Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Истые Галлюцинации или быль о необыкновенных приключениях

 1. СОЦИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ
Допустим, существует техническая система (ТС), выполняющая некую
полезную функцию. Но эта система нам не нравится -- много шума, мало дела,
часто ломается, прожорлива и т. д. Хотелось бы ее усовершенствовать. Но вряд
ли стоит разбирать ее по винтикам и приступать к модернизации прежде, чем мы
поймем принципы ее работы, найдем причины неполадок и разработаем план ее
реконструкции. Тот же подход представляется целесообразным и по отношению к
социальным системам (СС).
Технократический подход не является чем-то новым и оригинальным. Идея,
что называется, витает в воздухе. Использование прежде чисто технических
терминов "система", "обратная связь" и других по отношению к обществу никого
не шокирует. Неясно только, почему эти воззрения не получили должного
развития. Не стоило бы браться за эту задачу, чтобы только еще раз убедиться
в общности многих законов функционирования ТС и СС. Но, может быть, на этом
пути нас ждут какие-то находки, представляющие практический интерес?
1.1. Критерии
Чтобы объективно оценивать систему и сравнивать ее с другими, нужно
измерить ее параметры. Но, насколько известно автору, наука не знает
способов количественно оценивать надежность СС, ее живучесть, эффективность
и пр.
Поэтому весьма важным качеством критерия оценки является его
измеримость. "Наука только тогда становится наукой, когда она начинает
измерять" (Галилео Галилей). Поскольку измеримых критериев в социологии,
психологии и других социальных науках немного, то мы волей-неволей ступаем
на зыбкую почву толкований, домыслов и т. д. Искусствоведение является
наукой, пока оно обсуждает и изучает факты из жизни деятелей культуры и их
произведений. Но когда искусствоведы оценивают сами произведения, то ни о
какой объективности и научности этих оценок не может быть и речи, поскольку
оцениваемые параметры неизмеримы в принципе. Противоположность мнений
критиков об одних и тех же произведениях является тому доказательством. В
этом случае поток слов является лишь попыткой подвести "научный" фундамент
под то, что можно выразить одним словом: "нравится" или "не нравится". Если
бы король Лир имел возможность измерить любовь своих дочерей, то он не
оказался бы обманутым их красноречием.
Измеримость критерия -- это хорошо. Настолько хорошо, что за
конкретными цифрами порой теряется истинный смысл того или иного события или
цифры становятся самоцелью. Например, хорошие спринтеры бегают стометровку
быстрее десяти секунд. А теперь отнимите у них специальную обувь, стартовые
колодки и попросите побегать по земле, а не специальному покрытию. Какие
результаты они покажут? Когда спортсменам разрешали метать планирующие
копья, принимавшие это решение опять-таки находились под магией цифр: чем
дальше летит копье, тем лучше, а рост результатов, достигнутый за счет
совершенствования снаряжения, объявлялся ростом физических возможностей
человека. Так продолжалось до тех пор, пока этот вид спорта не стал
представлять потенциальную опасность для зрителей.
Измеримость критерия не является достаточной. Важно выбрать адекватный
критерий. В СССР продукция станкостроения измерялась в тоннах. Несуразность
показателя бросается в глаза. Очевидно, что выбор такой неподходящей единицы
измерения как будто бы не был проявлением глупости -- это позволяло очень
заметно уменьшить усилия, необходимые для того, чтобы "догнать и перегнать"
просто выпуская более тяжелые станки, отпадала необходимость в
совершенствовании конструкций и технологическом перевооружении, оказалось
возможным без особых усилий выполнять постоянно растущие планы и "побеждать
в соревновании двух систем". Как говорил Удав: "А в попугаях-то я гораздо
длиннее!". Король Лир, сам того не подозревая, пал жертвой подмены критерия
-- он оценивал не глубину чувств, а подвешенность языка.
Еще одна важная характеристика критерия -- согласованность. Если
горожанин называет хорошей машину, которую сельчанин называет плохой, то
весьма вероятно, что они оценивают ее по разным критериям -- первый может
иметь в виду, скажем, компактность и экономичность, а второй, например,
проходимость. "Запомни, студент: у тебя учет в рублях, а у меня в сутках"
(Федя, "Операция "Ы" и другие приключения Шурика"). Лир хотел узнать, какая
дочь его больше любит, старшие дочери хотели получить возможно большее
наследство, а младшая не требовала никакого вознаграждения за свои чувства.
То есть, все в своих действиях руководствовались различными критериями.
"Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя
появился новый друг, они никогда не спросят о главном. Никогда они не
скажут: "А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он
бабочек?" Они спрашивают: "Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько
он весит? Сколько зарабатывает его отец?" И после этого воображают, что
узнали человека. Когда говоришь взрослым: "Я видел красивый дом из розового
кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби", -- они никак не могут
представить себе этот дом. Им надо сказать: "Я видел дом за сто тысяч
франков", -- и тогда они восклицают: "Какая красота!" Рискуя прослыть
скучным человеком, автор, тем не менее, хочет заметить, что Экзепюри прямо
указывает на различие критериев оценки у детей и взрослых.
Но даже если мы нашли единый критерий оценки, убедились в его
адекватности и научились его измерять, то это еще не означает, что мы придем
к единому мнению со своим оппонентом -- люди очень часто по-разному толкуют
одни и те же факты и делают из них разные, порой прямо противоположные
выводы. Значит, помимо того критерия, по которому мы пришли к соглашению,
существуют и другие критерии, соглашение по которым не достигнуто, так как в
оценке любых явлений и людей мы пользуемся не одним критерием, а целой их
системой -- факторы, которые считаются весьма важными одними людьми,
совершенно игнорируются другими. При создании ТС какая-то из целей, для
которых она создается, оказывается главной, а остальные -- второстепенными,
и успех проектирования в большой степени зависит от того, насколько удачно
найден компромисс между ними. Главная цель при создании оружия --
эффективность уничтожения живой силы и техники противника, все остальное
интересует разработчиков в той мере, в какой это не противоречит достижению
главной цели. Главная цель при разработке автомобиля... А какого автомобиля?
Если для бездорожья, то получится джип, если для развития максимальной
скорости -- гоночный автомобиль и т. д. То есть, результат напрямую зависит
от целей, которые ставят перед собой разработчики. Можно, конечно, создавать
технику двойного назначения, например, автомобиль, который ездит и плавает,
но надо учитывать, что ездить он будет хуже большинства других автомобилей,
а плавать -- хуже большинства других катеров. За двумя зайцами погонишься...
"Государство существует не для того, чтобы превратить жизнь людей в рай, а
для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад" (В. Соловьев).
Не потому ли, что целью государства никогда не было благополучие людей?
Государство всегда существует во имя каких-то других целей: идеологии,
экономики, покорения других народов, обогащения правителей. Следовательно,
расхожее представление о том, что при достижении главной цели (построения
рыночной или плановой экономики, приведение жизни в соответствие с догматами
христианства, атеизма или любой другой идеологии) автоматически достигается
благоденствие общества в целом и каждого гражданина в отдельности,
представляется неубедительным. Благоденствие граждан всегда достигается в
той мере, в какой это не противоречит цели, которая является главной
де-факто.
1.2. Соотношение свойств элементов и свойств системы
Оценивая ТС, вряд ли мы будем столь наивны, что будем игнорировать
свойства элементов, из которых эта система состоит. Разумеется, при
объединении элементов в систему возникают новые свойства, которыми не
обладают исходные элементы, но в свойствах системы неизбежно проявляются и
свойства элементов, из которых составлена система. Первые компьютеры были
очень громоздкими, ненадежными, потребляли много энергии и имели массу
других недостатков, большинство из которых были обусловлены свойствами
элементной базы -- электронных ламп. По мере развития вычислительной техники
эти недостатки постепенно сглаживались за счет совершенствования
конструкции, но коренной перелом произошел после перехода на новую
элементную базу -- транзисторы. Компьютеры второго поколения были намного
совершеннее. Еще две революции в вычислительной технике, последовавшие в
дальнейшем, привели к появлению компьютеров, обладающих весьма высокой
вычислительной мощностью, малыми габаритам и низким энергопотреблением.
Каждая из этих революций связана с переходом на новую элементную базу. Один
из первых компьютеров "ЭНИАК" весил 30 тонн, занимал площадь, равную гаражу
на два автомобиля, содержал 18 тыс. ламп и стоил почти 3 млн. долларов по
ценам того времени. Сейчас ту же вычислительную мощность можно "уложить" в
кремниевом чипе размером с детский ноготок, который стоит менее 10 долларов.
Надо ли говорить, что на лампах сделать такое невозможно. К тому моменту,
когда книга увидит свет, эти цифры станут еще более впечатляющими.
В то же время, если элементы системы не обладают каким-либо качеством,
которое было бы желательно иметь системе, из которых она состоит, то
возникают трудности с реализацией этого качества. Трудно сделать огнестойким
дом, построенный из бревен. Проблема намного упрощается, если построить его
из камня, кирпича, бетона. В вычислительной технике существует понятие
эмуляции -- реализация каких-либо свойств, которыми конкретная модель
компьютера изначально не обладает. Эмуляция -- это искусственная мера,
которая требует дополнительных ресурсов самого компьютера и дополнительных
трудозатрат. Такое расширение возможностей ЭВМ дополнительно ухудшало ее
параметры по сравнению со случаем, когда она обладала нужными свойствами
изначально. К тому же всякая имитация зачастую дает лишь жалкое подобие
необходимых свойств. Благотворительность -- имитация доброты. Общество тихо,
без шума доводит людей до нищеты и отчаяния, а затем с рекламной шумихой --
"вот какие мы добрые" -- дает им подачки. Дает зачастую не самым
нуждающимся. Если бы люди действительно были добры, то в благотворительности
не было бы необходимости.
Таким образом, мы вышли на старую как мир философскую проблему о
соотношении части и целого. Одни склонны преувеличивать значение свойств
системы и недооценивать (или игнорировать вообще) свойства людей, эту
систему составляющих, другие наоборот, особое внимание уделяют особенностям
граждан. В России это вылилось в извечный спор между славянофилами и
западниками. Западники любят правила, говорят о путях, пройденных другими
странами и пытаются пустить Россию по проторенным тропам. Славянофилы
предпочитают исключения и говорят о "загадочной русской душе" и "особом пути
России".
1.3. Самосохранение
Всякая социальная и биологическая система стремится к самосохранению.
Как бы неэффективна или порочна система ни была, каким бы целям она не
служила, она будет до последнего момента цепляться за жизнь независимо от
размеров, возраста, происхождения и других факторов. Примеры этого есть на
каждом шагу. Травинка, пробивающаяся сквозь асфальт, Великая Римская
империя, комитет по разведению яблонь на Марсе...
Даже если система изначально создается на какой-то срок, по окончании
которого она должна умереть, она упорно стремится выжить. Выпускники школ
еще долго встречаются по окончании школы, сослуживцы регулярно собираются
вместе после увольнения в запас, узники фашистских лагерей встречаются до
сих пор, хотя с тех пор прошло более полувека, а по тому, как долго
продолжаются эти встречи можно судить о живучести системы. Поразительные
примеры стремления к самосохранению можно было наблюдать в Грозном весной
1995 года. После почти полугода войны в разрушенном городе стали вновь
возникать те же самые организации, что существовали в нем до войны, часто, в
тех случаях, когда сохранялись здания, в тех же самых помещениях, штат
состоял из тех же людей, каждый из которых занимал ту же самую должность.
Более того, стали возрождаться организации, которые были ликвидированы
дудаевским режимом еще в самом начале своего правления в 1991--1992 годах.
Принцип "разделяй и властвуй" основан именно на этом. Если разбить
единую систему на части, то, во-первых, каждая из них станет слабее и с ней
легче будет справиться, а во-вторых, каждая из них будет сражаться с
остальными частями за свое самосохранение и тем самым еще более облегчать
задачу своего закабаления. Ослабление советского влияния привело к
объединению Германии не потому, что руководство восточной части хотело ее
немедленного объединения (кому же хочется лишиться теплого места да еще,
возможно, попасть под суд), а потому, что оно не в состоянии было остановить
этот процесс. Другое дело раздел Кореи. Руководства и Севера и Юга надежно
контролируют ситуацию в своих странах, и пока это так объединения не
предвидится, потому что каждый пытается диктовать свои условия объединения.
То же самое касается возникновения конфликтов в Крыму и Приднестровье. Можно
говорить об истории вопроса, об особом положении этих регионов и т. п. Но
суть конфликта в стремлении этих образований к самосохранению.
Кроме того, в системе существуют подсистемы, цель которых обеспечить
выживание системы в максимально широком диапазоне условий и воздействий:
системы терморегуляции для выживания в условиях изменения температуры;
иммунная система для защиты от инфекции; мышечная система для добывания пищи
и оказания сопротивления агрессору и пр.
В СС то же самое. Для защиты от внутренних врагов есть милиция, для
защиты от внешних -- армия. Под это подводится соответствующая философская и
юридическая база. Всякая власть принимает законы, которые признают законной
властью только самое себя, а любые действия против данной власти объявляются
неконституционными и преступными, или, в более демократичном варианте,
ограничивают выбор средств для борьбы с этой властью.
Возникает официальная философия, преследующая ту же цель: доказать
справедливость, законность, богоизбранность данной власти. В диктаторских
государствах любые другие идеологии преследуются. Логическим следствием
инстинкта самосохранения являются борьба с сепаратизмом за целостность
государства, лозунги типа "единая и неделимая".
"... те индивиды и коллективы, усилия которых полностью сосредоточены
на превращении сырья в свет, тепло, движение и различные предметы
потребления, склонны думать, что открытие и эксплуатация природных ресурсов
-- деятельность, ценная сама по себе, независимо от того, насколько ценны
для человечества результаты этих процессов" [18]. То же самое относится и к
другим СС. Печально известное Министерство мелиорации и водного хозяйства
было так увлечено рытьем каналов, что его деятельность приобрела масштабы
стихийного бедствия, стала общественно и экологически опасной. Если бы его
не ликвидировали, то оно продолжало бы их рытье и дальше, убеждая себя и
других в острой необходимости своей деятельности. СССР был так захвачен
"соревнованием двух систем", что в погоне за валом почти полностью
игнорировал практическую пригодность и необходимость производимой продукции.
Людям повезло с Министерством мелиорации -- распустили. Есть системы,
которые ликвидировать нельзя. Это администрация. Когда ее деятельность
становится для нее самоценной, она вырождается в бюрократию. Это
военно-промышленный комплекс. Его цель -- производство оружия и его
применение. Ликвидация ВПК ставит под угрозу существование государства, а
его наличие втягивает страну в бессмысленную и бесперспективную трату сил и
средств.
Есть государства -- постоянные члены ООН -- организации, которая следит
за миром во всем мире. Эти же государства являются мировыми лидерами в
производстве оружия, как по его количеству, так и по качественным
характеристикам. Постоянные члены ООН друг с другом не воюют, но, продавая
оружие третьим странам, подрывают их экономику и помогают им убивать друг
друга. Пока существуют ВПК, люди будут убивать друг друга и находить для
этого благовидные предлоги.
1.4. Самовоспроизводство
Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод, и нет худого
дерева, которое приносило бы плод добрый... Ибо всякое дерево познается по
плоду своему.
Евангелие от Луки
Всякая социальная и биологическая система стремится к
самовоспроизводству. Люди и животные обзаводятся потомством, предприятия
создают свои филиалы, государства стремятся распространить свою
государственную систему везде, где это только возможно, идеологии пытаются
приумножить число своих последователей. Не случайно, например, почти все
страны, попавшие в результате второй мировой в советскую зону оккупации,
стали социалистическими, а страны, оказавшиеся в зоне оккупации союзников --
капиталистическими.
Но самовоспроизводство не сводится к размножению. У каждого человека
есть свои представления о том, как устроен мир и как он должен быть устроен.
Каждый человек в меру своих сил, ума и настойчивости пытается переделать мир
из того, что он есть в настоящее время, в то, чем он, по его мнению, должен
быть. Чем менее умен, образован, воспитан носитель конкретной картины мира,
тем более убога сама картина. Инквизиция пыталась привести мир в
соответствие со своими взглядами, то же самое делали и пытаются делать
фашисты, коммунисты и все остальные. Каждый пытается уложить все
разнообразие мира в прокрустово ложе своих представлений о нем. Нам заранее
известно, какая форма государственного устройства должна быть в том или ином
государстве (разумеется, такая же, как и у нас), какую политику оно должно
проводить и кто должен быть ее президентом. Вторжение СССР в Афганистан, США
в Гренаду и Панаму, тысячи других агрессий есть именно проявление стремления
к самовоспроизводству, а не заботы о судьбах людей этих стран.
Советские фантасты писали книги о том, как на далеких планетах живут
глубоко несчастные люди. Естественно, они несчастны потому, что живут не при
социализме. С помощью советских космонавтов они устанавливают у себя
социализм, и их жизнь сразу же налаживается. Западные фантасты писали и
пишут подобные книги о торжестве идей капитализма. В любой СС существует
целый культурный пласт, цель которого -- апология Системы, независимо от
того, какая это система. У каждого Шер-хана есть свой Табаки.
Еще одно проявление самовоспроизводства -- объединение. Люди
объединяются по интересам, политическим и идеологическим воззрениям, по
признаку пола, национальности, расы и любым другим. "Скажи мне, кто твой
друг, и я скажу кто ты". Наши друзья -- люди, с которыми у нас много общего.
В философском плане самовоспроизводство есть частный случай отражения.
Любой предмет, любое явление, любое живое существо оставляет свои следы на
других предметах, явлениях и живых существах. След, оставленный человеком,
позволяет однозначно определить этого человека, и здесь вопрос только в том,
насколько мы способны распознавать эти следы. Но этот след -- не обязательно
отпечаток пальца или ступни. Моральные качества проявляются в отношении к
людям, музыкальные пристрастия -- в покупке соответствующих записей и
насвистывании определенных мотивов, профессиональные качества -- в
исполнении своих профессиональных обязанностей и пр. Стремление к
самовоспроизводству -- стремление оставить как можно больше следов ("здесь
был Вася"), как животные метят свою территорию -- "это мое".
Система воспроизводит не только свое представление о мире. Хочет она
того или нет, но она волей-неволей воспроизводит в окружающем мире все свои
свойства, в том числе и те, которые ей хотелось бы скрыть от остальных. По
качеству продукции можно с уверенностью судить о квалификации изготовителя.
Но бракодел не любит признаваться в своей неквалифицированности и
безответственности. Поэтому всегда находятся уважительные причины и
объективные обстоятельства, повинные в наших бедах. Урожай плохой? Погода
засушливая (или слишком дождливая), финансирование недостаточное, вредителей
развелось. Дети невоспитанные? Влияние улицы, плохая компания, время
тяжелое, бездуховность молодежи. В стране бардак? Это все коммунисты
(демократы), болезни переходного периода, мафия, деструктивные силы. Люди
торопятся откреститься от следов, которые они оставляют. Не хочется
признавать, что урожай плохой от нашего неумения работать, дети
невоспитанные от нашего нежелания и неумения заниматься их воспитанием,
бардак в стране -- от нашей безответственности. Таким образом, в нашем
сознании оказываются разорваны причина и следствие и вместо действительных
причин неудач возникают "объективные обстоятельства", которые раздражают нас
намного меньше -- да, мы что-то не сделали, но не по своей же вине. А
поскольку борьба ведется не с действительными причинами, то и результатов
эта борьба дает меньше или не дает вообще.
"Одной из вечных слабостей человеческого разума является склонность
искать причину собственных неудач вне себя, приписывая их силам, находящимся
за пределами контроля и являющимися феноменами, не подвластными человеку.
Это ментальный маневр, с помощью которого человек избавляется от чувства
собственной неполноценности и униженности, прибегая к непостижимости
Вселенной во всей ее необъятной потенции для объяснения несчастий и невзгод
человеческой судьбы. Этот прием является одним из наиболее распространенных
"утешений философией". Он наиболее привлекателен для душ чувствительных,
особенно в периоды падений и неудач". [18]
Например, падает престиж армии. Это опасный симптом, общество такого
допустить не может. Значит, надо поднимать престиж. Каким образом?
Пропагандой. Но, если подумать, то становится совершенно очевидно, что
престиж армии именно такой, какова сама армия. Пытаться изменить его
средствами пропаганды -- все равно, что пытаться изменить внешность
человека, ретушируя его фотографию. Изменится армия -- изменится и
представление о ней. В данном случае, престиж армии, как и любого другого
общественного института, есть отражение свойств самой армии в общественном
сознании. "Неча на зеркало пенять("
Способность Шерлока Холмса распознавать следы вызывает удивление и
уважение. Наверное, есть люди, которые по степени развития этой способности
приближаются к нему или даже превосходят его. Но почему-то дедуктивный метод
применяется только по отношению к конкретным людям или группам людей. Почему
бы не применить его к целому обществу, государству и сделать выводы о
качествах людей проживающих в данном обществе? Боюсь, что воплотить эту идею
в жизнь желающих будет немного. Потому что результаты такого эксперимента не
польстят нашему самолюбию. Поэтому, ни в коей мере не пытаясь тягаться с
Шерлоком Холмсом, рискнем сделать выводы, которые он мог бы сделать,
доведись ему побывать в России и применить к ней свой метод. Он решил бы,
что здесь живут не слишком трудолюбивые люди, не слишком опрятные, любители
выпивки и показухи, не слишком уважающие закон и не слишком уважаемые
законом. Доказательства? Производительность труда, уровень потребления
спиртных напитков, уровень преступности, грязь на улицах, которую убирают
только перед приездом знаменитостей... Продолжить? Наверняка Холмс нашел бы
у россиян и положительные качества, но их рассмотрение выходит за рамки
данной публикации, поскольку мы ищем причины неудач, а не стремимся
предаться самолюбованию.
Возможно, что уважаемому читателю это не понравилось и/или показалось
неубедительным. Поэтому вместо гипотетического мнения английского сыщика
попробуем сослаться на мнение русского писателя. "В России две беды --
дураки и дороги". На самом деле беда одна -- дураки, а дороги таковы, каковы
их строители. Дураки поумнеют -- и дороги станут лучше. Спору нет, общество
неоднородно и в любом вы найдете и людей, которые могут быть эталоном
нравственной чистоты и высокого интеллекта, но почему-то всегда выясняется,
что они составляют меньшинство населения и не они управляют ситуацией.
Различные системы в различной степени заинтересованы в
самовоспроизводстве и способны к нему. Преуспевающая фирма будет
разрастаться более быстрыми темпами, чем менее преуспевающая. Желающих
работать в ней будет больше, поскольку весьма вероятно, что в ней более
высокая оплата труда. Даже при условии равенства оплаты люди будут
стремиться в преуспевающую из соображений престижа и перспективы. Человек
же, доведенный до отчаяния обстоятельствами жизни кончает жизнь
самоубийством -- стремление к самовоспроизводству у него отрицательное.
Кроме того, при равенстве окладов желающих устроиться на менее
трудоемкую работу будет больше. Зачем таскать мешки, если за те же деньги
можно просиживать штаны? В этом и заключается причина плодовитости
бюрократии. Эта работа не требует особой квалификации, высоких трудозатрат,
а получать можно не меньше, чем на производстве. Еще более привлекательной
эта работа становится, если она связана с управленческой деятельностью.
Гораздо приятнее управлять, чем исполнять чужие распоряжения. А если она
связана с распределением материальных или иных ценностей, то она становится
просто бесценной, поскольку участие в распределении дает возможность помимо
официальных доходов иметь неофициальные.
Но это все общие рассуждения. Попробуем это проиллюстрировать. Более
подходящего примера, чем у Паркинсона, нам не найти. Он анализирует
статистику численности штатов Адмиралтейства Великобритании.
"Личный состав флота за эти годы (1914-1928) уменьшился на треть, а
число судов на две трети. Более того, в 1922 году стало ясно, что в
дальнейшем флот не увеличится, ибо число судов было ограничено Вашингтонским
морским соглашением. Однако за 14 лет число адмиралтейских служащих
увеличилось на 78%... Прирост администрации примерно вдвое больше, чем
прирост технического персонала, тогда как действительно нужных людей (в
данном случае моряков) стало меньше на 31,5%. Впрочем, последняя цифра к
делу не относится, - чиновники плодились бы с той же скоростью, если бы
моряков не было вообще.
Объект исчисления
1914
1928
прирост или убыль (%)

крупные корабли
62
20
-68

военные моряки
146 000
100 000
-32

портовые рабочие
57 000
62 439
+10

портовые служащие
3 249
4 558
+40

адмиралтейские служащие
2 000
3 569
+78

Флотская статистика осложнена рядом факторов (скажем, морская авиация),
мешающих сравнивать один год с другим. Прирост в министерстве колоний
нагляднее, так как там нет ничего, кроме служащих. Статистика здесь такова:
год
1935
1939
1943
1947
1954

штаты
372
450
817
1 139
1 661

...объем дел министерства отнюдь не был стабильным в эти годы. Правда,
с 1935 по 1939 год население и территория колоний почти не изменились, зато
к 1943 году они заметно уменьшились, так как много земель захватил
противник. К 1947 году они увеличились снова, но затем с каждым годом
уменьшались, ибо колония за колонией обретали самостоятельность. Казалось
бы, это должно отразиться на штатах министерства, ведающего колониями. Но,
взглянув на цифры, мы убеждаемся, что штаты все время растут и растут. Рост
этот как-то связан с аналогичным ростом в других учреждениях, но не связан
никак с размерами и даже с самим существованием империи". Прирост составляет
"... в среднем 5,89% в год, т. е. практически то же самое, что и в штатах
Адмиралтейства(" [15]
Склонен полагать, и жизнь дает массу оснований так думать, что так дело
обстоит не только в Великобритании. Остановил же свой выбор на Паркинсоне,
потому что он вместо рассуждений дает статистический материал, который
красноречивее любых слов.
Снижение числа моряков объясняется снижением числа кораблей. На корабле
нет возможности бесконечно раздувать штаты -- ограничено пространство,
грузоподъемность, количество провианта. А если бы и не было этих
ограничителей, все равно желающих было бы немного -- работа тяжелая,
опасная, порой связанная со смертельным риском даже в мирное время. Причины
роста числа научных и технических работников очевидны -- это усложнение
техники и использование передовых научных и технических достижений. Рост же
числа портовых служащих объясняется, скорее всего, непыльностью работы и
сравнительно высокой зарплатой. У адмиралтейских служащих жалование больше,
и потому их численность растет еще быстрее. Вторая таблица намного
красноречивее и каких-либо дополнительных комментариев не требует.
Рост числа бюрократов был бы затруднен, если бы результаты их
деятельности имели какое-то измеримое выражение. Спросите токаря, что он
делал в течение дня, и он вам покажет выточенные детали. Спросите об этом
строителя, и он покажет выложенную им кладку. Спросите у бюрократа, и он
всплеснет руками: "У меня столько работы!", и покажет на кипу бумаг, которые
он подготовил за день, и на еще большую кипу документов, которые ему
предстоит подготовить, на перечень посетителей, которых он принял и длинную
очередь тех, кого он должен принять.
Можно увидеть механизм, в котором будут установлены изготовленные на
заводе детали и даже посмотреть, как этот механизм работает. Можно
посмотреть здание, построенное строителем и поговорить с людьми, живущими в
нем. Все это реальные, измеримые и вполне наглядные результаты труда. Как
оценить результат работы бюрократа? По качеству информации, которую он
представляет? По качеству принятых решений? Это категории неизмеримые.
Измерить можно количество. Поэтому количество производимой макулатуры
постоянно растет, как растет количество посещений. При этом документы имеют
ничтожную практическую ценность, а количество посещений растет не потому,
что увеличивается производительность труда бюрократа, а потому, что она
падает, и вопросы, которые можно было бы решить после первого посещения,
решаются после пятого или не решаются вообще. Кроме того, они будут
постоянно отлучаться "по делам службы", чтобы поболтать с такими же
работниками из других отделов. Почему же нельзя решить вопрос с первого
раза? Потому, что тогда начальство это заметит: раз вы так быстро
справляетесь с работой, то штат вашего отдела можно сократить. Как раз
наоборот, чем медленнее обслуживаются посетители, тем больше вероятность,
что штат отдела будет увеличен, и тогда можно будет пристроить кого-нибудь
из знакомых на это место. Кроме того, желая ускорить рассмотрение своего
дела, посетитель может и "подмазать".
1.5. Самоутверждение
Каждый человек стремится подняться возможно выше в социальной иерархии,
заслужить уважение сограждан или заставить их себя бояться. Статья [19]
полна прекрасных иллюстраций этого принципа. Приведем лишь некоторые.
"В захватнических войнах откровенно упивались бессмысленными массовыми
убийствами. Делали это грозные ассирийские владыки конца туманного
бронзового века: "... Тела их воинов в сече битвы я смел в кучи, как
дождевой поток; кровью их я заставил течь ущелья и вершины гор; головы их я
отрубил, рядом с поселениями я насыпал их, как зерновые кучи"...
Тысячелетием позже образованный Цезарь "... опрокинул полчища врагов,
оказавших лишь ничтожное сопротивление, и учинил такую резню, что болота и
глубокие реки, заваленные множеством трупов, стали легко проходимы для
римлян". Свершалось же это, по выражению Тацита, лишь "... для услаждения
глаз наших". Время от времени идеи господства над миром охватывали души и
мысли властителей, а воплощение в жизнь своих идеалов объявлялось конечным
смыслом бытия.


Размер файла: 331.6 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров