Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ЛОНГИТЮДНОЕ ГЕНЕТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ИНТЕЛЛЕКТА У БЛИЗНЕЦОВ 5—7 ЛЕТ

В ряде недавно вышедших из печати обзоров, посвященных генетике интеллекта и других когнитивных способностей, особое внимание уделяется вопросу возрастной стабильности и изменчивости генетических и средовых влияний, лежащих в основе межиндивидуальных различий показателей интеллектуального развития IQ [4], [14], [20], [24]. В большинстве исследований делается вывод о том, что в младенчестве наследственная обусловленность IQ низка, в то время как влияние внутрисемейной среды сравнительно велико. Начиная с шести лет и далее, а также у подростков и взрослых оценки наследуемости IQ возрастают (до 50—70%), & влияние внутрисемейных факторов становится пренебрежительно низким.

Результаты метаанализа внутрипарного сходства интеллекта монозиготных (МЗ) и дизиготных (ДЗ) близнецов в зависимости от возраста [13] подтверждают, что наследуемость IQ увеличивается с возрастом, в то время как важность общей внутрисемейной среды, наоборот, уменьшается. Анализ общего IQ и специальных способностей показывает, что, за исключением вербального IQ, внутрипарное сходство ДЗ-близнецов, в отличие от МЗ-близнецов, со временем увеличивается. Для общего IQ (по результатам 16 независимых исследований) корреляции внутрипарного сходства с возрастом у МЗ-близнецов составляли 0,15, а у ДЗ — -0,25. Корреляции оценок наследуемости, систематической и случайной среды с возрастом составляли соответственно 0,36, -0,37 и -0,15. Данные корреляции свидетельствуют о том, что наследуемость с возрастом растет, тогда как доля средовых факторов в межиндивидуальной дисперсии IQ, наоборот, уменьшается. Последний вывод, однако, следует принимать с осторожностью, поскольку для анализа использовалось небольшое число экспериментальных точек.

К.Мак-Картни с соавторами [13] допускают, что в исследованиях, проведенных методом поперечных срезов, различия оценок наследуемости между возрастными группами могут быть следствием как влияния возраста, так и особенностей конкретной выборки.

 

118

 

Только лонгитюдные исследования могут показать, как влияние генов и среды меняется с возрастом, а также дать ответ на вопрос о том, обусловлено ли увеличение наследуемости проявлением новых, дополнительных генетических факторов, начинающих функционировать по мере взросления ребенка, или же происходит амплификация уже существующих генетических влияний.

Л.Ивз, Дж.Лонг и А. Хит [11] использовали для анализа лонгитюдных данных Луизвильского близнецового исследования [29] общую возрастную модель. Интеллект прослеживали у близнецов от трех месяцев до 15 лет, используя шкалу психического развития Бейли в младенческом периоде, WPPSI (Wechsler preschool and primary scale of intelligence) в возрасте 4, 5 и 6 лет и WISC (Wechsler intelligence scale for children) в более старшем возрасте. Анализ полученных оценок IQ выявил изначально небольшое, но устойчивое и усиливающееся влияние одних и тех же генетических факторов. Внутрисемейная среда также играла существенную роль, систематические эффекты сохраняли преемственность, хотя с возрастом появлялись и новые. Несистематические средовые эффекты были менее устойчивы, чем генетические и систематические средовые эффекты.

Дж.Лоелин, Дж.Хорн и Л.Виллерман [12] анализировали IQ у приемных детей в двух возрастах, с интервалом приблизительно 10 лет. В первой возрастной точке возраст детей был между 3 и 14 годами. Родители обследовались однократно. Данные хорошо описывались моделью фенотипиче-ской передачи. Л.Ивз и коллеги [11] отмечают, что такая модель объясняет ситуацию, при которой генетическая и средовая передачи были равны. Во втором возрасте наследуемость несколько возрастала, а влияние внутрисемейной среды исчезало.

Дж. ДеФрис, Р.Пломин и М. ЛаБуда [10] получили данные об IQ у близнецов лонгитюдного Луизвильского близнецового исследования в возрастах 1 года, 2, 3 и 4 лет, данные об академических (школьных) способностях у взрослых близнецов, а также лонгитюдные данные по IQ у приемных и взятых для контроля родных детей 1 года, 2, 3 и 4 лет и их родителей. Оценки влияния внутрисемейной среды у близнецов оказались высокими, а связь между родительским фенотипом и средой ребенка была незначимой. Оценка наследуемости IQ у взрослых была 55%, у детей она увеличивалась, составляя в 1, 2, 3 и 4 года 10, 17, 18 и 26% соответственно. Оценки параметра генетической стабильности между детским и взрослым возрастными периодами увеличивалась от 0,67 в один год до 0,9 в четыре года. Результаты этого исследования подтверждают амплификационную модель развития, предложенную Дж. ДеФрис (цит. по: [19]). Согласно этой модели, влияния генов, определяющие умственное развитие в младенчестве и детстве, у взрослых усиливаются (аплифицируются).

Л.Кардон с соавторами [8] проанализировал данные по IQ у приемных детей и сиблингов в возрасте от 1 до 7 лет и у близнецов от 1 до 3 лет. Интеллект измерялся в 1—2 года (шкала MDI Бейли), в возрасте 3—4 лет (Стэнфорд — Бине), а также 7 лет (Векслер). Оценки наследуемости оказались выше, чем в исследовании Дж.ДеФриса [10]. Как у приемных детей, так и у близнецов, было обнаружено влияния систематической среды на IQ. Оценки наследуемости составляли 55, 68, 59, 53 и 52% в 1, 2, 3, 4 и 7 лет соответственно. Степень влияния систематической среды оценивалась в 10% в каждом из возрастов. Анализ модели, описывающей эти

 

119

 

данные, указывает на увеличение параметров передачи, а также значительные изменения природы генетических влияний во всех возрастах, кроме четырех лет. Внутрисемейная среда выступала как единый, неизменный фактор. С. Черны и Л.Кардон [9] проанализировали эти же данные, полученные от приемных детей и сиблингов, методом главных компонент, включив в модель первый фактор, выявленный при анализе результатов, полученных методом телефонного опроса, оценивающего когнитивные способности в 9 лет. Они не обнаружили значимого вклада систематической среды, но подтвердили факт появления новых генетических влияний в 7 лет. В 9 лет значительная часть генетической дисперсии также объяснялась влиянием новых генетических факторов. Влияние случайной среды зависело от возраста.

Трудность изучения интеллекта в раннем онтогенезе заключается в том, что низкие оценки наследуемости, а также низкая стабильность могут быть связаны с изменение тестов, измеряющих IQ в разные возрастные периоды. Лонгитюдные исследования, в которых использовались традиционные тесты, применяемые для измерения уровня интеллекта в младенчестве и детстве, свидетельствуют о низкой стабильности IQ от раннего к зрелому возрасту [4], [7]. Нельзя исключить, что видимое отсутствие стабильности может быть следствием различия тестов, использующихся для измерения IQ в разном возрасте. Например, вероятно, что обнаруженное сравнительно большое влияние на IQ новых генетических факторов в возрастах 7 и 8 лет [9] отражает как тот факт, что различные тесты измеряют различные аспекты интеллекта, так и действительно существующий источник новых генетических влияний.

 

ПОСТРОЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Чтобы исследовать изменение соотношения средовых и генетических факторов, влияющих на IQ, и выявить компоненты фенотипической стабильности от возраста к возрасту, мы применяли для измерения интеллекта у близнецов 5 и 7 лет (нидерландская выборка) один и тот же тест. Ставилась задача выявить долю общих генетических и средовых факторов в фенотипической стабильности IQ, наблюдаемой между двумя возрастами. Вопреки широко распространенному мнению, генетически детерминированные признаки не всегда стабильны, а лонгитюдно стабильные характеристики не всегда наследственно обусловлены [16]. В исследовании использовался недавно разработанный нидерландский тест интеллекта, позволяющий оценить IQ у детей от 4 до 11 лет[2], [3].

Испытуемые. Выборка пятилетних детей была набрана из Нидерландского близнецового регистра [6]. Близнецы приняли также участие в лонгитюдном исследовании развития мозга и приходили в лабораторию одновременно, в сопровождении одного или обоих родителей. В то время как у одного из близнецов регистрировали ЭЭГ и ВП (вызванные потенциалы), дугой ребенок проходил IQ тест (потом они менялись местами). Практически все близнецы тестировались одним и тем же экспериментатором. В возрасте 5 лет в исследовании приняли участие 209 близнецовых пар, из них повторное тестирование (в 7 лет) прошли 192 пары. Различий IQ в 5 лет между близнецами, которые в последующем приняли участие в повторном исследовании, и теми, которые не участвовали во втором эксперименте, обнаружено не было. У большинства близнецов зиготность

 

120

 

определялась по маркерам крови или ДНК (см. [25]). В пятилетнюю выборку были включены 47 женских монозиготных пар (МЗЖ), 37 женских дизиготных пар (ДЗЖ), 43 монозиготные мужские пары (ЗММ), 42 дизиготные мужские пары (ДЗМ) и 39 разнополых дизиготных пар (ДЗР, число соответствующих пар в возрасте 7 лет указано в табл. 1). Средний возраст испытуемых в первой точке исследования составлял 5 лет и 3 мес (SD=0,19), во второй точке средний возраст был 6 лет и 10 мес (SD=0,20). Почти все дети в Нидерландах начинают ходить в школу (детский сад) в течение месяца после их четвертого дня рождения и получать общепринятое образование с пяти лет. В период первого тестирования все дети находились на первом году обучения.

Методика. Тестирование проводилось с помощью теста RAKIT (обновленный амстердамский тест детского интеллекта), разработанного для оценки IQ у детей от 4 до 11 лет [2]. Использовалась укороченная версия RAKIT, предъявление которой занимает около часа. Она состоит из шести субтестов: три субтеста измеряют перцептивный и пространственный IQ (скрытые фигуры, абстрактное мышление, зрительный анализ/ моторная скорость), три субтеста оценивают вербальный IQ (опознание слов, вербальное научение и вербальные навыки). В нормативной выборке корреляции между полной и сокращенной версиями RAKIT составляли 0,93 как в 5 лет (N=204), так и в 7 лет (N=196). Корреляция между RAKIT и нидерландской версией WISC-R у 116 детей возрастного диапазона 6 лет 2 мес — 7 лет 2 мес составляла 0,81 (0,86 после поправки на погрешность измерения [3]).

Генетический анализ. Оценивалась применимость к "сырым" данным по IQ в 5 и 7 лет двумерной генетической модели. Рассматривались следующие источники межиндивидуальной изменчивости: генетические эффекты (G), систематическая или внутрисемейная среда (С) и несистематическая среда (Е). Как в 5, так и в 7 лет задавались два набора латентных факторов, включающие три эффекта. Ковариация между показателями IQ в 5 и 7 лет моделировалась латентными факторами G, С и. Е, влияющими на интеллект как в 5, так и в 7 лет (см. рисунок). Второй набор латентных факторов отвечал за возрастно-специфические генетические и средовые эффекты в 7 лет.

Сходство между близнецами в паре может быть следствием общности генетических и/или средовых факторов. Для монозиготных близнецов корреляция между генотипами составляет 1,0, а для дизиготных — 0,5. Для обоих типов близнецов корреляции внутрисемейной среды составляют 1,0.

Анализ моделей начинался с проверки влияния половых различий на вклад факторов G, С и Е в фенотипическую дисперсию. Затем из модели последовательно исключали компоненты G и С. Исключение G подразумевает, что все сходство между близнецами можно отнести за счет общей для них внутрисемейной среды. Исключение С, наоборот, предполагает, что внутрипарное сходство целиком определяется общими генами. На следующем этапе оценивалось, могут ли латентные факторы G, С v. E, проявляющиеся только в возрасте 7 лет, быть исключены из модели (что подразумевает отсутствие новых генетических и средовых влияний в 7 лет) и можно ли приравнять генетические или средовые ковариации к нулю (что подразумевает полную независимость генетических и средовых факторов в разном возрасте).

 

121

 

Параметры h, с и е, представляющие влияние G, С и Е на фенотип, оценивались методом максимального правдоподобия с помощью программы MX [17]. Правдоподобия описанных выше двумерных генетических моделей сравнивались с правдоподобием полной модели, в которой ковариационная матрица (4х4) и вектор средних значений IQ (4х1) оценивались для каждой из пяти групп разного пола и зиготности. Соответствие моделей, оценивающих менее чем 70 параметров, заданных в полной модели, оценивалось с помощью отношения правдоподобия ?2. Адекватность "субмодели" оценивалась путем вычитания -21og-пpaвдoпoдoбия для полной модели из -2 log-правдоподобия для редуцированной модели. Эта разность имеет распределение ?2. Число степеней свободы (df) для данного теста эквивалентно разности чисел оцениваемых параметров полной модели и "субмодели".

Размер файла: 147.07 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров