Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Карлос Кастанеда. Активная сторона беcкoнечнocти

СОДЕРЖАНИЕ




ПРЕДИСЛОВИЕ
ВВЕДЕНИЕ

Часть первая
ТРЕПЕТ В ВОЗДУХЕ
ПУТЕШЕСТВИЕ СИЛЫ
НАМЕРЕНИЕ БЕСКОНЕЧНОСТИ
КЕМ ЖЕ НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛ ДОН ХУАН?

Часть вторая
КОНЕЦ ЭПОХИ
ЗАБОТЫ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ
ПОЗИЦИЯ, НА КОТОРОЙ Я НЕ МОГ БОЛЬШЕ ОСТАВАТЬСЯ
НЕИЗБЕЖНАЯ ВСТРЕЧА
ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ
ИЗМЕРЕНИЕ ПОСТИЖЕНИЯ
СКАЗАТЬ "СПАСИБО"

Часть третья
ЗА ПРЕДЕЛАМИ СИНТАКСИСА
ПРОВОДНИК
ИГРА ЭНЕРГИИ НА ГОРИЗОНТЕ
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ТЕМНОМУ МОРЮ ОСОЗНАНИЯ
НЕОРГАНИЧЕСКОЕ ОСОЗНАНИЕ
ЧИСТЫЙ ВЗГЛЯД
ЧЕРНЫЕ ТЕНИ

Часть четвертая
НАЧАЛО ОКОЧАТЕЛЬНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ
ПРЫЖОК В БЕЗДНУ
ВОЗВРАЩЕНИЕ
Copyrights



Эта книга посвящается двум ученым, благодаря которым я почувствовал
желание, а затем и обрел способность заниматься полевыми
антропологическими исследованиями, - профессорам Клементу Мейгануи
Хэролду Гарфинкелю. Следуя их советам, я с головой окунулся в полевую
ситуацию, из которой уже никогда не вынырнул. Если я нарушил дух / букву
их наставлений, ну что ж... Я ничего не мог с собой поделать.. Прежде
чем я успел выдвинуть четкие "общественнонаучные" формулировки, меня
поглотила огромная сила, которую шаманы называют Бесконечностью.




ПРЕДИСЛОВИЕ



Синтаксис


Человек всмотрелся в свои уравнения и заявил, что Вселенная имела
начало. В начале был взрыв, - сказал он, - Назовем его "Большой Взрыв",
так и родилась Вселенная. И она расширяется, - сказал человек. Он даже
вычислил продолжительность ее жизни: десять миллиардов обращений Земли
вокруг Солнца. И весь мир был счастлив; все решили, что его вычисления -
это и есть наука. Никому не пришло в голову, что, предположив, что
Вселенная имела начало, этот человек просто следовал синтаксису своего
языка; синтаксису, который требует начал, вроде рождения, развитий,
вроде созревания, и завершений, вроде смерти. Только так строятся
высказывания. Вселенная когда-то началась, а теперь она стареет, -
заверил нас тот человек. И она умрет, как умирает все, и как он сам умер,
после того как подтвердил математически синтаксис своего родного языка.



Синтаксис иного типа


Действительно ли Вселенная имела начало?
Верна ли теория Большого Взрыва?


Это - не вопросы (несмотря на вопросительный знак).

Является ли синтаксис, который требует начал,
развитий и концов для построения высказываний,
единственным существующим синтаксисом?


Вот это - настоящий вопрос.

Есть другие синтаксисы.

Есть такой, например, который требует, чтобы различные варианты
интенсивности принимались как факт.

В этом синтаксисе ничто не начинается и ничто не кончается;
рождение - это не четко выделенное событие, а лишь особый тип
интенсивности, как и созревание, и смерть.

Человек этого синтаксиса, просматривая свои уравнения, обнаруживает,
что он вычислил достаточно много вариантов интенсивности, чтобы
авторитетно заявить:

Вселенная никогда не начиналась
и никогда не закончится,
но она прошла, и проходит сейчас, и еще пройдет
через бесконечные колебания интенсивности.

Этот человек вполне мог бы заключить, что сама Вселенная является
колесницей интенсивности и на ней можно мчаться сквозь бесконечные
перемены.

Он бы мог прийти к этому выводу, и ко многим другим, пожалуй, даже
не осознавая, что он лишь подтверждает синтаксис своего родного языка.




ВВЕДЕНИЕ


Эта книга представляет собой своего рода коллекцию памятных событий
моей жизни. Я начал собирать ее, следуя совету дона Хуана Матуса, шамана
родом из индейского племени яки. Он был моим учителем и в течение
тринадцати лет пытался сделать доступным для меня мир знания шаманов,
которые жили в Мексике в древние времена. Дон Хуан предложил мне
собирать коллекцию интересных случаев, и предложил как бы мимоходом,
словно эта мысль только что пришла ему в голову. Но таков уж был его
стиль обучения. Он предпочитал скрывать важность некоторых своих
маневров, маскируя их под вполне безобидные мирские действия. Я думаю,
что он защищал меня от жгучей боли окончательности, представляя все это
как нормальные явления повседневной жизни.

Со временем дон Хуан открыл мне, что шаманы древней Мексики считали
такое собирание памятных событий отличным способом активизации сгустков
утерянной энергии, существующих в нашем "я". Он объяснил, что такие
сгустки состоят из энергии, которая рождается в самом теле, а затем
вытесняется, выталкивается со своего места обстоятельствами нашей
повседневной жизни и становится недоступной. Так что собирание памятных
событий было для дона Хуана и шаманов его линии средством повторного
задействования этой неиспользуемой энергии.

Необходимой предпосылкой такого собирания является акт
добросовестного и искреннего сведения воедино всех связанных с событием
эмоций и постижений. Ничто не должно быть упущено. Как сказал дон Хуан,
шаманы его линии были убеждены, что собирание памятных событий помогает
выполнить эмоциональную и энергетическую настройку, необходимую для
сознательного путешествия в неведомое.

Дон Хуан описал конечную цель своего шаманского знания как
подготовку к окончательному путешествию, тому путешествию, которое
каждому человеку приходится предпринимать в конце своей жизни. Он сказал,
что благодаря дисциплине и решимости шаманы были способны сохранять свое
индивидуальное осознание и помнить о своей цели даже после смерти. Для
них то, что современный человек называет "жизнь после смерти", было не
туманным бестелесным состоянием, а очень конкретным миром, до краев
наполненным практической деятельностью иного порядка, чем практическая
деятельность повседневной жизни, но тоже весьма практической и
функциональной. Дон Хуан считал, что собирание памятных событий своей
жизни было для шаманов подготовкой к вхождению в тот конкретный мир,
который они называли активной стороной бесконечности.

Однажды утром мы с доном Хуаном беседовали под его рамадой. Рамада
- это что-то вроде веранды, хрупкое сооружение из бамбука с редким
навесом из прутьев, который дает тень, но не защищает от дождя. Под
навесом было несколько небольших крепких посылочных ящиков, которые
служили сиденьями. Надписи на ящиках поблекли и скорее походили на
узорные украшения, чем на адреса и названия почтовых организаций. На
одном из таких ящиков я и сидел, прислонившись спиной к фасаду дома. Дон
Хуан сидел на другом ящике, привалившись к подпорному шесту рамады. Я
приехал на своей машине всего несколько минут назад. Целый день просидел
за рулем - в такую жаркую, влажную погоду! Я потел, нервничал и ерзал.

Дон Хуан начал разговор, как только я удобно устроился на ящике.
Широко улыбаясь, он заметил, что люди, страдающие избыточным весом,
просто не знают, как надо бороться с ожирением. Что-то в изгибе его губ
подсказало мне, что это не просто шутка о тяготах дальних поездок на
автомобиле. Камешек был явно в мой огород: под видом шутки дон Хуан
самым что ни на есть открытым текстом заявил мне, что я растолстел.

Я так занервничал, что непроизвольно дернулся на своем ящике и
сильно ударился спиной о тонкую стену дома. Этот удар потряс дом до
самого фундамента. Дон Хуан вопросительно посмотрел на меня, но, вместо
того чтобы спросить, все ли со мной в порядке, он заверил меня, что я не
сломал его дом. Затем он стал пространно объяснять, что этот дом - лишь
его временное обиталище, а вообще-то он живет в другом месте. Когда я
спросил его, где же он на самом деле живет, он долго смотрел на меня.
Его взгляд не был враждебным, но, как мне показалось, давал понять, что
я совершил бестактность. Я не понял, в чем тут дело, и решил было
повторить свой вопрос, но дон Хуан остановил меня.

- Здесь такие вопросы не задают, - сказал он жестко. - Спрашивай
что хочешь о процедурах или идеях. Когда я буду готов сообщить тебе, где
я живу (если вообще буду), я тебе скажу, не дожидаясь твоих вопросов.

Я почувствовал себя отвергнутым и невольно покраснел. Было очень
обидно. Неудержимый хохот дона Хуана только подлил масла в огонь. Он не
просто отказался ответить на мой вопрос; он меня оскорбил, а теперь еще
и смеялся надо мной!

- Я живу здесь временно, - продолжал между тем дон Хуан, не обращая
внимания на мое окончательно испорченное настроение, - потому что это
магический центр. Фактически, я живу здесь ради тебя.

Заявление было обескураживающим. Я не мог этому поверить. Может, он
так говорит просто для того, чтобы загладить обиду?

- Ты действительно живешь здесь ради меня? - спросил я наконец, не
в силах сдержать любопытство.

-Да, - сказал он спокойно. - Я должен воспитывать* тебя. Ты - такой
же, как я. Сейчас я повторю тебе то, что уже говорил раньше: задача
каждого нагваля в каждом поколении магов заключается в том, чтобы найти
нового мужчину или женщину, которые, как и он сам, имели бы двойную

Англ. to groom - "ходить м лошадью", "чистить лошадь", ухаживать, холить, амер. - "готовить к определенного рода деятельности" . -Прим. ред.




энергетическую структуру. Я увидел такую структуру у тебя на автобусной
станции в Ногалесе. Когда я вижу твою энергию, я вижу два наложенных
друг на друга светящихся шара - один сверху, а другой снизу. Это и есть
то качество, которое связывает меня с тобой. Я не могу отвергнуть тебя,
как и ты не можешь отвергнуть меня.

Его слова подействовали на меня самым странным образом. Если только
что я злился, то теперь мне хотелось плакать.

Дон Хуан продолжил, сказав, что он хотел начать мое продвижение по
пути воинов, как это называют маги, при поддержке силы того места, где
он жил. Место это - центр очень сильных эмоций и реакций. Здесь
тысячелетиями жили воины, пропитав саму землю своей озабоченностью
битвой.

В то время дон Хуан жил в северомексиканском штате Сонора, примерно
в ста милях к югу от города Гуаймаса, куда я всегда ездил, чтобы
повстречаться с ним, когда этого требовала моя исследовательская работа.

- Неужели мне нужно вступать в битву, дон Хуан? - спросил я, не на
шутку встревоженный его заявлением, что однажды и мне потребуется
озабоченность битвой. Я уже научился принимать все, что он говорит, с
предельной серьезностью.

- Можешь в этом не сомневаться, - ответил он с улыбкой. - Когда ты
впитаешь в себя все, что можно впитать в этом месте, я смогу уйти.

У меня не было никаких оснований сомневаться в его словах, но я
как-то не мог себе представить, чтобы дон Хуан куда-то ушел из этих мест.
Он был неотъемлемой частью всего того, что его окружало. Но дом его и
впрямь выглядел временным жилищем.. Это была лачуга, типичная для земле-
дельцев-яки: фактически, просто обмазанный глиной плетень с плоской
соломенной крышей. В доме была одна большая комната - столовая, она же и
спальня, - и пристройка-кухня без крыши.

- Очень трудно иметь дело с людьми, имеющими лишний вес, - сказал
дон Хуан.

Мне это показалось не слишком уместным. Но дон Хуан просто вернулся
к той теме, с которой я его сбил, толкнув спиной стену его хижины.

- Минуту назад ты ударил мой дом, как стенобитный шар, - сказал он,
медленно покачивая головой из стороны в сторону. - Какой удар! Удар,
достойный такого упитанного человека.

Меня задело, что он говорит обо мне так, словно на мне можно уже
поставить крест. Я немедленно занял оборонительную позицию. Дон Хуан,
ухмыляясь, выслушал мои бессвязные объяснения о том, что для такой
костной структуры у меня совершенно нормальный вес.

- Да конечно, конечно, - согласился он примирительно. - У тебя
большие кости. Ты, наверное, с легкостью мог бы носить на себе еще
тридцать фунтов веса, и никто, я тебя уверяю, не заметил бы этого. Я бы,
например, не заметил.

Но его ехидная усмешка ясно давала понять, что он продолжает
издеваться надо мной. Затем он спросил, как мое здоровье вообще, и я
начал рассказывать о своем здоровье, отчаянно пытаясь предотвратить
любые дальнейшие комментарии по поводу моего веса. Но дон Хуан сам
сменил тему.

- А как поживают твои странности и причуды? - спросил он вдруг со
смертельной серьезностью.

Чувствуя себя последним идиотом, я ответил, что они поживают хорошо.
"Странностями и причудами" он именовал мой интерес к собирательству. В
то время я как раз с новым пылом предавался своей старой страсти -
коллекционированию всего, что только можно коллекционировать. Я собирал
журналы, марки, пластинки, реликвии Второй мировой войны - штыки, каски,
флаги и тому подобное.

- Насчет моих причуд, дон Хуан, могу тебе сказать только одно: я
пытаюсь распродать свои коллекции, - сказал я с видом мученика, которого
заставляют сделать что-то совершено невыносимое.

- Быть коллекционером - не такая уж плохая идея, - ответил дон Хуан
с таким видом, словно действительно так считал. - Все дело в том, что
именно коллекционировать. Ты собираешь всякий мусор, никому не нужные
предметы, которые порабощают тебя так же сильно, как и твоя любимая
собака. Ты не можешь просто так взять и уехать по своим нуждам, если у
тебя есть собака, за которой ты должен ухаживать, или коллекции, о
которых ты будешь постоянно беспокоиться.

- Я на самом деле ищу покупателей, дон Хуан, честное слово, -
запротестовал я.

- Нет-нет, не думай, что я тебя в чем-то обвиняю, - ответил он. -
Наоборот, мне нравится твой дух коллекционера. Мне просто не нравятся
твои коллекции, вот и все. Я бы предложил тебе коллекционировать кое-что
действительно стоящее.

Дон Хуан сделал долгую паузу. Казалось, он то ли ищет нужные слова,
то ли драматически разыгрывает хорошо скрываемое сомнение. Он взглянул
на меня глубоким, пронзительным взглядом.

- Каждый воин действительно должен собирать особый альбом, -
заговорил он наконец, - альбом, раскрывающий личность воина; альбом,
который фиксирует обстоятельства его жизни.

- Почему ты называешь это коллекцией дон Хуан? - заспорил я. - И
этот альбом, зачем он?

- Это именно коллекция, - отрезал дон Хуан. - И больше всего это
похоже на альбом с фотографиями, сделанными с памяти, фотографиями
вспоминания памятных событий.

- Эти "памятные события" памятны в каком-то особом смысле?
- спросил я.

- Они памятны, потому что обладают особым значением в твоей жизни,
- сказал дон Хуан. - Я предлагаю тебе собрать такой альбом, поместив в
него полный отчет о различных событиях, которые имели особое значение в
твоей жизни.

- Каждое событие в моей жизни имело для меня особое значение, дон
Хуан! - заявил я убежденно и тут же почувствовал неловкость от того, как
высокопарно это прозвучало.

- Не каждое, - ответил он, улыбаясь и явно наслаждаясь моей
реакцией. - Далеко не все события в твоей жизни имели для тебя такое уж
большое значение. Было несколько таких, которые, мне кажется, изменили
кое-что для тебя, осветили твой путь. Обычно события, которые изменяют
наш путь, являются одновременно и безличными, и глубоко личными.

- Я не стараюсь казаться сложнее, чем я есть, дон Хуан, но, поверь
мне, все, что со мной происходило, соответствует этим параметрам, -
сказал я, зная, что лгу.

Сразу же после того, как я сделал это заявление, мне захотелось
извиниться, но дон Хуан просто не обратил на него никакого внимания.
- Не относись к этому альбому как к мешанине из банальных переживаний
твоей жизни, - продолжал он как ни в чем не бывало.

Я глубоко вздохнул, закрыл глаза и попытался успокоиться. Снова и
снова я сталкивался с одной и той же неразрешимой проблемой: мне
совершенно не нравились эти мои визиты к дону Хуану. В его присутствии я
чувствовал себя в опасности. Он постоянно придирался ко мне и не
оставлял мне никакой возможности показать мои сильные стороны. Мне
надоело терять лицо каждый раз, как я открываю рот; мне надоело
чувствовать себя дураком.

Но где-то внутри меня прозвучал и другой голос, донесшийся из самых
глубин, далекий, почти неслышный. В пылу своего внутреннего диалога я
услышал, как кто-то сказал, что мне уже слишком поздно поворачивать
назад. Это был не мой голос и не мои мысли; кто-то неведомый говорил,
что я зашел слишком далеко в мир дона Хуана и теперь нуждаюсь в доне
Хуане больше, чем в воздухе.

- Говори что хочешь, - казалось, шептал мне этот голос, - но не
будь ты таким эгоистичным, ты бы так сильно не расстраивался.

- Это голос твоего другого сознания, - произнес дон Хуан, словно
читая мои мысли.

Мое тело непроизвольно подпрыгнуло. Мой страх был так велик, что на
глаза навернулись слезы. Я, как на исповеди, рассказал дону Хуану о том,
что меня беспокоило.

- Твой конфликт вполне естествен, - сказал он, - и поверь мне, я не
стараюсь его обострить. Мне это не свойственно. Но я могу рассказать
тебе несколько историй о том, как мой учитель, нагваль Хулиан,
проделывал это со мной. Я ненавидел его всем своим существом. Я был
очень молод, и я видел, как его обожали женщины. Они просто преклонялись
перед ним, а когда я пытался просто поздороваться с ними, они
набрасывались на меня, как львицы, готовые загрызть. Меня они смертельно
ненавидели, а его - любили. Каково, по-твоему, было мне?

- И как ты справился с этим конфликтом, дон Хуан? - спросил я с
неподдельным интересом.

- Ни с чем я не справлялся, - заявил он. - Этот конфликт был
результатом сражения между двумя моими сознаниями. У каждого из нас,
людей, есть два сознания. Одно полностью наше и похоже на тихий голос,
который всегда несет в себе мир, порядок, смысл. Другое сознание - это
нечто встроенное извне*. Оно приносит нам конфликты, внутренние споры,
сомнения, чувство безнадежности.
Англ. - "foreign installation".


Я был так поглощен своими ментальными процессами, что совершенно не
уловил сказанного доном Хуаном. Я мог бы воспроизвести его слова, но они
не имели для меня никакого смысла. Дон Хуан спокойно, глядя мне прямо в
глаза, повторил все то, что он только что сказал. И снова я не смог
понять смысла его слов. Мое внимание не фокусировалось.

- Не пойму, в чем тут дело, дон Хуан, но я не могу сосредоточиться
на том, что ты мне говоришь, - признался я.

- А я очень хорошо понимаю, почему ты не можешь, - сказал он,
широко улыбаясь. - Поймешь и ты когда-нибудь, сразу же, как только
разберешься: любишь ты меня или нет. В тот самый день, когда ты
перестанешь быть центром мира - я-я. Ну а пока что давай отложим вопрос
о наших двух сознаниях и вернемся к идее твоего альбома памятных событий.
Я должен добавить, что составление такого альбома - это упражнение на
дисциплину и беспристрастность. Можешь также считать его актом битвы.

Предсказание дона Хуана - о том, что конфликт моей любви и нелюбви
к нему закончится, как только я откажусь от своего эгоцентризма, - для
меня ничего не решало. Собственно, оно лишь еще больше расстроило и
разозлило меня. И когда дон Хуан сказал об альбоме как об акте битвы, я
набросился на него со всей яростью.

- Уже саму идею коллекции событий трудно понять, - заявил я
протестующим тоном, - а то, что ты называешь ее "альбомом", который к
тому же является "актом битвы", - для меня это уже слишком. Это слишком
неясно. Эти метафоры настолько неясные, что теряют всякий смысл.

- Странно! По мне, так как раз наоборот, - спокойно ответил дон
Хуан. - Для меня в том, что такой альбом является актом битвы,
содержится бездна смысла. Я бы не хотел, чтобы мой альбом памятных
событий был чем-нибудь другим, кроме акта битвы.

Я хотел продолжать спорить дальше, собираясь объяснить ему, что
понимаю идею альбома памятных событий. Я возражал лишь против того, что
дон Хуан так запутанно ее излагает. В то время я считал себя сторонником
ясности и функциональности в использовании языка.

Дон Хуан воздержался от комментариев по поводу моего воинственного
настроения. Он лишь покивал головой, как бы полностью соглашаясь со мной.
И тут произошло что-то непонятное. Не то у меня совершенно иссякла энер-
гия, не то, наоборот, гигантская волна энергии подхватила меня.
Совершенно неожиданно, помимо воли я осознал бессмысленность этой
перебранки и мне стало стыдно.

- Почему я так себя веду? - честно спросил я дона Хуана.

Моему смущению не было предела. Я был так потрясен только что
пережитым, что у меня вдруг потекли слезы.

- Не беспокойся о глупых мелочах, - сказал дон Хуан успокаивающе. -
Все мы такие, и мужчины, и женщины.

- Ты имеешь в виду, дон Хуан, что мы по природе мелочны и
противоречивы?

- Нет, мы не мелочны и не противоречивы, - ответил он. - Наша
мелочность и противоречивость - это, скорее, результат
трансцендентального конфликта, под влиянием которого мы все находимся.
Но только маги болезненно и безнадежно осознают его. Это конфликт двух
сознаний.

Дон Хуан сверлил меня взглядом; его глаза были как два черных
уголька.

- Ты все время говоришь мне об этих двух сознаниях, - сказал я, -
но мой мозг не фиксирует то, что ты говоришь. Почему?

- В свое время ты поймешь, почему, - ответил он. - А пока что
достаточно будет, если я еще раз повторю тебе то, что я говорил о двух
сознаниях. Одно из них - наше истинное сознание, продукт всего нашего
жизненного опыта; то сознание, которое редко говорит, потому что оно
побеждено и подавлено до полного затемнения. Другое сознание, которое мы
используем ежедневно во всем, что мы делаем, встроено в нас извне.

- По-моему, сама концепция сознания как "чужеродного устройства"
настолько дикая, что мой ум отказывается принимать ее всерьез, - сказал
я и почувствовал, что совершил настоящее открытие.

Дон Хуан не отреагировал на мои слова. Он продолжал объяснять свою
идею двух сознаний.

- Чтобы разрешить конфликт двух сознаний, нужно намереваться
сделать это, - сказал он. - Маги призывают намерение, произнося слово
"намерение" вслух, громко и ясно. Намерение - это одна из сил,
существующих во Вселенной. Когда маги призывают намерение, оно приходит
к ним и прокладывает путь для достижения цели. Это значит, что маги
всегда выполняют то, что они решают сделать.

- Ты имеешь в виду, дон Хуан, что маги получают все, что хотят,
даже если это нечто мелкое, обычное и произвольное? - спросил я.

- Нет, я не это имею в виду. Намерение, конечно, можно призывать
для чего угодно, - ответил он, - но маги выяснили дорогой ценой, что
намерение приходит к ним лишь для чего-то абстрактного. Это
"предохранительный клапан магов"; иначе они были бы прасто невыносимы. В
твоем случае призывать намерение, чтобы разрешить конфликт твоих двух
сознаний или чтобы услышать голос твоего истинного сознания, - это
отнюдь не мелкое, произвольное или обычное дело. Наоборот, это высокая и
абстрактная задача, и она жизненно важна для тебя!

Дон Хуан сделал небольшую паузу и снова заговорил об альбоме.

- Мой собственный альбом, будучи актом битвы, требовал
сверхсерьезного подхода к отбору материала, - сказал он. - И сейчас он
представляет собой полное собрание незабываемых моментов моей жизни и
всего того, что подводило меня к ним. Я сосредоточил в своем альбоме все,
что было и будет иметь для меня значение. Я считаю, что альбом воина
должен быть максимально конкретным и ошеломляюще точным.

Я пока не улавливал, чего хочет от меня дон Хуан, но слова его стал
понимать очень хорошо. Он посоветовал, чтобы я сел в одиночестве и
позволил мыслям и воспоминаниям свободно приходить ко мне. Мне нужно
было попытаться позволить голосу из глубины говорить со мной и
подсказать мне, что именно нужно выбрать. После этого я должен был уйти
в дом и лечь на кровать. Мое ложе в доме дона Хуана было сделано из
деревянных ящиков, а матрасом служило несколько дюжин пустых джутовых
мешков. Хотя все мое тело болело с непривычки после сна на такой постели,
на самом деле она была очень удобной.

Я решил следовать рекомендациям дона Хуана как можно более
добросовестно и начал думать о прошлом, припоминая события, которые
оставили след в моей жизни. Вскоре я понял, как глупо было заявлять, что
все события моей жизни были в равной степени важными. Пытаясь заставить
себя вспоминать, я обнаружил, что не знаю даже, с чего начать. Через мое
сознание текли бесконечные несвязные мысли и воспоминания о разных
случавшихся со мной событиях, но я никак не мог решить, насколько они
для меня важны. Создавалось даже впечатление, что вообще все было не
слишком важным. Похоже было на то, что я прошел сквозь жизнь, как труп,
- ходячий и говорящий, но абсолютно ничего не чувствующий. К тому же мне
было все труднее концентрироваться на предмете своих размышлений, а
потому я вскоре оставил все это и заснул.

- Что-нибудь получилось? - спросил меня дон Хуан, когда я проснулся
через несколько часов.

После сна и отдыха мне не стало легче. Я по-прежнему был раздражен
и злобно огрызнулся: - Ничего!

- Ты слышал этот голос из глубины?
- Кажется, да, - соврал я.

- И что он тебе сказал? - спросил он очень серьезным тоном.

- Я не могу думать об этом, дон Хуан, - выдавил я из себя.

- Ага, ты уже вернулся в свое обычное осознание, - заметил он и
сильно похлопал меня по спине. - Твое повседневное сознание снова
победило. Давай расслабим его, поговорив о твоей коллекций памятных
событий. Я должен сказать тебе, что отбор событий для альбома - дело
непростое. Вот почему я говорю, что этот альбом - акт битвы. Тебе
придется десять раз переделать себя, чтобы узнать, что именно выбирать.

И тут, пусть только на секунду, я вдруг ясно понял, что у меня
действительно два сознания; но эта мысль была очень тонкой и сразу же
исчезла. Осталось лишь ощущение моей неспособности выполнить требования
дона Хуана. Но вместо того чтобы снисходительно принять свою
несостоятельность, я позволил ей испугать меня. Главным устремлением
моей жизни в то время было всегда являться в хорошем свете. Потерпеть
неудачу, проиграть - для меня это было нестерпимо. Не зная, как
справиться с той задачей, которую ставил передо мной дон Хуан, я сделал
то, что только и умел делать хорошо: разозлился.

- Мне надо еще многое обдумать относительно этого, дон Хуан, -
сказал я. - Моему уму нужно дать какое-то время, чтобы он свыкся с этой
идеей.

- Конечно, конечно, - успокоил меня дон Хуан. - Можешь ждать хоть
всю жизнь, но все-таки поторопись.

В тот раз на эту тему больше ничего не было сказано. Вернувшись
домой, я совершенно забыл обо всем этом. И вдруг однажды, сидя на
какой-то лекции, я услышал внутренний властный приказ: искать памятные
события в своей жизни. "Услышал" - не совсем подходящее слово; это ско-
рее было похоже на удар тока или нервный спазм, который потряс все мое
тело - от макушки до пят.

Я честно взялся за дело. Мне потребовалось несколько месяцев, чтобы
переворошить все переживания моей жизни, которые, по моему мнению, были
важными. Но, осмотрев свою коллекцию, я понял, что имел дело лишь с
идеями, не имевшими абсолютно никакой реальной значимости. Вспомненные
мною события были не более чем абстрактными точками во времени. У меня
возникло чрезвычайно неприятное ощущение, что я пришел в мир только для
того, чтобы действовать, не позволяя себе останавливаться и хоть что-то
чувствовать.

Одним из забытых событий, которые я обязательно хотел вспомнить,
был день моего зачисления в аспирантуру Калифорнийского Университета
Лос-Анджелеса (UCLA). Но, как ни старался, я не мог вспомнить, что я
делал в тот день. С ним не было связано ничего интересного, ничего
особенного - вообще ничего, кроме моей идеи, что этот день должен быть
памятным. Поступив в аспирантуру, я должен был радоваться и гордиться,
но этого не было!

Другим экспонатом моей коллекции был тот день, когда я чуть не
обвенчался с Кэй Кондор. Вообще-то у нее была другая фамилия, но она
изменила ее на Кондор, потому что хотела стать актрисой. Ее козырной
картой было внешнее сходство с Кэрол Ломбард. Тот день был памятным в
моем сознании не столько из-за происходивших событий, сколько потому,
что она была красива и хотела выйти за меня замуж. Она была на голову
выше меня, что делало ее еще интереснее в моих глазах.

Меня волновала мысль о венчании в церкви с высокой женщиной. Я взял
напрокат серый смокинг. Брюки были широковаты для моего роста. Не то
чтобы висели колоколами, но были широковаты, и это очень меня беспокоило.
Кроме брюк, меня раздражало то, что рукава розовой рубашки, которую я
купил специально для этого случая, были на три дюйма длиннее, чем
следовало; мне пришлось воспользоваться резиновыми лентами, чтобы
подтянуть их повыше. А так вообще все шло прекрасно - до того момента,
когда гости и я узнали, что Кэй Кондор передумала и не собирается
приходить на свадьбу.

Будучи очень порядочной молодой леди, она прислала мне через
мотокурьера записку с извинениями. В записке написала, что, не приемля
развода, она не может связать свою судьбу с человеком, который не
разделяет ее взглядов на жизнь. Она напомнила мне, что я всегда хихикал,
произнося фамилию - Кондор, а это было знаком полного неуважения к ее
личности. Она обсудила эту проблему со своей матерью. Обе они очень
любят меня, но не настолько, чтобы ввести в свою семью. Заканчивалась
записка тем, что мы должны набраться смелости и мудрости и расстаться
навсегда.

Состояние моего ума можно было охарактеризовать как "полное
оцепенение". Пытаясь вспомнить тот день, я не мог понять, то ли я
испытывал чудовищное унижение, оказавшись дурак дураком перед толпой
людей в своем взятом напрокат сером смокинге и слишком широких брюках,
то ли был сокрушен тем, что Кэй Кондор не выходит за меня замуж.

Это были единственные два события, которые я мог четко выделить.
Примеры довольно жалкие, но, покопавшись, мне удалось найти в них
философский смысл. Кажется, я был человеком, который проходит сквозь
жизнь без единого подлинного чувства, подх


Размер файла: 527.09 Кбайт
Тип файла: html (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров