Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

О Велесовой Книге и ее продолжении

1.  Современное развитие русского язычества часто связывают с обнаружением "Велесовой Книги" - литературного памятника, якобы написанного волхвами в девятом веке. Ныне, некоторые ее защитники оценивают человека или автора литературного произведения только по одному критерию, по отношению к "Велесовой Книге". После этого, они выносят одно из двух полярных мнений: имеют они дело с врагом или другом.

Здесь "Велесова Книга" рассматривается как произведение, созданное в двадцатом веке трудами современных волхвов. Таково мнение автора. И если автор, или какой иной человек имеет обоснованное мнение, то он может его высказывать. Это не осудимо богами, ибо мы язычники, а не монотеисты, для которых является ересью любое отклонение от "генеральной линии партии". В конечном итоге, языческим богам требуется не содержание нашего мнения, а его нравственная чистота. Утаивание вранья из соображений, что оно полезно народу, себя не оправдывает.


2.  По существующей ныне легенде, тысячу лет назад волхвы спрятали книги с истинным знанием, которое до сих пор хранится и никем не найдено, а если будет найдено, то мир переменится. "Велесова Книга" как раз и претендует на то, чтобы быть одной из таких книг.

Разумеется, "Влесова книга", введенная Миролюбовым, и современная "Велесова Книга", созданная Бусом Кресенем - различные произведения, написанные на одну тему. Бус Кресень ввел нас в заблуждение, объявив себя реконструктором, а не автором этой новой книги. Это было нужно для коммерческого успеха и популярности книги, которая претерпела целый ряд изданий.

За Бусом Кресенем остаются все авторские права, но если бы он объявил себя автором, то его читать никто бы не стал. Человеческая посредственность, утверждающая, что "среди современников пророков нет" - работает, и является тяжелым прессом как для истинных творцов, так и для выскочек. Хорошо известно, что наши современные язычники достижений друг друга не признают, потому, что каждый чувствует именно себя знающим истину. Может быть это не этично, но в этом нет ничего удивительного. Это обусловлено пассионарным взрывом в области интереса к нашей древней культуре.


Вернемся к анализу деятельности Буса Кресеня (Александра Игоревича Асова (Барашкова)). Объявив себя реконструктором, Бус обошел народное неприятие "выскочки" сенсационностью материала. При этом, без всякого сомнения, он удачно использовал дух, идеи и характер материала книги Миролюбова. На сегодня он один из самых популярных людей в языческом движении, хотя знак этой популярности у всех разный.

К сожалению, Бус не выдержал испытания славой. В своем оригинальном произведении "Звездная книга Коляды" Бус помещает свою фотографию рядом с образом божества: стоит он в жреческом одеянии, с посохом, который означает наличие власти от бога и протягивает зрителям плошку нищего, что отражает реальное положение дел - язычество бедно и держится только на своем духе.

Толкованию помогает и заявление Буса сделанное в очередном издании его "Велесовой Книги" 1997 году, где он пишет, что все ранее изданные переводы признаются устаревшими и "не каноническими". Предложенный же перевод оказывается "каноническим"(!).

Термин "канонический" используется исследователями для обозначения наиболее законченного текста, если есть несколько его вариантов. Сами авторы такими словами о своих трудах не говорят. Поэтому, мы имеем дело не просто с термином, а с указанием на определенное качество перевода.

Надо ли понимать ли, что данный перевод (пересказ) книги Миролюбова совершенен? По крайней мере, мы знаем что работа завершена, и Бус приближен к богам, о чем прилюдно и поведал. И это важно знать, ибо был переводчик, а стал "пророк". Едва ли от наших единоверцев-язычников кто-то добьется хоть малейшего признания, будь человек в самом деле пророком. Потому, если Бус не объявил бы сам себя творцом канона, никто его таковым бы признать и не догадался. Теперь же у нас есть "каноническая" книга.


Коммерческая тайна Буса сохраняется до той поры, пока читатель не задастся самым простыми вопросами. Почему в переводах "Велесовой Книги" разных лет дан текст различный по объему и содержанию? Почему перевод не дан так, как его принято делать: на одной стороне действительный текст от Миролюбова, а на другой - перевод?

Эти вопросы получат самый простой ответ, если мы признаем, что так "переводы" Буса Кресеня есть его творчество, действительно начавшееся с текстов Миролюбова, но ушедшее от них так далеко, что ни о каком "переводе" не может быть и речи.

В самом таком творчестве ничего порочного нет. Это называется продолжением традиций. Но если бы Бус Кресень уже во-второй версии своей "Велесовой Книги" заявил бы это, то потерял бы своих почитателей.


3.  Лихость подхода Буса к вопросу перевода, приводит к вполне обоснованным сомнениям: а что если и сама изначальная "Велесова Книга", возможно, была созданна Ю.П.Миролюбовым в двадцатом веке, а дощечки Изенбека и вовсе никогда не существовали.

Попробуем обосновать это мнение. Аргументами лингвистов и криминалистов пользоваться не будем, поскольку большинству людей они не понятны. Большинство этих специалистов считают "Велесову Книгу" поддельной и не хотят спорить на эту тему не потому, что они враги русского народа, а потому, что считают тему закрытой.


Основным аргументом в защиту подлинности книги является мнение, сформулированное еще ее первым исследователем Сергеем Лесным в своей работе: "Велесова Книга - языческая летопись доолеговской Руси", Виннипег, 1966 г.

Лесной признал текст "Велесовой Книги", предоставленный ему Миролюбовым, подлинным. Как честный исследователь, он привел все аргументы за подлинность книги и против. Основным аргументом "за подлинность" оказалось отсутствие у Лесного ответа на вопрос: Зачем понадобилось создавать такое огромное количество поддельного материала, в большей части абсолютно не понятного? Изобретать для этого особый язык, создавать технику письма на дереве, писать с чертой сверху как в санскрите? Зачем понадобилось создавать мифологию и тысячелетнюю историю целого народа? И все это при условии, что поддельность текста может быть легко доказана(!).

Оказалось, что "Велесова Книга" говорит сама за себя. Никакого основания к созданию подделки такого масштаба С.Лесной не нашел, и никаких объяснений по этому поводу до сих пор не сделано.

Дадим эти объяснения. Действительно, масштаб подделки плохо совместим с человеческой психикой, если предполагать, что над "Велесовой Книгой" трудился фальсификатор. Это может означать, что книга действительно писалась [теми, кого можно назвать] волхвами или одним волхвом, но... только совсем не обязательно в девятом веке. Это совершенно понятно нам сегодня, когда современные волхвы создают свои произведения. Тогда же, в первой половине и середине двадцатого века, мир был более рационален, и такая мысль не могла родиться в голове исследователя.


4.  Естественно думать, что таким волхвом и был Ю.П.Миролюбов. Как С.Лесному, так и остальным исследователям "Велесовой Книги", он представился журналистом, роль которого в судьбе книги невелика. Он будто бы только переписал текст книги с дощечек на бумагу, и все. О своей симпатии и глубоком знании русского язычества он им не сообщал. Обратим также внимание на то, что и Бус Кресень долго составлял нам о себе образ только переводчика книги.


По-видимому, действительной фальсификацией Миролюбова является утверждение, что существовали деревянные дощечки с текстом книги. По книге Лесного, владелец дощечек - А.Изенбек - не смог указать точно, когда и где он нашел их. Утверждение, что дощечки были найдены в усадьбе Задонских - лишь гипотеза. Эти дощечки видел у Изенбека только Миролюбов. Только один человек. Но этот один, судя по предполагаемому его литературному наследию, мог оказаться волхвом.

С точки зрения верующих язычников, такое совпадение невозможно без вмешательства высших сил. При этом своевременно издать малым тиражем копии дощечек, или как-то иначе проинформировать о них общественность, сфотографировать для себя, или просто нормально их сосчитать Миролюбов фактически не захотел. Все это было легко сделать за пятнадцать лет работы. За это время он не мог не задуматься о судьбе дощечек, о том, что ему не поверят, если дощечки пропадут. Более того, он обясняет свою кропотливую работу над дощечками именно предчуствием того, что они погибнут. Сохранившаяся фотография с одной из дощечек не показывает края дощечки и признается экспертами снимком с бумаги. Сразу после смерти Изенбека дощечки исчезли.

Таким образом, от дощечек не осталось никаких следов, кроме усердно сделанных с них копий. Остается версия, что Миролюбов счел нужным ввести нас в заблуждение. Если так, то почему он так поступил?


Как говорилось, все дело в том, что сам Миролюбов был язычник. Об этом свидетельствует его литературное творчество, из которого фактически следует, что в задачу Миролюбова входило восстановление языческой веры в России. Это была сверхзадача. В Гражданскую войну он вынужден был эмигрировать. Что же ему оставалось делать? Он был оторван от Родины, а в Советском Союзе язычников не принимали всерьез ни государство, ни подавляющая часть народа. Миролюбов понял, что является одном из последних свидетелей язычества русских крестьян начала века. Ужас того, что древняя русская культура безвозвратно погибнет, заставил его работать. За пятнадцать лет он создает "Велесову Книгу", чтобы через обсуждение ее подлинности привлечь внимание представителей русской культуры к язычеству. Миролюбов кладет на это жизнь, и это удается.


5.  Проанализируем языческие представления Миролюбова по ег

Размер файла: 25.88 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров