Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Пределы: Метод. указ./ Составители: С.Ф. Гаврикова, И.В. Касымова.–Новокузнецк: ГОУ ВПО «СибГИУ», 2003 (0)
(Методические материалы)

Значок файла Салихов В.А. Основы научных исследований в экономике минерального сырья: Учеб. пособие / СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 124 с. (0)
(Методические материалы)

Значок файла Дмитрин В.П., Маринченко В.И. Механизированные комплексы для очистных работ. Учебное посо-бие/СибГИУ - Новокузнецк, 2003. – 112 с. (1)
(Методические материалы)

Значок файла Шпайхер Е. Д., Салихов В. А. Месторождения полезных ископаемых и их разведка: Учебное пособие. –2-е изд., перераб. и доп. / СибГИУ. - Новокузнецк, 2003. - 239 с. (0)
(Методические материалы)

Значок файла МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ К ВЫПОЛНЕНИЮ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЧАСТИ ДИПЛОМНЫХ ПРОЕКТОВ Для студентов специальности "Металлургия цветных металлов" (0)
(Методические материалы)

Значок файла Учебное пособие по выполнению курсовой работы по дисциплине «Управление производством» Специальность «Металлургия черных металлов» (110100), специализация «Электрометаллургия» (110103) (0)
(Методические материалы)

Значок файла Контрольные задания по математике для студентов заочного факультета. 1 семестр. Контрольные работы №1, №2, №3/Сост.: С.А.Лактионов, С.Ф.Гаврикова, М.С.Волошина, М.И.Журавлева, Н.Д.Калюкина : СибГИУ. –Новокузнецк, 2004.-31с. (2)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Геоэкономический фактор в финансовых отношениях с зарубежными странами

. Вступление

В рамках изучения экономического пространства заслуживает отдельного рассмотрения финансовое пространство и отношения, которые могут возникнуть между политикой управления финансовым пространством и политикой, направленной на обеспечение самодвижущего развития страны-системы. Изучение этих отношений мы называем геофинансами.

В настоящей работе описано прежде всего финансовое пространство, которое более любого другого экономического пространства является а-национализированным. Помимо этого, в ней описываются институциональные и поведенческие инструменты, которые могут быть использованы органами власти, чтобы превратить финансы в средство самодвижущего развития (или наоборот, предотвратить нанесение ими ущерба системе самодвижущего развития). И, наконец, в ней описано, как международный капитал может воздействовать на структуру системы самодвижущего развития.

Подобный логический порядок должен сам по себе оправдать использование геофинансов в качестве средства интерпретации действительности и в качестве норматива для политики.

Действительно, геофинансовый подход оказывается оправданным, поскольку:
— государство-нация, родившееся в конце средних веков, все еще реально существует; в его существовании продолжает нуждаться коллективное сознание; оно продолжает оставаться ориентиром в культуре, экономике и общественном порядке суверенного народа1, который в связи с этим воспринимает усиление государства как желательное;
— государство-нация более не способно осуществлять свой суверенитет над валютой и над финансами, и в то же самое время политическая, экономическая и культурная безопасность все сильнее зависят от элементов денежного и финансового характера;
— следовательно, государство-нация вынуждено искать новые средства интерпретации и новые формы воздействия и влияния в денежно-финансовой области, отличные от выполнения jus imperii суверена, но способные все же обеспечить мощь, необходимую для реализации государственных интересов.

Исследование, основанное на этих подходах, является геофинансовым. Если политико-экономическое исследование рассматривает современное государство-нацию, то геофинансовое исследование рассматривает постсовременное государство-нацию; и оно оправдано только постольку, поскольку нацелено на сохранение и усиление самого государства-нации.

Исследование геофинансов подразумевает принятие некоторых методических допущений:
— геоэкономический и геофинансовый выбор основывается на оценке долгосрочной перспективы и нацелен на сохранение и укрепление инструментов самодвижущего развития. Это отличает его от экономического и финансового выбора, нацеленного на развитие tuot court. Поэтому первый может противоречить второму, причем оба остаются оправданными в соответствующих прикладных областях;
— глобализация финансового рынка сделала неопределенным и именно поэтому почти бесполезным установление принадлежности финансовых ресурсов. Из этого следует, что геофинансовый выбор нацелен не на усиление национального элемента финансовых ресурсов, а на усиление способности страны-системы использовать международные финансовые ресурсы, другими словами, целью ставится не "иметь деньги", а получить доступ к финансовым ресурсам, причем такой доступ, который был бы по возможности простым, диверсифицированным, экономичным. Этой цели легче достичь, если у вас есть средства культурного воздействия на мировосприятие и систему ценностей, на которых основывается производство финансовых ресурсов;
— с геоэкономической точки зрения финансовые ресурсы являются сырьем, наличие которого в каждый момент времени строго ограничено; поэтому в основе пользования финансовыми ресурсами лежит борьба за их источники;
— с геоэкономической точки зрения критерий экономичности является лишь одним из критериев предпочтения; действительно, особую важность приобретают критерии безопасности, использование которых может привести к отказу от экономических источников "финансового сырья", если они представляют собой источники общей угрозы для системы, если усиливают потенциал противника или конкурента или если они вообще недостаточно диверсифицированы;
— "финансовое сырье" должно перерабатываться; способов переработки много. Геофинансы изучают вопрос, как стране-системе развить такие технологии, которые обеспечивают наибольшую добавленную стоимость к финансовому сырью.

И наконец, геофинансы изучают долгосрочные аспекты не просто конкуренции между государствами, а конкуренции между странами-системами в пространстве почти абстрактном, внешнем по отношению ко всем государствам мира; и эта конкуренция, как по участвующим в ней субъектам, так и по объективным условиям, напоминает борьбу европейцев в "Атлантическом пространстве" XVI—XVII веков:
— с точки зрения субъектов конкуренции, в ней, помимо государств, участвовали "третьи" лица (корсары, пираты, буканеры, а также уже денационализированные или интернационализированные торговые структуры, такие, как Индийские компании), которые однако косвенно вполне могли быть связаны с какой-либо страной-системой;
— с точки зрения объективных условий можно утверждать, что в конце XVII века успех государств-наций зависел не столько от обладания сырьем (латиноамериканским золотом, которое в значительной части досталось Испании), сколько от контроля над рынками использования сырья и от обладания ноу-хау обмена и (почему бы и нет?) захвата добычи (то, чем обладали голландцы и англичане).

2. Пространство государства и пространство финансов

2.1. Абсолютное государство и экономический выбор

2.1.1. Суверенное государство и занятие пространства

С момента своего рождения современное государство все более весомо вмешивалось в экономику с помощью денежных и финансовых инструментов как в качестве контролера, так и в качестве актера. Принятие государством на себя непосредственных обязательств является результатом глубоких политических преобразований, среди которых — что исключительно важно — отказ от концепции "proprieta eminente" .

Речь вдет о типично средневековом институте, который вставал между верховной властью короля и прямой властью (частная собственность) сеньора. Пока существовала "proprieta eminente", король-суверен был ограничен в своих действиях, поскольку не обладал прямой властью над подданными. Фильтр феодалов вынуждал его на своего рода торг: феодал соглашался поставлять солдат (отрывая крестьян от производства) и провиант королю-суверену, но в обмен требовал от короля-суверена эффективности в том, что сегодня мы назвали бы общественной функцией: в обеспечении порядка и безопасности.

Другими словами, средневековое государство обладало ограниченным суверенитетом, поскольку было связано договором о подчинении вассала, договором, который мог быть разорван для переподчинения другому, более эффективному государю (достаточно вспомнить о Бургундии, об итальянских синьориях, прежде всего Милане, о Бретани и многих других феодальных областях Европы, в течение своей истории подчинявшихся различным монархам в поисках удовлетворительного обеспечения базовой общественной функции, — задачи, которую государство обязано решить для оправдания собственной власти).

Реальная возможность социального контракта между королем-сувереном и вассалом переводила их отношения в частноправовую плоскость.

И наоборот, с приходом современного государства суверенитет стал осуществляться в абсолютном виде, без всякой конкуренции или альтернативы выбора для подданного. При отказе от договорных отношений экономические обязанности государя слились с экономическими обязанностями суверенного государства и превратились из частноправовых отношений в публичноправовые.

Таким образом, можно утверждать, что с точки зрения экономической эффективности по сравнению со средневековой системой современное государство представляет собой шаг назад, поскольку абсолютный суверенитет (свободный от какой-либо обязанности отвечать перед superiores) по определению ведет к авторитарным решениям, свободным от жестких ограничителей конкуренции и торга. При отсутствии конкуренции и торга очень трудно определить и достигнуть точки максимизации удовлетворения гражданина — пользователя общественной функцией государства.

Наконец, противопоставляя в экономической области понятия абсолютного и договорного решений, мы определяем современное национальное государство как суверенное государство, в котором присутствует абсолютный центр принятия решений, то есть свободный от вмешательства других центров принятия решений как внутри государства, так и вне его. Такой подход приводит к концепции пространства, разделенного на непроницаемые и несмешиваемые между собой элементы, каждый из которых внутренне однороден. В настоящей главе рассматривается, как с орбиты суверенного государства сошло финансовое пространство, превратившееся в проницаемое, запутанное, стремящееся к неоднородности внутри каждого национального пространства и к однородности на сверхгосударственном уровне.

Соответственно в данной главе выявляется растущая антиномия между пространством государства и финансовым пространством.

2.1.2. Финансы и пространство государства

Эта проблема (является ли все еще сегодня современное национальное государство сувереном в экономической и денежной политике и до какой степени) встает, поскольку обстановка, в которой принимаются экономические и финансовые решения, радикально изменилась.

Начиная с конца 60-х годов:
— вырос как средний уровень инфляции в западных экономиках, так и разрыв между уровнями инфляции в отдельных экономиках, находящихся в интенсивном торговом и финансовом взаимодействии; таким образом создались условия для торгового арбитража и резких изменений в маршрутах товаропотоков между государствами;
— рухнул режим фиксированного обменного курса; соответственно выросла возможность арбитража на валютных рынках;
— резко вырос объем международной торговли и соответственно скорость циркуляции денег на мировом рынке;
— интернационализация банковской системы усложнила регулирование кредитов со стороны центральных банков;
— постоянно увеличивалась огромная масса капиталов (начавшая расти с нефтедолларов и постепенно подпитываемая созданием новых финансовых инструментов и "производных инструментов"), крайняя подвижность которой часто создавала напряженную обстановку для обменных курсов и процентных ставок2.

Таким образом, за достаточно короткий срок государство столкнулось с ситуацией, новой как по объекту — возможность того, что внешние факторы будут воздействовать на внутреннюю денежную и финансовую стабильность, — так и по субъекту — на абсолютный суверенитет государства покушается теперь не другое государство (субъект хорошо известный, против которого уже выработаны способы сопротивления), а субъекты достаточно скользкие: индивидуумы, многонациональные корпорации, банки — в общем, международный рынок.

Многообразие природы действующих лиц, множественность операционных центров, технологическое развитие, размеры потоков капитала — все эти факторы сделали влияние международного финансового рынка на внутреннюю экономику столь ярко выраженным, что привели к несовместимости между стабильностью обменного курса, свободой перемещения капиталов, независимостью денежной политики. Это так называемый треугольник несовместимости.

Уже не пользуясь абсолютной властью, государство, таким образом, оказалось перед выбором:
— согласиться с влиянием международного рынка на перемещение капиталов и обменный курс, при этом соглашаясь одновременно с утратой значительной части независимости в принятии решений и утратой возможности маневра в денежной политике. Речь идет о решении, трудном для современного суверенного государства, превратившего контроль над деньгами в один из своих jures imperil;
— упрямо замкнуться в собственном финансовом рынке, пытаясь стерилизовать внешнее воздействие на него.
Реакция многих государств на треугольник несовместимости в первый момент была консервативной; и все же закрытие финансового рынка в качестве доблестной защиты собственного денежного суверенитета в Италии, Франции и многих других государствах окончилось провалом: операция антиисторическая и донкихотская.

Действительно, ни один закон, созданный для действия на определенной территории и для регулирования определенной ситуации, не сумел обуздать эту финансовую магму, готовую использовать любые нюансы толкования наиболее благоприятных законов, готовую изменять юридическую форму и национальную специфику субъектов, готовую идти на нововведения со скоростью, бесконечно превышающей скорость обновления законодательства.

Только осознанное принятие изменения обстановки, только признание неадекватности традиционных инструментов современного государства-структуры (и прежде всего абсолютности собственного выбора) спасло государство-сообщество.

Интернационализация финансового рынка (пространства финансов) сделала государство-сообщество более нестабильным; ощущается новая коллективная тревога, боязнь стать жертвами не войны, не природного катаклизма, а финансового кризиса. Веймарская республика среди прочего была потрясена и финансовым кризисом, который даже сегодня все еще упоминается среди коллективных кошмаров немецкого народа. Финансовые кризисы потрясли СССР, Мексику и многие другие развивающиеся страны (частично, в соответствующей пропорции, и Италию); во всех этих случаях государство с его структурами оказалось неспособным защитить свое сообщество. Таким образом, интернационализация финансовых рынков повсеместно воспринимается как бич.

И все же следует рассмотреть и другой аспект: интернационализация финансового рынка сыграла на пользу государству-сообществу в той степени, в которой она сделала относительной власть государства-структуры, принудив его к равнению на заграницу, к конкуренции с другими государствами-структурами, то есть к образцовому поведению.

Поясним. Государство нуждается в финансах, чтобы... финансироваться. Таким образом, финансы являются таким же инструментом самого государства-структуры, как система судопроизводства, вооруженные силы и полиция. Политические решения в других областях (промышленная политика, учебная, санитарная и т. д.) представляют собой цель государства-структуры; а оборонная политика, судебная политика и общественный порядок, внешняя политика и финансовая политика присущи самой экзистенции государства-структуры.



Размер файла: 132.07 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров