Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

МОТИВАЦИОННАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ

На материале компьютеризированной процедуры выборов в задаче Васона и при варьировании условий неопределенности выявлены влияния факторов неспецифичной (согласно опроснику А. Эдвардса) и специфичной мотивации (шкалы рациональности и готовности к риску согласно опроснику ЛФР) на разные этапы стратегий. Испытуемыми были студенты: 51 чел., которые осуществляли выборы в трех задачах с ориентировкой на правило, и 30 чел., которые принимали решения в вербальных задачах с предпочтениями работы (для себя и друга).

Ключевые слова: принятие решения, мотивация, динамические регулятивные системы.

 

Регулятивная роль актов принятия решения (ПР), как и их мотивационная обусловленность в контексте развертывания деятельностных структур, признается исследователями, рассматривающими совершенно разные процессы в качестве основных при ПР. Однако вопрос о том, каким образом осуществляется регуляция самих этих актов, не всегда ставится.

В эмпирических исследованиях сложились разные парадигмы изучения мотивационно обусловленных процессов в регуляции ПР. В рамках корреляционного подхода установлены связи тем или иным образом измеренных личностных шкал с показателями стратегий ПР и результативностью выборов субъекта ([1], [5] и др.). При реализации квазиэкспериментального подхода дифференцированы различия в микрогенезе стратегий интеллектуальной ориентировки в зависимости от превалирующей мотивации [6]. Применительно к закрытым задачам поставлены проблемы различения общей (характерной и для мышления в открытых задачах), т.е. неспецифичной, и специфичной для ПР мотивации. Последняя обсуждается, в частности, в обоснованиях такого специфического фактора мотивации, как готовность к риску, а также в выделении личностных шкал, тесно связанных с некоторыми личностными свойствами (например, нетолерантностью к неуверенности и т.п.).

Открытыми, однако, остаются вопросы: о шкалах, описывающих направления личностно-мотивационной регуляции ПР, и о том, на какие этапы или составляющие в познавательных стратегиях субъекта и каким образом могут влиять мотивационные образования. Другим аспектом проблемы является установление связей мотивационных и смысловых образований с осознанной регуляцией выборов человека как субъекта ПР.

Уровень самосознания личности (личностного Я), понимаемый в качестве ведущего, в регуляции личностной активности определяет, как будут складываться иерархии опосредствующих ПР процессов. В концепции функционально-уровневой регуляции принятия решений именно этот уровень отвечает за субъективные репрезентации свойств ситуации [5]. Проведенные исследования позволяют представить такие иерархии в качестве функциональных образований, структурированных в виде открытых динамических регулятивных систем. Они включают разноуровневые процессы как составляющие

 

56

 

личностной регуляции ПР и комплексно детерминируют микрогенез мыслительных стратегий. Исследовательской задачей остается раскрытие взаимодействий процессов личностной активности субъекта, связанных с проявлением его глубинных мотивационных иерархий, и личностных свойств, парциально — именно применительно к ситуации выбора «здесь и сейчас» — определяющих личностную включенность субъекта в разрешение ситуации неопределенности.

Представленное ниже исследование было направлено на установление влияний тех личностно-мотивационных свойств, которые могут рассматриваться в качестве общих (неспецифичных) и специфичных компонентов регуляции стратегий ПР. Разработанная для его проведения компьютеризированная процедура выборов (как ПР при необходимой ориентировке на правило) позволила фиксировать время, этапы и результативность промежуточных и конечных выборов и тем самым конкретизировать гипотезы о функциональной роли шкал личностной регуляции в развитии познавательных стратегий и эффективности ПР.

 

ГИПОТЕЗЫ

 

Для так называемых закрытых задач ориентировка субъекта в ситуации рассматривается обычно как свернутая, поскольку альтернативы возможных ответов даны. Однако можно считать развернутым проводимый им анализ направленности собственной стратегии: какие критерии выбора и почему он считает (или обосновывает) более важными? Возможно, такой метаконтроль собственных усилий и определяет то свойство субъективного переживания ПР, которое в литературе названо «бременем выбора» [8]. Другим косвенным показателем активности субъекта в обследовании ситуации ПР является развернутость его подготовки во времени.

Могут быть указаны две характеристики поиска решения. Один вид процессов прогнозирования связывается с рациональностью как развернутостью поиска информации, что отражается в удлинении времени ПР. Второй, напротив, означает интенсификацию когнитивной ориентировки и снижение времени решения при требуемой результативности. Двойственность изменения показателя времени связана с разным влиянием двух видов прогнозов: анализ ситуации выбора субъектом одновременно означает и примеривание к возможным выборам, т.е. функционирование предрешений при построении образа ситуации.

При использовании компьютеризированной методики именно такой эффект «укорочения» ПР установлен для влияния познавательной мотивации на стратегии решений задачи «каннибалы и миссионеры») [2].

Таким образом, меньшее время, затрачиваемое на субъективный контроль правильности выборов, может рассматриваться как критерий разделения стратегий ПР на группы более и менее эффективных. Если выбор альтернативы обеспечивает достижение требуемого результата, то субъективная успешность будет отражаться в подтверждении субъективных прогнозов об основаниях, или критериях выбора. Б?льшая эффективность в подтверждении прогнозов, видимо, и отличает группы испытуемых, демонстрирующих меньшее время и б?льшую результативность принятия интеллектуальных решений.

Итак, первым общим предположением, учитывающим специфику эффективных решений в так называемых закрытых задачах, выступила гипотеза о включенности в построение образа ситуации более развернутого процесса выдвижения предварительных гипотез как предрешений испытуемого, реализующих его субъективный вклад в доопределение ситуации выбора. Соответствующие интеллектуальные усилия субъекта могут

 

57

 

иметь при этом двоякую направленность: построение познавательных гипотез (как предметных ориентиров) и прогнозирование изменений ситуации собственными действиями (как метаконтроль).

Прогнозы эффективности своих собственных действий предположительно фиксируются в переживании субъективной неопределенности как неуверенности при ПР. Обе составляющие предрешений являются гипотетическими, реконструируемыми по косвенным показателям.

Второе общее предположение состоит в том, что процессы выдвижения предметных прогнозов ситуации (как познавательных гипотез) испытывают влияния в первую очередь со стороны специфической (внутренней, познавательной) мотивации; вопрос об эффектах мотивации внешней (не связанной с познавательной потребностью и гностическими целями) на этот аспект прогнозов в ситуациях ПР пока открыт. Однако есть основания ожидать, что мотивы самопознания и автономии, связанные с осознаваемой саморегуляцией, в первую очередь будут сказываться на показателях стратегий, учитывающих именно аспект прогнозов на уровне метаконтроля.

Совокупность этих предположений и определила цели излагаемого ниже исследования. Во-первых, необходимо было выявить эффекты влияния мотивационных факторов (неспецифической мотивации и специфической — готовности к риску) на ПР. Для этого мы использовали условия компьютеризованной процедуры ПР и средства диагностики мотивов и других личностных свойств, предположительно связанных с регуляцией ПР. Во-вторых, на основании выделения сензитивных (для того или иного вида мотивационной регуляции) этапов и процессов предполагалось выявить возможные взаимодействия компонентов личностной и когнитивной регуляции стратегий при ПР. Кроме того, путем варьирования инструкций предполагалось оценить роль личностной включенности субъекта в ПР (путем сопоставления решений «для себя» и «для другого», т.е. в условиях разной субъективной неопределенности последствий выбора).

 

СХЕМА И МЕТОДИКИ

 

1. Глубинная (неспецифическая) мотивация диагностировалась с помощью вербальных методик «Личностный определитель» А.Эдвардса в модификации Т.В.Корниловой [4]. Специфические для регуляции ПР свойства «рациональности» и «готовности к риску» определялись согласно опроснику «Личностные факторы решений» (ЛФР?25) [3].

2. Проверка экспериментальных гипотез о связях личностно-мотивационных профилей с показателями стратегий ПР в закрытых задачах основывалась на использовании разработанного нами компьютеризированного варианта методики «Модифицированные задачи Васона»1.

 

Классическая процедура

 

Альтернативами для выбора в этой методике являются четыре карты. Экспериментатор говорит испытуемому, что каждая карта имеет на одной стороне букву, а на другой — цифру, и раскладывает их на столе. Видимые стороны имеют надписи А, Д, 4, 7.

Инструкция требует от испытуемого проверить, верно ли следующее правило: Если на одной стороне карты гласная, то на другой — четное число. Испытуемый может перевернуть только две карты, которые он считает необходимыми для того, чтобы узнать, верно это правило или нет.

Логически достаточно перевернуть карточки, на которых написано А и 7 (говоря языком предикативной логики — p и -q). Единственный случай, не подтверждающий правило, — когда на одной стороне карты имеется гласная, а на другой — нечетное число.

 

В когнитивной психологии «проблема Васона» получила название селективной

 

58

 

задачи и широко применялась в исследованиях процессов выборов [7].

 

Компьютеризированная процедура

 

Испытуемые в нашем иссследовании выполняли три задания, построенные по типу селективной задачи. Во всех заданиях карточки располагались на экране одинаково. Правило имело идентичную логическую структуру: Если..…, то... Различались вид материала (на карточках были заданы буквы или слова) и условия неопределенности. Испытуемый делал два выбора в первом и втором задании (промежуточный выбор и окончательный) и один — в третьем.

После промежуточного выбора испытуемый также отвечал на вопрос о том, подтверждается ли его гипотеза (и прогноз того, чтоґ на невидимой стороне карточки). Тем самым фиксировался показатель субъективной успешности прогноза направленности его действий. После выполнения каждого задания испытуемый по семибалльной шкале оценивал неопределенность ситуации. Таким образом, путем включения методики балльной оценки мы получили возможность учесть величину субъективной неопределенности.

Фиксация показателя подтверждения субъективного правила — как общей гипотезы о сочетании надписей на двух сторонах карточек в задаче Васона — позволяла уточнить связь направленности субъективных гипотез и необходимых для ПР ориентиров.

В первом задании было использовано буквенно-числовое правило (классический вариант проблемы Васона). Модификации касались условий выбора во втором и третьем заданиях, где использовался семантически связанный материал и вводилась так называемая пустая карточка. Компьютеризированная процедура выбора позволяла фиксировать время каждого из этапов ПР (прочтение инструкции, обдумывание промежуточного и окончательного выборов, фиксация оценок в намеченные этапы стратегии).

В исследовании на материале задач Васона, называемом нами далее первой, или основной серией опытов, приняли участие 51 человек (24 мужчины и 27 женщин), студенты разных факультетов МГУ им. М.В.Ломоносова. Возраст испытуемых — от 17 до 29 лет.

Во второй (дополнительной) серии использовалась некомпьютеризированная методика, предполагавшая ПР последовательно в двух вербальных задачах. В них испытуемому (как герою сюжета) предлагалось выбирать работу. Задачи различались по степени неопределенности. Мы предполагали, что задача 1, в которой испытуемый выбирал работу для себя, является более неопределенной, чем задача 2, в которой испытуемый выбирал работу для лучшего друга. Ситуация в последней считалась более определенной, поскольку она выступала второй в последовательности задач, и решение для другого, выступающее в данном случае как совет, уже могло включать ориентиры, обнаруживаемые в задаче 1.

Использование данной экспериментальной процедуры позволило оценить степень общности установленных в первой серии зависимостей при большей развернутости этапов сбора информации для ПР.

В каждой задаче испытуемому предлагалось сделать выбор из двух альтернатив. Для того чтобы осуществить выбор, испытуемый мог задавать любые вопросы об имеющихся альтернативах до тех пор, пока не был готов принять решение. Он самостоятельно определял приемлемый лично для него уровень информационной подготовки решения. Тем самым мы могли учесть новый показатель ПР — число задаваемых вопросов. Наряду с этим фиксировались и показатели, аналогичные представленным для задач Васона: время создания образа задачи и время принятия решения. Для выявления влияния субъективной неопределенности также предлагалось оценить свою ув

Размер файла: 129.41 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров