Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Методические указания к научно-исследовательской работе студентов по курсу “Социология”. Ч. 1/ Сост.: Е. А. Сафонова: СибГИУ. - Новокузнецк, 2003. – 45 (3)
(Методические материалы)

Значок файла Методические рекомендации для практических занятий по психологии: Метод. указ./ Сост.: С. Г. Колесов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 29 (8)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по проведению производственной практики (первой). Специальность «Промышленное и гражданское строительство» (290300) (3)
(Методические материалы)

Значок файла Контроль качества бетона. Определение прочности бетона неразру-шающими методами. Методические указания к выполнению лабора-торных работ по курсу «Технология строительных процессов». Специ-альность «Промышленное и гражданское строительство» (290300) (7)
(Методические материалы)

Значок файла Динамика. Тема 6. ПРИНЦИП ВОЗМОЖНЫХ ПЕРЕМЕЩЕНИЙ: Расч. прак./ Сост.: Г.Т. Баранова, Н.И. Михайленко: СибГИУ.-Новокузнецк, 2003.- с (3)
(Методические материалы)

Значок файла Семенихин А.Я. С 30 Технология подземных горных работ: Учебное пособие / А.Я. Семенихин, В.И. Любогощев, Ю.А. Златицкая. – Новокузнецк: СибГИУ, 2003. - 91 с (23)
(Методические материалы)

Значок файла Огнев С.П., Ляховец М.В. Основы теории управления: методические указания. – Новокузнецк: ГОУ ВПО «СибГИУ», 2004. – 45 с (20)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

СОМНИТЕЛЬНЫЕ ДОСТОИНСТВА КОНЦЕПЦИИ МОДЕРНИЗАЦИИ

Национальные доклады о недавних структурных переменах и постсоциалистических процессах в странах Центральной Европы отлично и информативно раскрыли ключевые тенденции современного мира. Чешский (Махонин и др.), немецкий (Цапф и др.), венгерский (Шпедер и др.) и польский (Адамский и др.) национальные доклады о переменах в социальной структуре и процессах в сфере социальной защиты могут быть образцом любого доклада о социальных тенденциях какой-либо страны или нации. Аналогичные исследования делались с использованием схожих категорий в той части Европы, которую я представляю – в скандинавских странах – Дании, Финляндии, Исландии, Норвегии и Швеции.

Но есть одна важнейшая разница в рамках и в теоретических посылках социальных докладов по скандинавским странам и нынешних национальных докладов по Центральной Европе. В странах Скандинавии доклады о социальных и социетальных процессах редко строятся на концепциях модерна (modernity) и модернизации. Конечно, эти концепции знакомы обществоведам Скандинавии, но они по большей части ограничены сферой теоретических дискуссий и не служат отправными точками описания развития общества. Мой первый вопрос таков: действительно ли концепции модерна и модернизации сущностно важны для описания постсоциалистических стран Центральной Европы? Честно говоря, мой вопрос оправдан уже тем, что посылка о модернизации играет небольшую роль в польском и венгерском докладах.

Спору нет, концепции модерна и модернизации плодотворны и полезны как общая основа социальных докладов по постсоциалистическим странам Центральной и Восточной Европы. Более того, теоретический анализ модернизации, данный в ряде национальных докладов, современен и инновативен; он также нюансирован и осторожен в применении концепции модерна к разным ситуациям. Подчеркнуты наличие разных взглядов на теории модернизации [30, p. 5-7] и важность постоянного пересмотра концепции модернизации. Концепция модернизации отправная точка анализа того, насколько хорошо и в какой мере достигнуты основные цели демократии, роста и защищенности. Тем не менее, у меня возникла неловкость при встрече с концепциями модерна и модернизации. Фактически они могут мешать наблюдению за некоторыми важными тенденциями. Во всяком случае, мой комментарий содержит критику концепции модернизации. Может быть, признак плодотворности этих концепций именно в том, что, критикуя их, можно найти новые проблемы, достойные исследования.

Временн?я предвзятость социальной науки ХХ века

Социальная наука и социология ХХ века, среди прочего, культивировали достаточно специфичную картину времени. Первоначально модерн считался присутствующим в развитии структурной дифференциации, в новых измерениях институтов, плюралистичных культурных программах, в развитии рефлективности и т.д. Классические социологические теории модерна, как их разработали Карл Маркс, Эмиль Дюркгейм и Макс Вебер, вполне очевидно строились на посылке, что стандарты модерна, названные выше, будут переняты всеми модернизирующимися странами.

Выдающиеся ученые конца ХХ века – Бек [6], Гидденс [12], Maхонин [17], Штомпка [26], Терборн [27], Цапф [29] к критике концепций модерна и модернизации добавили важные нюансы, но все же продолжали пользоваться этими концепциями. В качестве одного из способов демонстрации возможных недостатков и неточностей в представленных нам национальных докладах я покажу три основные критические точки зрения на концепции модерна и модернизации. 1) Альтернативную концепцию множественных модернов (multiple modernity), прежде всего в форме, в последнее время разработанной Ш. Айзенштадтом [2000, p. 1-29]. 2) Критические аргументы, выдвинутые так называемой постмодернистской социологией [21]. 3) Опасность разработки социальной политики на основе взглядов об идеальных условиях будущего.

 

Множественные модерны

Понятие 'множественные модерны’, особенно в работах Ш.Н. Айзенштадта, обозначает определенный взгляд на современный мир. Да, считает этот ученый, то, что мы зовем модерном, имеет истоки в западном мире. У него есть институциональные формы, такие как демократическое национальное государство, рыночная экономика, ориентированные на исследования университеты, культурные представления о том, что знание всегда можно оспаривать. Социальные формы больше не считаются данными раз навсегда. Рефлективность была объявлена предельно важной. Модерн возник, когда т?, что считалось стабильным миром, утратило качество неизменности и неоспоримости. Эти модернистские взгляды возникли на Западе, но они не были автоматически переняты и адаптированы другими странами мира. Разные носители модерна: экономические институты, политическая арена, институты социализации и образования и т.д., - образовали весьма разные сочетания в конкретных странах. Вариативность процесса модернизации, по Айзенштадту, почти что огромна. В большинстве обществ Дальнего Востока, Среднего Востока и Африки приняты – как базовая - модель территориального государства и образцы развития национального государства. И элиты и оппонировавшие им силы переняли многие важные стороны западного модерна. Однако они могли делать это, принимая и отвергая по своему выбору разные элементы ради собственной выгоды. То есть применение западных модернов незападными обществами сопровождалось непрерывным отбором, новой интерпретацией и новыми формулировками импортных идей. По Айзенштадту, эти процессы не привели к появлению лишь одной цивилизации. Во всех обществах новые привычки сомневаться привели к различным повесткам дня.

Конечно, можно возразить, что Айзенштадт говорит о множестве модернов в незападном мире и о странах где-то вне Европы и Северной Америки. Однако есть достаточно оснований сомневаться, что в западном мире сегодня имеет место общий одинаковый модерн. В странах Европы и Северной Америки больше нет ясных и очевидных связей между моделями институтов, социальной структурой и культурными ориентациями. Может быть, самый очевидный симптом перемен – быстрый рост новых социальных и политических движений. Масштабные, хорошо известные движения в сегодняшних обществах – это женские, экологические, религиозные фундаменталистские движения, возрождающиеся этнические движения и т.д. Но вопрос в том, что, по-видимому, непрерывно растут новые социальные движения, часто формируемые на низовом уровне, при сильном воздействии на взгляды масс. Новые социальные движения, часто возникшие спонтанно, - свидетельства значимых различий политических взглядов современных граждан. В реакции на модернизацию явно присутствуют различия между северными и южными членами Европейского Союза. Представители стран Севера Европы подчеркивают индивидуальность и государство как человечески важные и добрые социальные силы, в то время как корни так называемой субсидиарности Юга в локальных сообществах, системе родства и церкви. Различия выходят на первый план, например, в отношении доступа к государственным документам.

Изучая страны Центральной Европы - Чешскую Республику, бывшую Восточную Германию, Венгрию, Польшу и Словакию трудно представить, чтобы их очень разный исторический опыт последних двух веков не создал значительных различий в господствующих там предпочтениях и отрицаниях черт модерна. Эти страны весьма различны в плане и их традиционного религиозного наследия и политического наследия XIX в. Как известно, и нацистский период имел весьма разные последствия для стран центра Европы. Власть коммунистов со второй половины 1940-х до конца 1980-х годов, конечно, столь явно доминирующий опыт, что есть соблазн предположить практически одинаковое ее влияние на все обсуждаемые страны. По моему мнению, настало время учитывать факт, что до-коммунистические, коммунистические и посткоммунистические времена содержали критически разные моменты в странах Центральной Европы. В венгерском докладе Золтана Шпедера и его коллег отмечено: нельзя не заметить факта, что некоторые элементы социалистической формации между 1945 и 1990 гг. стали частью современной венгерской системы. Этот образец по всей вероятности весьма различен в разных постсоциалистических странах в зависимости и от их прежней истории и опыта периода власти коммунистов. Фактически нам сегодня нужна теория, уточняющая различия истории и развития постсоциалистических стран.

Хорошо известно, что уровни жизни в странах Центральной Европы при коммунистах заметно различались. Восточная Германия по материальному уровню жизни была в наиболее выгодном положении среди стран коммунистического блока. Смертность там, например, была явно ниже, чем в социалистических странах Центральной Европы. К этому можно добавить другие конкретные данные статистики. Материальный уровень жизни в Чехословакии был существенно лучше, чем в Польше. Во всяком случае, между этими странами были явные верифицируемые различия.

Но в плане прав человека концепция модернизации часто вводит в заблуждение. Многие доклады о модернизации и политических процессах сваливают в одну кучу все бывшие социалистические страны Центральной Европы, полагая, что гражданские и политические права здесь были, в сущности, одинаковы. Эту посылку по праву следует поставить под сомнение. Конечно, мой опыт основан, прежде всего, на контактах с учеными: как работник Научного совета Финляндии я посещал все обсуждаемые здесь страны. И осмелюсь утверждать, что большинство скандинавов считали Польшу и Венгрию заметно более свободными и открытыми в политическом плане, чем Восточную Германию и Чехословакию. Внешними признаками этого были допущение мелкого частного бизнеса, положение католической церкви. Интересная информация приведена Хенриком Доманьским [9, p.13]: драматическое снижение доходов в частном бизнесе в Польше в 1991-93 гг.



Размер файла: 69.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров