Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ЗАМЕЩАЮЩАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ СЕМЬЯ КАК ОДНА ИЗ МОДЕЛЕЙ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ СИРОТСТВА В РОССИИ

Подчеркивается крайняя актуальность проблемы сиротства в России в силу роста числа детей-сирот и отсутствия эффективных моделей их воспитания. Рассматриваются основные формы решения проблемы сиротства: воспитательные учреждения сиротского типа, приемная семья, опекунская семья, детские дома семейного типа, замещающая профессиональная семья. Анализируются достоинства и недостатки указанных форм с привлечением данных отечественных и зарубежных исследований. Обосновывается вывод о депривации психического развития детей в учреждениях сиротского типа, что ведет к негативным последствиям в их социальной адаптации.

Наиболее эффективной моделью в современных условиях является профессиональная семья, так как ее отличают высокие компенсаторные возможности последствий депривации, экономичность, доступность психологическому сопровождению и вовлечение широких слоев населения.

Ключевые слова: модели воспитания детей-сирот, психическое развитие, депривация развития, социальная адаптация.

 

Социально-экономический кризис, вынужденная миграция, прогрессирующие тенденции разрушения нравственных устоев семьи и другие негативные социальные явления поставили задачу интеграции детей в общество как одну из наиболее приоритетных национальных проблем. 700 тысяч официально признанных сирот, около четырех миллионов беспризорных детей (данные 1998 г.) нуждаются в создании условий, благоприятных для их развития, нивелирующих последствия социально-психологического феномена сиротства, одним из которых является психическая депривация. За последние 40 лет государство пытается справиться с нарастающей волной сиротства, в основном развивая три модели опеки и попечительства: опекунство, усыновление и сиротские учреждения, причем последняя модель является доминирующей.

Профессиональная замещающая семья, о которой пойдет речь в данной статье, прекратила свое существование как форма решения проблемы сиротства в нашей стране в 60-х гг. по личному распоряжению Н.С.Хрущева. Это произошло как раз в то время, когда наиболее развитые страны повсеместно закрывали сиротские учреждения и переходили на семейные формы устройства детей, как более адекватные для психического развития ребенка и экономичные для государства. Впрочем, в это время в нашей стране вместо хлеба сажали кукурузу и проводили иные эксперименты по распоряжению свыше. Кукурузу

 

80

 

сажать перестали. Но вот последствия ликвидации института профессиональной замещающей семьи до сих пор тяжелым грузом лежат на профессиональной совести специалистов — педагогов и психологов и требуют от них и от всего общества сознательного и незамедлительного самоопределения по отношению к этой проблеме, конкретных действий по ее решению.

 

ВОСПИТАНИЕ В СИРОТСКИХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

 

По международным данным около трети всех детей-сирот на земном шаре, проживающих в сиротских учреждениях, приходится на долю России [23]. Число таких детей резко увеличилось после перестройки и продолжает расти. За этим ростом стоит резкий скачок числа ранних отказов, нарастающая алкоголизация и как следствие этого — безнадзорность и насилие в семьях, рост числа детей с отклонениями в развитии. Последние особенно часто попадают в сиротские учреждения, что до сих пор составляло часть официальной государственной политики в нашей стране в отношении детей с различными нарушениями развития.

В период тяжелых экономических кризисов с вышеперечисленными проблемами приходилось сталкиваться практически всем государствам. Так, система сиротских учреждений была развита в США во второй половине XIX в. в связи с социальными катаклизмами и обнищанием во время индустриальной революции и гражданской войны. В 1930 г. число приютских учреждений в США достигло 144. В результате разворачивания национальных программ по поддержке бедных семей это число начало постепенно снижаться. Со временем под значительным напором и при активном участии общественности была разработана комплексная система мер в виде экономической поддержки одиноких матерей, профилактики ранних отказов, создания приемлемых условий для воспитания в семье детей с отклонениями в развитии. Все эти меры, однако, не решают полностью проблему сиротства, которая остается достаточно актуальной и на Западе.

Экономические подсчеты показали ресурсоемкость и экономическую неэффективность модели воспитания в сиротских учреждениях, и к настоящему времени наиболее развитые страны практически полностью отказались от нее.

Однако наряду с экономическими причинами другим важным толчком для отказа послужили многочисленные наблюдения заинтересованных людей и специалистов, показавшие негативный эффект воспитания в сиротских учреждениях для психического развития ребенка и его социальной адаптации. Первое научно обоснованное исследование было проведено известным американским ученым Дж. Боулби в 1951 г. [21] по заказу Всемирной организации здравоохранения. Результаты этого исследования выявили задержку эмоционального, когнитивного и социального развития детей и не вызывали сомнений в необходимости отказа от сиротских учреждений как модели воспитания.

В бывшем СССР в силу изолированного развития общества и принципиально других коллективистских воспитательных установок эти данные не получили никакого резонанса, более того, как было сказано выше, именно в этот период была ликвидирована альтернативная форма решения проблемы сиротства — замещающая профессиональная семья. Можно предположить, что успехи воспитательной системы А.С.Макаренко, идеологическое акцентирование ведущей роли коллектива в развитии привели многих управленцев и специалистов к убежденности в преимуществах детского дома как системы воспитания сирот.

Лишь в 80-х гг., в период перестройки, стала возможна проверка реального положения дел, результаты которой

 

81

 

ужаснули иностранные комиссии, получившие доступ в наши сиротские учреждения, и дали толчок целому ряду отечественных исследований, подтвердивших крайне негативные последствия пребывания в учреждениях сиротского типа для психического развития детей.

Большинство детей, находящихся в сиротских учреждениях, это дети с проблемами в развитии, нередко пережившие тяжелые психические травмы и нуждающиеся в особо благоприятных условиях для компенсации всех этих проблем. В исследовании И.А.Коробейникова [5] было показано, что значительный процент суровых диагнозов (олигофрения, дебильность) в специальных детских учреждениях является ошибочным, на самом же деле речь идет о нескомпенсированных задержках развития.

Фундаментальный обзор исследований развития ребенка в условиях детского дома и в условиях замещающей семьи опубликовал в 1978 г. А.Кадушин [22]. Этот обзор выявил практически полную согласованность выводов различных исследований: в замещающей семье как интеллектуальное, так и эмоциональное развитие ребенка происходит значительно успешнее, чем в приютских учреждениях.

В 80–90-х гг. был проведен целый ряд отечественных исследований, убедительно показавших негативные последствия институционального воспитания.

В этих исследованиях ([7], [8], [12], [13]) красной нитью проходит идея о том, что воспитание детей в условиях традиционной модели опеки и попечительства, которой является детский дом, строится без учета адекватных психологических условий, обеспечивающих полноценное развитие детей, и неизбежно включает факторы, тормозящие психическое развитие. Авторы выделяют следующие негативные черты общественного воспитания [15]:

1) неправильная организация общения взрослых с детьми, неадекватность тех его форм, которые доминируют в сиротских учреждениях:

сниженная интимность и доверительность, эмоциональная уплощенность общения взрослых с детьми;

дефицит возможностей установления прочных и длительных взаимоотношений ребенка с определенным взрослым;

наличие сменяющих друг друга взрослых с несовпадающими программами поведения, высокая частота сменяемости этих взрослых; групповая, а не индивидуальная, направленность воспитательных воздействий, жесткая регламентация поведения ребенка, гиперопека в деятельности — пошаговое планирование и санкционирование взрослыми поведения детей; в этих условиях положительное отношение взрослого ребенок должен заслужить выполнением его требований, примерным поведением, хорошими отметками;

2) недостаточная психолого-педагогическая подготовленность воспитателей;

3) издержки программы воспитания и обучения, не компенсирующие дефектов развития, вызванных отсутствием семьи;

4) бедность конкретно-чувственного опыта детей, обусловленная чрезмерной суженностью окружающей их среды: малым числом и однообразием предметов, с которыми они действуют;

5) постоянное нахождение детей в условиях коллектива.

Обеднение среды приводит к различным депривациям: уменьшение коммуникаций с окружающими — к социальной; уплощение эмоционального тона при взаимодействии с персоналом — к эмоциональной; жесткая формальная организация среды детского дома — к когнитивной [15].

Тем не менее модель детских домов имеет своих сторонников среди управленцев, воспитателей и даже психологов. Помимо ведомственной и экономической заинтересованности людей, которые связаны с этими учреждениями и благодаря их существованию имеют работу и зарплату, за этим стоит укоренившийся стереотип веры в преимущества

 

82

 

коллективного воспитания. В качестве аргумента приводится возможность устранения вышеперечисленных недостатков путем совершенствования самой модели детского дома.

Однако, на наш взгляд, проблема коренится в самой сути модели общественного воспитания. К такому выводу пришел Дж. Боулби, которого именно изучение сиротских учреждений и особых нарушений развития формирующихся в их стенах привело к созданию теории привязанности, породившей многочисленные исследования. В психологических исследованиях привязанности показано, что лишь интимные, эмоционально насыщенные и устойчивые отношения с объектом привязанности ведут к нормальному психическому развитию, к формированию здоровой, активной и социально адаптированной личности.

Способность к любви и привязанности — фундаментальная характеристика нормального развития, которую называют в качестве критерия психического здоровья все крупные ученые-психологи и психотерапевты, начиная с З.Фрейда. Неизбежная нестабильность и многочисленность социального окружения в сиротских учреждениях, отсутствие ключевой фигуры, принимающей на себя заботу о ребенке, сопровождает его на протяжении жизни, обеспечивая чувство стабильности, надежности и защищенности, создает крайне неблагоприятные условия для формирования привязанности и эмоционального развития ребенка, более того, способствует разрушению естественного стремления ребенка к близости и любви. У таких детей не формируется важнейшее для последующего психического развития чувство базового доверия к миру [20]. Мир переживается ими как непредсказуемый, опасный и ненадежный. Неизбежные утраты, следующие за возникновением привязанности, способствуют выработке защитного механизма бесчувствия, защищающего от душевной боли.

В современной классификации психических расстройств относительно недавно введена новая единица — «расстройство привязанности». В качестве одной из основных причин этого нарушения выступает «повторяющаяся смена лиц, осуществляющих уход за ребенком так, что устойчивая привязанность невозможна» [4; 381]. (Одна из наших зарубежных коллег, много лет занимающаяся семейный устройством детей-сирот, сравнила способность к привязанности у такого ребенка, проживающего в условиях постоянной смены воспитателей, со способностью склеивать поверхности у многократно используемой ленты скотча — эта способность неизбежно снижается, а в конце концов может быть полностью утрачена.) Излишне говорить, что такой ребенок не сможет впоследствии создать полноценную семью, устанавливать удовлетворительные отношения с людьми.

В отечественных исследованиях высказывается идея формирования особого типа личности у ребенка детского дома [7], [12], [15]. Исследователи описывают формирование личности с недоразвитием внутренних механизмов активного, инициативного и свободного поведения и указывают на преобладание зависимого, реактивного поведения у детей из сиротских учреждений. Недоразвитие механизмов саморегуляции компенсируется формированием различного рода «защитных реакций». Так, вместо творческого мышления развивается шаблонное, вместо становления произвольности поведения — ориентация на внешний контроль, вместо умения самому справиться с трудной ситуацией — тенденция к излишне бурному эмоциональному реагированию, к обиде [12].

Дефицит адекватного общения приводит к тому, что у ребенка закрепляется негативная, агрессивная позиция по отношению к другим людям. Это распространяется и на сибсов. Дети практически не имеют родственной привязанности к собственным братьям и сестрам

 

83

 

и в процессе общения оказываются неспособными устанавливать конструктивные, эмоционально адекватные отношения с другими [34].

Для детей подросткового возраста, согласно А.М.Прихожан и Н.Н.Толстых, характерно особое психологическое образование — детдомовское «мы». Дети без родителей делят мир на «своих» и «чужих», на «мы» и «они». От чужих они обособляются, ведут себя с ними агрессивно, готовы использовать в своих целях. Внутри своей группы дети, живущие в интернате, также обособлены, они могут проявлять жестокость в обращении со своими сверстниками или с ребенком младшего возраста. Психологическое отчуждение от людей создает внутренние условия, которые впоследствии становятся благоприятной почвой для правонарушений.

Необходимо подчеркнуть, что эта установка подкрепляется настороженным, а нередко и открыто отрицательным отношениям обывателей, противопоставлением детей, проживающих в семьях. Обидные клички «детдомовец», дистанцирование с ожиданием подвоха с обеих сторон замыкают порочный круг отношений между открытым обществом и детьми, растущими за стенами детского учреждения. Общество для этих детей выступает как отвергающее, а они для него — как неизбежное зло.

Наши собственные наблюдения за выпускниками детского дома в условиях городской дискотеки показали, что идентификация с детдомовским «мы» остается устойчивой и в последующие годы. Ребята от 18 до 21 года танцуют только своим кругом и проявляют вербальную и физическую агрессию по отношению к любому, кто хочет присоединиться к ним. Исследование представлений сирот–учащихся ПТУ о своем будущем (Кунгур, Пермская область) выявило неприятие для себя роли супруга(и) и родителя.

В результате воспитания детей-сирот в условиях детского дома [12] наблюдается также специфическое развитие интеллектуальной и аффективно-потребностной сфер, особенностей поведения, которые они рассматривают как качественно иной характер формирования личности.

Эта специфика проявляется в несформированности внутреннего, психического плана действий, собственной мотивации, в преобладании ориентации на внешнюю ситуацию. Качественно иную форму имеет и развитие всех аспектов Я (представления о себе, отношения к себе, образа Я, самоооценки). Самооценка — центральное личностное образование, важнейший регулятор общения и деятельности. Очень низкая самооценка, характерная для воспитанников детских домов, — основа личностных отклонений и невротических расстройств. Следствием депривации потребности ребенка в родительской любви является отсутствие у него чувства уверенности в себе, которое, возникнув на ранних стадиях возрастного развития, впоследствии становится устойчивой характеристикой личности воспитанников детского дома.

В условиях сиротского учреждения у ребенка идет интенсивное формирование некоторых принципиально других механизмов, позволяющих ему приспособиться к жизни в особых условиях и тем самым как бы заменяющих ему личность [16]. Важнейшим этапом в развитии личности является этап формирования идентичности — системы представлений о себе, о мире и о себе в мире [20]. Этот этап сопровождается оформлением системы ценностей — тех жизненных ориентиров, которые благодаря своей значимости и эмоциональной насыщенности создают основу для нравственных барьеров и ограничений, задают жизненные смыслы и цели. Формирование системы ценностей происходит в процессе эмоционально насыщенного содержательного общения с принимающим и значимым для данного ребенка взрослым. Отсутствие постоянной




Размер файла: 72.23 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров