Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

НАГОРНО-КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА

Нагорный Карабах, историческая область в Закавказье, с географической точки зрения представляет собой горный край, который охватывает хребты, нагорья и предгорья системы гор Малого Кавказа, замыкающего с востока Армянское нагорье и протянувшегося с северо-запада на юго-восток, до границы с Ираном, постепенно сходя на нет в районе реки Аракс. В восточной своей части НК постепенно переходит в равнину, расположенную в междуречье двух наиболее полноводных рек Закавказья — Куры и Аракса. Эту равнинную местность называют иногда "равнинным Карабахом", однако последнее понятие не получило столь широкого распространения, как понятие "Нагорный Карабах", широко известное в русских научных и исторических документах еще с начала ХYIII в.

У Нагорно-Карабахского конфликта есть пред-история, создавшая условия для возникновения и роста того протестного потенциала, который взорвался в 1988 году.

Возникшие в 1918 году, вследствие распада Российской Империи, три государства Закавказья сразу же окунулись в пучину территориальных споров. Так Азербайджан предъявил территориальные претензии на ряд областей, исторически и этнически тяготевших к Армении, — в том числе и на Нагорный Карабах. Конфликт вылился тогда в войну, в ходе которой в НК погиб каждый пятый житель края, а один из крупнейших городов Закавказья — Шуша, населенный в основном армянами был полностью разрушен войсками мусаватистского Азербайджана и турецкими отрядами.

С приходом Советской власти в июле 1921 г. решением Кавказского бюро ЦК РКП/б НК был включен в состав Азербайджанской ССР на правах широкой автономии со столицей в Шуше. Тем не менее, в 1923 году на части территории края была образована Автономная область Нагорного Карабаха (впоследствии переименованная в Нагорно-Карабахскую автономную область). Оставшаяся часть НК была включена в качестве административных районов непосредственно в состав АзССР, при этом лишь Шаумяновский район сохранился в виде единого района, а остальные населенные армянами территории неоднократно перекраивались, и к 1988 г. входили в состав Ханларского, Дашкесанского, Шамхорского и Кедабекского районов(в их горных и предгорных частях).

Интересно отметить, что протест армянского большинства НК против политики Баку не раз выливался в обращения с письмами и петициями к Москве (1945, 1966, 1977 гг.) о передаче края в состав Армении, в межнациональные столкновения и волнения в 1967-68 гг. и т.д.

По данным переписи населения СССР от 12 января 1989 г. из 189 тыс. населения НКАО армяне составляли 77% (146 тыс. чел.) и свыше 80% (17 тыс. чел.) населения Шаумяновского района (21 тыс. чел.). Азербайджанцы составляли 21,5% населения НКАО и около 15% населения Шаумяновского района.

20 февраля 1988 г. сессия Облсовета НКАО подавляющим большинством голосов приняла решение "О ходатайстве перед Верховными Советами АзССР и АрмССР о передаче НКАО из состава АзССР в состав АрмССР". С этого момента принято вести отсчет современного этапа конфликта. В качестве основных можно выделить два его этапа:

1988-1994 — вооруженный конфликт (в открытой форме — с 1991); 1994-1997 — невооруженный этап противостояния. В результате начатых Азербайджаном военных действий отряды самообороны, а затем вооруженные силы провозглашенной в 1991 г. Нагорно-Карабахской республики (на основании референдума, проведенного в соответствии со статьей 3 Закона СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" на территории НКАО и Шаумяновского района) взяли под свой контроль к 1994 г. 85% территории НКР и 9% территории непосредственно Азербайджанской Республики (Кельбаджарский, Лачинский, Кубатлинский, Зангеланский, Джебраильский районы — полностью, Физулинский и Агдамский — частично). Азербайджан контролирует весь Шаумяновский и части Мардакертского и Мартунинского районов НКР. Позиции сторон с 12 мая 1994 г. — момента прекращения огня, когда между Азербайджаном, Нагорным Карабахом и Арменией было подписано соглашение, которое явилось следствием миротворческих усилий России, в частности — Бишкекского протокола от 5 мая 1994 г.,подписанного тремя сторонами, остаются неизменными.


ПЕРЕГОВОРНЫЙ ПРОЦЕСС, ПОЗИЦИИ И ИНТЕРЕСЫ СТОРОН
РОССИЯ

Миротворческую деятельность России и переговорный процесс, связанный с урегулированием Нагорно-Карабахского конфликта на протяжении первого этапа можно представить в следующей последовательности:

— 23 сентября 1991 г. президентами России, Казахстана, Азербайджана и Армении подписано Железноводское коммюнике, предусматривающее принятие мер, необходимых для достижения мира;

— в феврале-мае 1992 г. по инициативе России к карабахскому урегулированию подключилось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе ( с 1994 г. — ОБСЕ, Минская группа), при МИД РФ создана посредническая миссия во главе с полномочным представителем Президента РФ по Нагорному Карабаху В.Н.Казимировым;

— 8 августа 1992 г. в Москве на встрече президентов Азербайджана и Армении при посредничестве России выработан проект соглашения о прекращении огня на северном участке армяно-азербайджанской границы, но азербайджанцы уклонились от его доработки;

— 19 сентября 1992 г. в Сочи министрами обороны Азербайджана и Армении с участием министров обороны России и Грузии, министра безопасности РФ подписано соглашение, предусматривающее прекращение огня и введение моратория на все виды военных действий в зоне конфликта сроком на два месяца;

— 25 сентября 1992 г. представителями министерств обороны Азербайджана и Армении в Москве в Генеральном штабе ВС РФ подписан протокол о механизме отвода вооруженных формирований и контроле за реализацией сочинского Соглашения;

— в октябре 1992 г. во исполнение Протокола от 25.9.92 в Армению и Азербайджан посланы военные наблюдатели ВС РФ, но в конце декабря были отозваны из-за грубого обоюдного нарушения сторонами договоренностей о прекращении огня и боевых действий в зоне конфликта;

— в мае 1993 г. на трехсторонней встрече представителей России, США и Турции выработаны предложения по достижению мира между Арменией и Азербайджаном и направлены для рассмотрения руководителям этих республик;

— 24-25 сентября 1993 г. в Москве представителями МО Азербайджана и армии обороны Карабаха при посредничестве представителей Минобороны м МИД России рассмотрен проект соглашения по урегулированию конфликта. Карабахская сторона выразила несогласие с предоставлением расширенных полномочий наблюдателям ОБСЕ и определением линии разъединения;

— в конце марта 1994 г. в Москве состоялись переговоры на уровне экспертов по российскому проекту Соглашения о прекращении вооруженного конфликта и ликвидации его последствий. В этих переговорах наряду с представителями всех конфликтующих сторон впервые приняли участие представители Председателя Минской конференции ОБСЕ по Нагорному Карабаху (Швеция).

С З1 марта по 4 апреля 1994 г. в Закавказье работала межпарламентская делегация СНГ (Россия, Беларусь, и Киргизия) с целью уточнения обстановки и поиска путей урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта.

15-16 апреля 1994 г. на встрече глав государств-членов СНГ, проходившей в Москве, азербайджанская сторона заявила, что начало переговорного процесса по урегулированию карабахской проблемы возможно только после полного освобождения оккупированной территории Азербайджана и отвода сил самообороны Нагорного Карабаха в административные границы бывшей НКАО.

10 мая 1994 г. в Баку Азербайджан подписал итоговый протокол Межпарламентской ассамблеи СНГ по проблеме конфликта, предложенный участникам переговоров 5 мая в Бишкеке. Нагорный Карабах признан в качестве одной из сторон вооруженного конфликта.

16-17 мая в ходе встречи министров обороны Азербайджана и Армении, командующего армией обороны НК при посредничестве Министра обороны России, армянской, карабахской и российской сторонами была подписана Договоренность о реализации Протокола встречи от 18.02.94 г. Представитель Азербайджана заявил, что ему необходимы дополнительные полномочия от руководства и попросил отсрочки до 2 июня, тем не менее, стороны отдали распоряжения подчиненным войскам о пркращении огня с 12 мая 1994 г., которые в основном соблюдаются до настоящего времени.

Позиция российского сопредседателя ныне совпадает с позицией других сопредседателей, т.е. — с позицией США и других западных государств, исходящих из интересов своих нефтяных и прочих компаний и геостратегических интересов США и НАТО. В частности, на Лиссабонской встрече глав государств и правительств ОБСЕ, Россия сыграла важную роль в изоляции Армении. Появившееся в результате этого заявление действовавшего председателя Ф.Котти, содержавшее поддержку азербайджанской формулы урегулирования не является юридически бязывающим документом и переговоры по-прежнему ведутся на основе тех директивных документов, которые были приняты в должном порядке с соблюдением правил процедуры.

Конечно, позиции "Запада" в чистом виде не существует и, более того, отнюдь не сводится к позиции США. Различное геополитическое положение разных стран, их близость к региону, отношения с различными странами региона, и даже наличие или отсутствие армянских диаспор приводят к значительным расхождениям в позициях соответствующих государств. Наиболее выпукло это проявляется в не очень декларируемых, но подспудно особых подходах таких стран, как Франция или Греция.

Придавая карабахскому урегулированию большое значение и стремясь обеспечить свое преобладание в миротворческом процессе, США обеспечили высокий уровень своего участия в сопредседательстве. На кандидатуре Тэлбота особо настаивал Азербайджан.

Интересно отметить, что на последнем раунде Минской группы в Москве азербайджанская делегация при прямой поддержке представителя Турции поставила вопрос об оценке действий России на основе обнародованной Л.Рохлиным информации о незаконных поставках российской стороной оружия Армении, не дожидаясь ее проверки. Против навязывания вопроса, не входящего в компетенцию Минской группы, протестовали делегации НК и Армении. Сопредседатели от США и Франции, а также другие члены Минской группы не согласились с предложением Азербайджана обсудить этот вопрос, однако указали на его серьезность.

Здесь уместно коснуться некоторых аспектов, связанных с этим вопросом. Подчеркнуто дружественный тон визита, нанесенного бывшим министром обороны России И.Родионовым, включение в состав делегации Л.Рохлина (по его просьбе) обратили на себя внимание многих аналитиков. Итог визита: азербайджанская сторона не внесла ясности в вопрос о Гайбалинском радиолокационной станции. Может быть, она останется российской. В неофициальном порядке азербайджанские политические и военные круги подчеркивают, что визит был успешным. По мнению обозревателя Би-Би-Си, "успех для Азербайджана один — это разрешение карабахской проблемы". Комментируя визит Родионова, Н.Сванидзе сообщил о том, что возможно участие Турции в карабахском конфликте на стороне Азербайджана, а у России есть две возможности: либо ратификация договора с Арменией, осложнение отношений с Азербайджаном, опасность участия России в войне с Турцией, либо сохранение военной базы в Армении только при условии карабахского урегулирования. Нетрудно догадаться, по чьему сценарию. В интервью передаче "Зеркало" Рохлин подчеркивал что его стремление быть включенным в состав делегации было вызвано необходимостью проконтролировать успешность миссии. Затем он заявил — ни много ни мало — следующее: "Я не против Армении, но мы должны открыть границы с Азербайджаном и восстановить связи. Войну остановят американцы — деньги вложат и остановят".

Столь активное участие высших российских военных чинов во внешней политике не может быть случайным и, заметим, безвредным. Оно отражает мнение о необходимости сближения с Азербайджаном любой ценой ради его нефти, ради его лояльности по отношению к России. Однако каковы гарантии этой стороны? Что получит, а что потеряет Россия от каспийского нефтяного проекта, кто поручится за то, что, "получив свое", руководство Азербайджана не повернется на 180 градусов, поскольку его стратегическим союзником ныне является Турция, и следовательно НАТО, а внешнеполитическая деятельность Г.Алиева, его отношение к присутствию НАТО в Закавказье известны. Ниже мы коснемся этих вопросов. Конечно, заложником такой политики окажется многочисленная азербайджанская диаспора в России, однако история свидетельствует о том, что такие соображения политиков, стоящих у руля власти, останавливают не всегда.

Вообще наблюдается снижение роли России и "выдавливание" ее из переговорного процесса. В этом контексте поддержка РФ заявления Котти в декабре 1996 г., содержавшего попытку предрешить будущий статус НК как автономии в составе Азербайджана, может рассматриваться как отход от нейтральной позиции. По существу азербайджанская делегация ставит Россию перед альтернативой: либо прямо поддержать позицию Азербайджана в карабахском вопросе, либо отказаться от участия в сопредседательстве.

В последние недели наметился явный поворот в процессе урегулирования НК конфликта. В конце мая сопредседатели Минской группы от США, России и Франции побывали в регионе и предложили сторонам новый план урегулирования. Этот документ был объявлен конфиденциальным, однако практически сразу после отъезда сопредседателей со стороны МИД Азербайджана была сделана "утечка", позволяющая составить представление о сути документа. В прессе также появился ряд материалов, раскрывающих основные элементы плана.

Этот проект основан на трех принципах, изложенных в заявлении бывшего действующего председателя ОБСЕ Ф.Котти, сделанного им в декабре прошлого года в ходе Лиссабонского саммита ОБСЕ. В соответствии с этим Нагорному Карабаху предлагается признать себя составной частью Азербайджана, вернуть последнему занятые в ходе войны территории, куда как и в сам НК возвратятся азербайджанские перемещенные лица (об армянских беженцах в проекте ничего не говорится), лишь после чего будет определен статус НК как самоуправляющейся территории в составе Азербайджанской Республики. Границы НК должны в целом совпадать с границами бывшей НКАО, но приэтом город Шуша и Шушинский район фактически отделяются от НК и становятся частью Азербайджана.

Проект хотя и предусматривает широкое самоуправление для НК, однако никак не учитывает сложившиеся и складывающиеся внутриполитические реалии Азербайджана, в результате действия которых неизбежно создадутся предпосылки для выдавливания армянского большинства под видом создания "многоэтнического" НК. При этом предусматривается постепенное разоружение нагорно-карабахской армии, ее превращения в военизированную полицию. Подразумевается и ввод в регион "разделительных сил ОБСЕ. Если же этот план начнут осуществлять, то вопрос статуса НК так и не будет решен, поскольку после получения Азербайджаном занятых армянами территорий и Шуши, последний потеряет всякий интерес к вопросу обеспечения статуса НК и безопасности его армянского населения, получив при этом мощные рычаги воздействия на карабахских армян (вплоть до угрозы силой).



Размер файла: 77.98 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров