Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ: ОТ ЛИЧНОСТИ К ГРУППЕ

Категория психологической защиты относится в современной психологии к разряду давно и прочно утвердившихся. Она давно вошла во все психологические словари и справочники как общепринятое понятие из области психологии личности. "Защита психологическая - социальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта... В широком смысле термин "Защита психологическая" употребляется для обозначения любого поведения, устраняющего психологический дискомфорт... " [18; 121] - одно из самых общих определений этого феномена. За этим и аналогичными определениями (см. [34], [35] и др.) стоит представление об индивидуально-психологической природе явления психологической защиты и ее механизмов, рожденное еще в рамках психоанализа З. Фрейда [19], [20]. Однако практика работы с социальными группами в самых различных областях общественной жизни: в педагогике [8], [31], [43], [46], [51], в управлении [1], [16], [17], [21], [41], в групповой психотерапии [22], [29], [36], [47] - обнаруживает недостаточность только индивидуального уровня анализа этой проблемы. Иными словами, есть все основания предполагать существование иного уровня проявления психологической защиты, когда ее субъектом становится группа.

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИСТОКИ

 

Первоначально защитные механизмы личности были связаны с классическим психоанализом, а именно с теорией либидо и фрейдовской структурной моделью личности, включающей три инстанции: Оно, Я и Сверх-Я. Свою классическую работу "Психология "Я" и защитные механизмы" А. Фрейд посвятила анализу "средств, с помощью которых "Я" обороняется против неудовольствия и страха и старается утвердить свое господство над импульсивным поведением, аффектами и влечениями" [20; 12]. Если кратко изложить основные теоретические положения относительно категорий защитных механизмов в психоаналитической традиции, то 1) защита является одной из функций (или деятельностей) Я, направленных в большинстве случаев против Оно, а также против неприятных или невыносимых представлений и аффектов; 2) мотивами защиты являются главным образом страх или неудовольствие; 3) защитные

 

55

 

меры служат укреплению границ Я; 4) существует огромное разнообразие типов защиты (например, защита против влечений, защита против аффектов, постоянные защитные проявления, образование симптома и т. д.) и конкретных видов (механизмов) защиты, таких, как вытеснение, смещение, изоляция, формирование реакции и т. п.

Один из ярких представителей эго-психологии Х. Хартманн [39] высказал мысль о том, что защитные механизмы Я могут одновременно служить как для контроля над влечениями, так и для приспособления к окружающему миру.

Всего А. Фрейд упоминает десять способов защиты: вытеснение, регрессия, формирование реакции, изоляция, проекция, интроекция, обращение против самого себя, превращение в противоположность и сублимация. По ее мнению, все упомянутые защитные механизмы, за исключением сублимации, играют негативную роль для психического здоровья человека. Помимо этого она описала ряд защитных техник, используемых детьми (отрицание реальности, идентификация с агрессором, интеллектуализирование), которые позднее были отнесены последователями к числу самостоятельных защитных механизмов.

Однако такого рода неясности в полной мере закономерны в этой области: сказывается крайняя сложность и запутанность самого предмета исследования для его научного описания и объяснения. В своих текстах и сам З. Фрейд, и его дочь не были в достаточной степени строги в употреблении понятий "психологическая защита" и "защитные механизмы", развивая довольно сложные и разветвленные теоретические построения на основании одного-двух клинических случаев.

Можно указать большое число попыток верифицировать сведения об отдельных защитных механизмах, оставаясь в рамках их психоаналитического истолкования [30], [32], [43], [49]. Вместе с тем многие соответствующие факты допускали свою интерпретацию с иных теоретических позиций. Например, вытеснение, обнаруживающееся во фрейдовском понимании как неспособность индивида вследствие наличия определенных мотивов вспомнить ранние содержания сознания, в некоторых случаях более точно могло бы быть определено как "мотивированное забывание" [40].

Заслуживает внимания предпринятая Ф. Перлзом попытка соединения психоаналитических и гештальтпсихологических положений, обозначенная самим автором скорее как критический пересмотр психоанализа с точки зрения гештальта [44]. Ф. Перлз исходит из того, что защитная активность имеет эволюционно-биологические корни. Она возникает на основании восприятия и распознавания опасности и необходимости непосредственного контакта с источником этой опасности. Кроме того, человек, по его мнению, переживает опасность внутри себя, особенно тогда, когда одна из частей собственной личности вызывает враждебные чувства. Таким образом, психологическая защита направляется как против нежелательных мыслей, чувств и ощущений изнутри, так и против нового знания снаружи. "Все, что угрожает целостной личности или одной из ее частей, воспринимается как опасность, как нечто враждебное, что должно быть уничтожено. При этом источник опасности можно либо разрушить, либо постараться избежать его", - писал он в одной из первых работ на эту тему [44; 77].

Однако особенно мощный объяснительный потенциал для явлений, традиционно относимых к защитным механизмам личности, обнаруживается именно в социальной психологии. Так, идентификация, по З. Фрейду, реализует защитную функцию Я против инцестуозных влечений с целью сохранения родительской любви. А. Бандура же полагал, что идентификация играет важнейшую роль в процессе социального научения [26]. С другой стороны, представления А. Фрейд об идентификации с агрессором получили косвенное подтверждение в социально-психологических исследованиях. В работах Г. Горера было установлено, что иммигранты, проживающие в США недолгое время, проявляют гораздо более

 

56

 

сильную враждебность к вновь въезжающим, чем дольше живущие там [38]. Б. Беттельхейм обнаружил, что некоторые заключенные фашистских концентрационных лагерей вели себя агрессивно по отношению к "новичкам", пришивали себе на одежду эмблемы гестапо и отрицали критические высказывания иностранных корреспондентов в адрес нацистов [28]. В теории социального научения А. Бандуры поведение такого рода характеризуется скорее как модель агрессивного поведения, которая усваивается наблюдателем, если это приносит очевидные выгоды [26]. Ф. Хайдер предполагал, что в этих случаях защита выдвигается не против страха, а против неприятного чувства разногласия со значимым для индивида лицом. Было показано, что при расхождении с мнением лица, отношения с которым оцениваются как позитивные, возможны разные пути восстановления баланса. Один представляет собой идентификацию, другой состоит в отрицании реальности.

Еще один защитный механизм - рационализация - хорошо "вписывается" в теорию когнитивного диссонанса Л. Фестингера [36]. Эта теория базируется на положении о том, что одновременное существование содержаний сознания, противоречащих друг другу, принуждает индивида принять меры к снижению диссонанса. Особенно часто это достигается посредством рационализации (известный пример с курильщиком).

Поскольку механизм проекции, уже давно вышедший за рамки чисто защитной функции и рассматриваемый поэтому как один из универсальных личностных феноменов, тесно связан с образованием предрассудков, важное значение имеют социально-психологические исследования формирования установок. В этой же связи обязательно следует упомянуть работы Г. Келли по каузальной атрибуции [42], в которых показано, что проекция своего опыта на чужое поведение позволяет "наивному психологу" выстроить некоторую схему объяснения причин этого поведения.

Размер файла: 71.23 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров