый и безум­ный, Тарас являлся к ночи в однокомнатную квартиру майора Шлыкова и падал, засыпая на ходу. В квартире Шлыкова находилась наша избирательной кампании штаб-квартира, и там же мы спали, набиваясь до 12 человек.
    Кирилл Крысин - беленький, чрезвычайно продви­нутый и суперталантливый мальчик, явился к Дугину с улицы и предложил макетировать "Элементы". Сын отца-профессора, преподавателя из полиграфического вуза, чуть заикающийся вундеркинд К. К. стал и дизайнером "Лимонки", согласившись сделать десяток номеров, но и после десяти бескорыстно продолжал это занятие, лишь эпизодически получая от меня небольшие суммы на технические нужды. Хорошо организованный, К. К. даже в одежде всегда напоминал мне немца или прибал­та. Недаром он подружился с группой "Лайбах" и даже сопровождал ее на гастролях. Увы, небольшая короткая размолвка между Дугиным и мной весной 96 года как бы освободила К. К. (и Андрея К. тоже) от моральных обя­зательств передо мной. Судьба как-то тихо подыграла, и суперталантливый мальчик сказал мне, что не будет больше делать газету. Очевидно, тут сыграла роль и его жена, и ортодоксально-религиозная мама, а еще более сам К. К., его скрытое западничество. Он ушел работать в мондиалистский журнал с громким названием, где, по его собственному признанию, ни на что не влияет (уда­лось ему только убедить их сменить шрифты), но зато имеет пластиковую карточку. "Фирма даже платит за лечение зубов", - со стеснительным восторгом говорил он мне в тот единственный раз, когда явился с бутылкой водки вспомнить "наше славное прошлое".
    Андрей К. - юный блондинчик, явился к Дугину в 18 лет и поразил его знанием языков и неплохой эруди­цией. Тощий, скептический юноша- таким увидел я его в первые наши встречи. Он преспокойно в отличном стиле писал на любую заказанную тему. От статьи об Эзре Паунде до углубленного анализа европейских тра­диционалистов. Статья о первом юбилее "Лимонки" - его рук дело, как и статья о Кодряну и др. материалы в "Лимонке". Не помню вот, был ли он на втором юбилее. Кажется, уже нет.
    Кирилла Крысина на втором юбилее не было, хотя я его приглашал. (Не было и на третьем). Сделанные им первые тридцать три номера газеты остались великолеп­ными эталонами того, как нужно делать радикальное издание. Талант несомненный. Очевидно, какая-то сла­бость характера, чуть большая, чем необходимо, любовь к мелочам жизни увели его от нас. В своем мондиали­стском журнале он - никто. Только служащий.
    Окончив свой юридический факультет, энергич­ный Тарас (используя мои связи и свои собственные, он же энергичный Тарас) внезапно стал юрисконсуль­том группы "На-На". Я отнесся к этому событию ско­рее с юмором (Дугин отнесся с некоторым отвращением), я знал, что Тарасу нравится продвинутая богема, он дружил со скандальным журналистом Могутиным, с Африкой, с главным редактором "ОМа" Григорьевым, почему бы ему и не пойти в самую вульгарную из попсовых групп юрисконсультом, держа дистанцию? Я верил в природный скепсис пацана из Кимр, у меня у самого природный скепсис, вывезенный из Салтовско­го поселка, я не очень взволновался. Партия денег не платит, деньги нужно зарабатывать.
    С Андреем К. происходили спешные трансформации. На наших глазах он раздулся, потом потолстел, затем ожирел. Он стал уделять алкоголю слишком много вни­мания. В МГУ его стали называть "Пиво". Он повздорил с одним из наших лучших ребят, Федором П. (этот не пил, был собранным, энергичным и старательным, рабо­тал на телефонной станции), обидел его. В конфликт пришлось вмешаться мне с Дугиным. Дугин, волнуясь, сказал мне, что Андрей ему дорог, он отстаивает Андрея. Однако уже через несколько недель между Андреем К. и Дугиным произошел конфликт, в результате которого Дугин выгнал Андрея. И тяжело переживал эту историю, повторяя снова и снова обстоятельства появления необы­чайно рано созревшего юноши. "Я научил его всему, - сетовал Дугин. - Он везде и всюду был выше своих сверстников, способен написать философский трактат, переводить с трех языков..."
    Когда Дугин узнал, что Рабко устроил Андрея К. в группу "На-На" пресс-секретарем Алибасова, он был сокрушен. Я не был сокрушен, хотя и задумался. Встре­тив Бари Алибасова на телевидении, я ехидно сказал: "Что, подбираем объедки Национал-Большевистской партии? Видишь, Бари, какие у нас талантливые люди. Даже наш "брак" идет у вас первым сортом". Впослед­ствии Андрей К. написал даже несколько текстов хитов для "На-На". Андрей К. продолжал время от времени приходить в штаб, пока однажды, увидев его пьяным, сидящим у нас (он привел еще двоих друзей), я не распорядился выгнать его и больше не пускать. Что и было сделано. Надо сказать, что я пытался протянуть ему руку, предлагал писать для "Лимонки". Он обещал, но так никогда и не сделал этого.
    Давно уже покинул "На-Найцев" Андрей К. Давно уже ушел от Алибасова Тарас и возится с каким-то так и не осуществившимся за полгода журналом. Рабко при­ходит в партию реже, ему 24 года, у него роман с девушкой из известной на всю Россию писательской семьи (с Таней своей он познакомился в НБП, она приезжала в Москву из СПб с подругами). Он не очень энергично ведет наши и мои судебные дела (его успеш­но, впрочем, заменил Андрей Федоров). На него все меньше можно положиться. "Ты постарел, Тарас", - смеясь, говорю я ему. Тарас из партии не уйдет, конеч­но, для этого он слишком ушлый по рождению и вос­питанию кимрский парень. Но темпы он сбавил. В феврале 97-го я после долгого перерыва взял его с собой в поездку в Нижний и в Екатеринбург. От него было мало толку. И был даже явный вред. Возмущен­ный тем, что он дважды минут по сорок говорил из екатеринбургской квартиры (которую нам отдали партий­ные товарищи, и это им придется платить за него) со своей подругой в СПб, я вышел в коридор и нажал на рычаг. Обиженный, он сбежал в ледяную ночь, но вер­нулся. Далее состоялась сцена из телесериала "Отцы и дети". Он вернулся и предложил мне подраться, сказал, что я обидел его девушку. Я ответил ему, что я не его папа, пусть он дерется со своим папой. Я обвинил его в жадности, в том, что, получая теперь доллары, он не дает денег на партию, в том, что даже за его белье в поезде должен был платить я. "Раньше ты был студен­том, но сейчас ты ведешь себя не как мужчина". Часам к четырем ночи мы помирились. Однако я впервые почувствовал, что он впервые поставил свои личные интересы выше интересов партии. Девушек в его жизни будет еще много ("графиня" Татьяна, конечно, льстит самолюбию парня из Кимр, мне тоже льстили мои гра­фини, даже когда мне было за тридцать, контесса Жак­лин де Гито - бургундская аристократка, моему само­любию льстила).
    Первые нацболы относились к категории быстро-зреющих и быстроживущих. Есть такие феномены, наи­более результативные в юные годы, но быстро истоща­ющиеся. Рабко, наверное, не такой, я надеюсь.
    Новые и новые, все более многочисленные волны молодежи накатывают на партию, и многие прикреп­ляются к НБП намертво. Если первых были единицы, то только за один день второго февраля 1998 года в партию поступило 26 заявлений о приеме.
    Они приходят к нам разные. Длинноволосым анархи­стом пришел к нам ныне ответственный секретарь "Ли­монки" Алексей Цветков. Я сам лично остриг его своей машинкой в помещении штаба. Существуют фотографии.
    Максим Сурков, круглолицый, в очках с сильными диоптриями, пришел к нам тоже длинноволосым и тоже из анархистов. Совсем юным. И его я стриг сам. У Макса оказался крепкий характер, щепетильность и исполнительность. Он у нас как бы партийный стар­шина. На него можно положиться. Он крепкий парень.
    Из первого призыва всегда с нами Кирилл Охап­кин. Он заведует распространением газеты. Редко по­является огромный прапорщик Виктор П., но его сме­нил мощный Костя Локотков. Ребята в Москве, ребята по всей России, те, кого мы предвидели, начиная партию, материализовались. Есть такая партия! Лично­сти, конечно, важны. Но партия - это коллективный труд. И если кто-то не в силах дальше нести имя, знамя и труд партии, их подхватывают другие, смена, и нас все больше и больше. Здоровый человек не может жить без общественного измерения. Ему мало личной жизни, мало покорения самок или любви одной. Здорово­му человеку нужны флаги, фанфары, военные марши, победа его племени над другими племенами.

* * *

В ХАМОВНИЧЕСКУЮ МЕЖРАЙОННУЮ ПРОКУРАТУРУ г. МОСКВЫ

119270, г.Москва, Фрунзенская наб., 38/1
от Савенко (Лимонова) Эдуарда Вениаминовича,
гл. ред. газеты "Лимонка"
2-я Фрунзенская ул., д.7, помещ.4.

ОБЪЯСНЕНИЕ


    По факту публикации в газете "Лимонка" № 70, июль 1997 года, в рубрике "Лимонка редактора" моей статьи "В Нижнем и Самаре выбрали хряков. Опять". Считаю нужным заявить следующее.
    Содержащаяся в конце статьи критика трех стран - Польши, Чехословакии и Венгрии - направлена не на расовую или религиозную, или же национальную при­надлежность населений этих стран, но всего лишь явля­ется критикой их политической позиции, которую они заняли по отношению к России, согласившись вступить в НАТО. Позиция, которую они заняли, является враж­дебной по отношению к России и русским. Потому, когда я пишу, что "три похабных страны решили принять в НАТО в Мадриде: наших вечных врагов и злопыхателей поляков, нелепых чехов и говнюков венгров", я не имею в виду обидеть эти перечисленные нации, но осуждаю их политическую позицию. Несколькими строками ниже я недвусмысленно заявляю об этом: "Покажите им, что они сукины дети, раз вступили в военный союз, направлен­ный против России". Критика политической позиции индивидуума либо страны, либо нации не является раз­жиганием национальной, расовой и религиозной розни. Посему никак не попадает под определение статьи 282. Прошу прокуратуру понять это и поставить на место тех, кто пытается наехать на меня.

Э. В. Савенко (Лимонов)
1 октября 1997 г.
г. Москва

 

* * *


    СМИ приглашаются на пресс-конференцию 2 ок­тября в 12 часов дня по адресу: 2-я Фрунзенская ул., д. 7, полуподвал, железная дверь с надписью "АРКТОГЕЯ".
    Представители трех радикальных движений: Э. ЛИ­МОНОВ (Национал-Большевистская партия), В. АНПИ­ЛОВ (Трудовая Россия) и С. ТЕРЕХОВ (Союз офицеров) проводят пресс-конференцию по следующим темам:
    1. Создание избирательного блока радикалов в со­ставе: Трудовая Россия, НБП, Союз офицеров. Основ­ной целью блока являются парламентские выборы 1999 года. Отныне в России создан радикальный блок оппозиции в противовес умеренной и системной оппо­зиции Зюганова и К°.
    2. Совместная акция 3 и 4 октября.

* * *

НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИСТСКАЯ ПАРТИЯ

Специальное сообщение
Аресты и обыски членов НБП


    В ночь с 16 на 17 октября был произведен обыск у Дмитрия Ларионова. Согласно милицейским источни­кам обнаружен "целый арсенал". Ларионов арестован и подвергается интенсивным допросам.
    23 октября в 19 часов был произведен обыск в квартире Алексея Разукова, в свое время бывшего лич­ным охранником Э. Лимонова. В прошлом лейтенант муниципальной милиции (его отец тоже мент) Разуков был арестован, но отпущен через трое суток под подпи­ску. При обыске в милицейской семье обнаружено оружие.
    23 же октября в городе Северодвинске городской суд вынес неожиданно суровый приговор Владимиру Падерину, руководителю региональной организации НБП в Архангельской области. Он приговорен к шести месяцам исправительно-трудовых работ и к удержанию 10% от заработной платы за всего лишь словесные выпады в адрес руководителя местного проправитель­ственного профсоюза.
    В тот же день в Москве в 12 часов в межмуници­пальном Головинском суде открылось судебное заседа­ние по делу Витухновской. Через две минуты Алина была посажена в железную клетку и после заседания была отправлена в следственный изолятор. Напомина­ем, что последние полгода Витухновская тесно сотруд­ничала с НБП.
    Из конфиденциальных источников стало известно, что аресты, обыски, суровый приговор и изменение меры пресечения для Витухновской инициированы пра­вительственными кругами. Цель всего этого - руками правоохранительных органов найти компромат на На­ционал-Большевистскую партию, только что вместе с "Трудовой Россией" Анпилова и "Союзом офицеров" Терехова вошедшую в состав нового Радикального Блока Оппозиции. Власть видит реальную опасность в суще­ствовании Блока Радикалов, в отличие от управляемого послушного Зюганова, радикальная оппозиция стра­шит власть.

Пресс-служба НБП

 

* * *

НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИСТСКАЯ ПАРТИЯ СООБЩАЕТ:


    С 7 по 20 октября Джордж Сорос посетит семь городов России. Национал-Большевистская партия про­ведет акции протеста против вмешательства Джорджа Сороса во внутренние дела России в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Казани.
    Требуем остановить влияние этого чужеземного де­нежного мешка на наших ученых, преподавателей и, главное, детей! Требуем от МИДа лишить Сороса визы. Сорос, убирайся в Америку!

Пресс-служба НБП

 

* * *

ВНИМАНИЮ СМИ!


    4 ноября в 12 часов дня по адресу: 2-я Фрунзенская ул., 7, полуподвал, железная дверь с надписью "Аркто­гея", состоится пресс-конференция:
    "Рождение революционной радикальной оппозиции" по следующим темам:
    1. Оглашение политического соглашения между "Трудовой Россией" (В. Анпилов), Национал-Больше­вистской партией (Э. Лимонов) и "Союзом офицеров" (С. Терехов); подписание соглашения.
    2. Указ президента о создании комиссии по борьбе с политическим экстремизмом направлен против нас, имеет целью не допустить нас до участия в выборах. Протест.
    3. Организация первых совместных массовых ме­роприятий


Размер файла: 147 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров