Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Определение показателя адиабаты воздуха методом Клемана-Дезорма: Метод, указ. / Сост.: Е.А. Будовских, В.А. Петрунин, Н.Н. Назарова, В.Е. Громов: СибГИУ.- Новокузнецк, 2001.- 13 (3)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ДАВЛЕНИИ К ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ОБЪЁМЕ (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДИСПЕРСИИ ПРИЗМЫ И ДИСПЕРСИИ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА (4)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ УГЛА ПОГАСАНИЯ В КРИСТАЛЛЕ С ПО-МОЩЬЮ ПОЛЯРИЗАЦИОННОГО МИКРОСКОПА Лабораторный практикум по курсу "Общая физика" (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 7. ПОЛЯРИЗАЦИЯ СВЕТА. ПРОВЕРКА ЗАКОНА МАЛЮСА (6)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа № 7. ИЗУЧЕНИЕ ВРАЩЕНИЯ ПЛОЩАДИ ПОЛЯРИЗАЦИИ С ПОМОЩЬЮ САХАРИМЕТРА (4)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 6. ДИФРАКЦИЯ ЛАЗЕРНОГО СВЕТА НА ЩЕЛИ (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

ПСИХОЛОГО-ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЗИТИВНОСТИ - НЕГАТИВНОСТИ ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

1994 год объявлен ООН Международным годом семьи. Официальной эмблемой Международного года семьи выбран рисунок художницы Катрин Литтаси-Ролье (Вена) «Сердце под крышей», который символизирует торжество жизни и любви в доме, где для каждого находят заботу, теплоту, безопасность, безусловное принятие. То, как исполнена эмблема (в оригинале она красного цвета), должно символизировать преемственность, осуществляемую семьей, сложность структуры семьи, а также некоторую долю свободы, творчества, возникающих при функционировании каждой семьи, независимо от специфики того общества, в которое эта семья включена.

 

 

С социологической точки зрения семья является важнейшим элементом общества: для здорового общества необходима здоровая семья, адекватно исполняющая все свои функции: культурную, эмоциональную, социально-экономическую. В частности, являясь социальным институтом, защищающим право человека на личную собственность, данное ему от природы, семья имеет самые существенные связи с экономической жизнью общества, используя и пополняя его разнообразные, прежде всего человеческие, ресурсы.

В психологическом смысле семью можно определить как систему межличностных взаимодействий, призванных, в самом общем плане, с одной стороны, защитить индивида от манипулятивных воздействий общества, а с другой — приспособить его к жизни в этом обществе, дать средства для нормального функционирования в нем.

Психология внутрисемейных взаимоотношений непосредственно сопряжена с психологическими проблемами развития каждого из составляющих семью индивидов, являясь не только персонализированным детством, но и персонализированной зрелостью, старостью,— все этапы жизненного пути человека, все самые острые экзистенциальные проблемы человечества в том или ином виде представлены в психологии внутрисемейных взаимоотношений уже потому, что семья является важнейшим элементом социальной ситуации развития каждого человеческого индивида, а личностное и социальное представлены здесь в сложных, противоречивых

 

46

 

взаимоотношениях.

Внутрисемейные    межличностные взаимодействия, с одной стороны, способствуют ассимиляции культурных схем общества в структуру личности, а с другой — аккомодируют внутренний мир индивида к культурным схемам общества. Такие ассимиляция и аккомодация иногда способствуют преодолению разорванности, разъединенности разных сторон личностного бытия, а иногда усугубляют их, что приводит к образованию личностных комплексов, «тени» и т. д. [13].

Понятие позитивности — негативности является ключевым как в традиционных, так и в новейших концепциях психологии межличностных отношений в семье и семейной психотерапии. Так, в поведенчески-ориентированных теориях внутрисемейные конфликты рассматриваются как функция низкой нормы позитивного взаимоподкрепления, а терапевтические усилия направляются на уменьшение негативности в коммуникациях между членами семьи. Традиционный   психоаналитический подход сосредоточивает внимание на раннем негативном жизненном опыте, осложняющем как горизонтальные, так и вертикальные внутрисемейные взаимоотношения и проявляющемся в вытесненных и бессознательных переживаниях. Конечная цель семейной системной психотерапии — помочь семье как целому избавиться от негативных по своему существу взаимозависимостей и психологических защит, обусловливающих негативные патологические коммуникации между членами семьи. Гуманистически-ориентированная психотерапия семьи во главу угла ставит конгруэнтное, взаимопринимающее и эмпатическое межличностное взаимодействие как позитив внутрисемейных взаимоотношений в отличие от манипулятивности, директивности, неподлинности самопредъявлений в таких взаимоотношениях. Универсальное направление коррекции внутрисемейных взаимоотношений в сторону большей гармоничности, органичности, позитивности является лейтмотивом также большинства новейших теорий. Например, онтопсихология и онтопсихотерапия семьи, разрабатываемая итальянским психологом А. Менегетти, описала ряд феноменов так называемой негативной психологии, характеризующейся неосознаваемым вторжением одного члена семьи в жизнь другого, затеняющей внутреннее позитивное ядро другого, его подлинное бытие [8], [10].

Понятие «позитивность» применительно к психологии внутрисемейных взаимоотношений впервые систематически разработано германским психотерапевтом Н. Пезешкианом [11], который использовал его как производное от латинского «positum» («реальный», «фактический», «имеющийся в наличии»). Позитивная семейная психотерапия в этом контексте выступает, с одной стороны, в качестве системы психологической помощи семье, ориентирующейся на целостность, единство в разнообразии, преодоление всякой односторонности по отношению как к внутренней картине мира человека, так и к его жизни в социуме, с другой стороны — как семейная психотерапия в межкультурной проекции, межкультурный подход к проблеме коррекции внутрисемейных взаимоотношений. Раскроем данные положения, предложенные Н. Пезешкианом, более подробно.

Первое: позитивность как целостность. Здесь продолжается обсуждавшаяся выше традиция гуманистической психологии принятия субъекта всего целиком, во всей многообразной сложности его жизненной позиции, как наделенного потенциями к непрерывному развитию. и самореализации, ответственного за свой выбор. Реально существуют не только дефекты, симптомы, проблемы, но и способности клиента и его семьи для их преодоления, неповторимые и уникальные положительные качества, составляющие зону ближайшего развития каждого человека. Способности позитивного видения субъекта в системе внутрисемейных взаимоотношений нужно тренировать, преодолевая нетерпимость, склонность критиковать,

 

47

 

неспособность принимать и поддерживать не только другого, но и самого себя.

Второе: позитивность как межкультурный подход. Человек живет в мире, наполненном  самыми  различными культурно-ценностными ориентациями, которые иногда мирно сосуществуют, а иногда вступают в конфликт друг с другом. Не только в разных частях света люди особым образом работают, отдыхают, болеют, общаются, фантазируют (причем одни образцы индивидуального поведения не хуже и не лучше других) — разнообразие можно увидеть в любом социуме: государстве, трудовом коллективе, семье. Однако каждый конкретный индивид склонен смотреть на мир через призму собственного опыта, той конкретной системы культуры, в которой он рос и формировался как личность. В частности, во внугрисемейных взаимоотношениях мы нередко относимся с опаской к незнакомым обычаям, ценностям, образцам поведения наших близких, что препятствует позитивному, принимающему и поддерживающему отношению к другому.

Изучение межличностных отношений в семье тесным образом связано с психологическими проблемами позитивности — негативности в развитии каждого составляющего семью индивида. В этом контексте для нас существенно намеченное Б.С. Братусем разведение четырех уровней в структуре личности: эгоцентрического, группоцентрического, гуманистического (просоциального) и духовного, а также его определение категории личности как способа присвоения общечеловеческой сущности, зафиксированного в нравственном опыте человечества. При этом смысл личности полагается в зависимости от ее связи с сущностными характеристиками человеческого бытия, а ее «нормальность» или «аномальность» ставятся в зависимость от того, как она служит человеку, «способствует ли ее позиция, конкретная организация и направленность приобщению к родовой человеческой сущности или, напротив, разобщает с этой сущностью, запутывает и усложняет связи с ней... Стать личностью — значит, во-первых, занять   определенную   жизненную, прежде всего межлюдскую нравственную позицию; во-вторых, в достаточной степени осознавать ее и нести за нее ответственность...» [1; 58—59].

Эгоцентрический уровень определяется стремлением индивида лишь к собственному удобству, выгоде; отношение к другим сугубо потребительское, в зависимости от того, помогает ли другой личному успеху или нет. На группоцентрическом уровне человек идентифицирует себя с какой-либо группой и отношение его к другим людям зависит от того, входят ли они в эту группу или нет; «другие» делятся на круг «своих», обладающих самоценностью, и «чужих», ее лишенных. На гуманистическом    (просоциальном) уровне принцип самоценности становится всеобщим; по сути дела, только начиная с этого уровня, утверждает Б.С. Братусь, можно говорить о нравственности (на предыдущих уровнях мы имеем дело с моралью), и только здесь начинает работать известный императив И. Канта — поступай так, чтобы правило твоего поведения было равнопригодно для всего человечества, что равнозначно золотому правилу этики: поступай с другими так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобой. Духовная ступень развития личности (Б.С. Братусь называет ее еще сакральной, эсхатологической) является, с точки зрения этого автора, наивысшей, надстраиваясь над гуманистической,— на этой ступени «человек начинает осознавать себя и смотреть на себя и другого не как на конечные и смертные существа, но как на существа особого рода, связанные, соотносимые с духовным миром, как на существа, жизнь которых не кончается вместе с концом жизни земной... это уровень, в пределах которого решаются субъективные отношения человека с Богом, устанавливается личная формула связи с ним» [2; 160].

Последнее, вертикальное, измерение личности, детерминация ее поведения 

 

48

 

идеей сакральности, эсхатологической перспективой чрезвычайно важно для психологического понимания межличностных отношений в семье, так как на протяжении всей человеческой истории религия  поддерживала позитивные, ориентированные на единство и гармонию, тенденции во внутрисемейных взаимоотношениях, противостояла жестоким, манипулятивным тенденциям в межличностных отношениях между членами семьи. За многими конфликтами в семье лежит вопрос о смысле жизни, который не имеет универсального разрешения в рамках нерелигиозного гуманизма, но адекватно разрешался в традиционных религиях, дававших человеку как чисто духовные, так и собственно психологические опоры и делавших это весьма успешно до тех пор, пока (в XIX в. это стало уже очевидно) человеческая жизнедеятельность усложнилась настолько, что эффективность  ценностно-психологической помощи личности со стороны религии (в том числе и в духовно-психологической помощи семье) стала весьма сомнительной.

Очень часто в последние столь бурные столетия, избавляя человека от фобий, особенно от страха смерти, определяя позитивные регулятивы в интраперсональном, интерперсональном и более широком социальном контекстах (позитивный образ человека как горы, полной драгоценностей, универсален для всех монотеистических религиозных учений!), религия сама превращалась в нравственно-психологическую проблему из-за фанатизма, нетерпимости, жестокости к инакомыслящим и сомневающимся, что очень существенно не только, для взаимоотношений внутри больших социальных групп, но также и для непосредственных межличностных взаимодействий, в особенности между родственниками. В повести американской писательницы Джуди Блюм описывается внутриличностный конфликт девочки-подростка, проистекающий из ценностного конфликта между отцовской и материнской ветвями семьи, еврейской и христианской, многолетней войны за душу девочки, пытающейся определиться в духовной сфере, найти точки соприкосновения между Богом и ее собственной жизненной ситуацией [16]. Если религия глуха к человеческим повседневным нуждам (часто собственно психологическим по своей природе, а не, как представляется на первый взгляд, экономическим, политическим и т. д.), радостям и горестям души, то люди бегут от традиционной духовности в негативизм атеизма и вульгарного материализма (имеющего возможность принимать как коммунистические, так и сугубо капиталистические, рыночные формы, хотя и остающегося манипулятивным по своей сути) либо обращаются к новой радикально антипсихотерапевтической религиозности, использующей психологические кризисы (в том числе и в сфере межличностных взаимоотношений в семье) людей для контроля над их сознанием.

«Нельзя быть глухим к мысли,— пишет К. Юнг,— что и дух также является не абсолютным, а чем-то относительным, нуждающимся в дополнении и пополнении жизнью... у нас слишком много примеров, когда дух настолько овладевал человеком, что жил уже не человек, а только дух, причем не в смысле более богатой и насыщенной для человека жизни, а наоборот... Жизнь — это критерий истины духа. Дух, лишающий человека всех жизненных возможностей,— это дух заблуждающийся... Жизнь и дух представляют собой две силы или необходимости, между которыми находится человек. Дух наделяет его жизнь смыслом и возможностью величайшего расцвета. Жизнь же необходима духу, ибо его истина, если она не жизнеспособна, ничего не значит» [13; 291— 292].

Возвращаясь к схеме Б.С. Братуся [2], можно сказать, что предельно вершинное духовное видение личности и межличностных взаимоотношений, в том числе и в семье, должно быть соотнесено с жизнью, сопоставлено с тем противоречием, той драмой, которая,




Размер файла: 74.43 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров