Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Уинстон Черчилль. Вторая мировая война. Книга 2: тома 3,4

    Уинстон Черчилль



    Вторая мировая война



    Том 3


    Великий союз



    ПРЕДИСЛОВИЕ


Настоящий том, как и все остальные, является лишь частичным вкладом в
историю второй мировой войны. Повествование ведется с точки зрения
английского премьер-министра, который нес особую ответственность за военные
дела как министр обороны. Так как эти дела до некоторой степени находились
непосредственно в моем ведении, то операции английских войск освещаются во
всем их объеме, и довольно подробно. В то же время описание усилий наших
союзников служит лишь фоном, на котором развертывались наши операции.
Воздать должное деятельности наших союзников в состоянии лишь их собственные
историки или впоследствии английские историки, которые смогут дать более
полную картину событий. Я же, сознавая, что в настоящий момент соблюдение
должных пропорций не представляется возможным, постарался излагать нашу
собственную историю в ее связи с окружающей обстановкой.
Основной нитью повествования по-прежнему служат директивы, телеграммы и
служебные записки, касающиеся повседневных вопросов ведения войны и
государственных дел. Все это -- подлинные документы, которые я составлял по
мере развития событий. Поэтому они представляют собой более достоверную
летопись и, по-моему, создают более полное впечатление о происходившем и о
том, каким оно нам представлялось в то время, чем любой отчет, который я мог
бы написать теперь, когда ход событий уже всем известен. Хотя в приведенных
здесь документах встретятся мнения и предсказания, которые не оправдались, я
бы хотел, чтобы о моей доле участия в войне судили именно на основании всех
этих документов. Только при этом условии читатель сможет понять решаемые
проблемы, с которыми нам приходилось сталкиваться, характер которых
определялся сведениями, имевшимися в то время в нашем распоряжении.
Ответы на эти документы, которые зачастую принимали характер длинных
меморандумов того или иного ведомства, я не могу привести здесь за
отсутствием места, а также потому, что во многих случаях не имею на это
права. Поэтому я по мере возможности избегал предъявлять обвинения отдельным
лицам. Везде, где это оказывалось возможным, я старался приводить краткое
изложение ответов на телеграммы. Как правило, однако, помещенные здесь
документы сами говорят за себя.
В этом томе речь снова идет о войне гигантских масштабов. В сражениях
на русском фронте с обеих сторон участвовало не меньше дивизий, чем в битве
за Францию. Здесь на любом участке фронта гораздо большей протяженности
сражались огромные массы войск, и такого кровопролития, не сравнимого ни с
чем, не было ни на одном другом участке фронта в течение всей войны. Я не
могу позволить себе что-либо большее, чем простое упоминание о борьбе между
германской и русской армиями, рассматривая ее лишь как фон, на котором
развивались действия Англии и ее западных союзников. Русская эпопея
1941--1942 годов заслуживает подробного и беспристрастного изучения и
изложения на английском языке. Эта попытка должна быть сделана, хотя
иностранцам могут и не предоставить благоприятных условий, которые позволили
бы им описать страдания, выпавшие на долю русских, и их торжество. Это
стремление не должно охлаждаться также и тем фактом, что Советское
правительство уже предъявило претензию на безраздельную славу.
Вторжение Гитлера в Россию положило конец длившемуся почти год периоду,
в течение которого Великобритания и вся ее империя боролись с врагом один на
один, не теряя мужества и непрерывно наращивая силы. Шесть месяцев спустя
Соединенные Штаты, подвергшиеся жестокому нападению Японии, стали нашим
союзником во всех отношениях. Почва для наших совместных действий была
подготовлена заранее благодаря моей переписке с президентом Рузвельтом,
причем оказалось возможным предусмотреть не только характер наших операций,
но также и их последовательность. Эффективное сотрудничество всех
англоязычных стран в ведении войны и создание Великого союза завершают эту
часть моего повествования.

    Уинстон С. Черчилль


    Чартуэлл


    1 января 1950 года



МОРАЛЬ ЭТОГО ТРУДА
В ВОЙНЕ -- РЕШИТЕЛЬНОСТЬ
В ПОРАЖЕНИИ -- МУЖЕСТВО
В ПОБЕДЕ -- ВЕЛИКОДУШИЕ
В МИРЕ -- ДОБРАЯ ВОЛЯ

    ТЕМА ДАННОГО TOMA


КАК АНГЛИЧАНЕ С ВЕЛИЧАЙШИМИ ТРУДНОСТЯМИ БОРОЛИСЬ ЗА СВОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ,
ПОКА В ВЕЛИКИЙ КОНФЛИКТ НЕ БЫЛИ ВТЯНУТЫ СОВЕТСКАЯ РОССИЯ И СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

    Часть первая


    ГЕРМАНИЯ УСТРЕМЛЯЕТСЯ НА ВОСТОК



    Глава первая


    ПУСТЫНЯ И БАЛКАНЫ


Оглядываясь назад, на бесконечную сумятицу войны, я не могу вспомнить
другого периода, когда связанное с ней напряжение и обилие проблем,
нахлынувших сразу или в быстрой последовательности, были столь тягостными
для меня и моих коллег, как в первую половину 1941 года. Размах событий с
каждым годом увеличивался, но решения, которые нам приходилось принимать, не
становились более трудными. В 1942 году нас постигли еще более грозные
военные катастрофы, но к этому времени мы были уже не одни и наши судьбы
были связаны с судьбами Великого союза. Ни одна из проблем, стоявших перед
нами в 1941 году, не могла быть разрешена вне связи со всеми остальными
проблемами. То, что посылалось на один театр военных действий, приходилось
отрывать от другого. Усилие на одном участке означало риск на другом. Наши
материальные ресурсы были строго ограничены. Позицию множества государств --
дружественных нам, колеблющихся или потенциально враждебных -- невозможно
было предугадать. У себя в стране нам приходилось думать одновременно и о
борьбе с германскими подводными лодками, и об угрозе вторжения, и о
непрекращающихся бомбежках; нам приходилось осуществлять ряд кампаний на
Среднем Востоке; и наконец, мы должны были стараться создать фронт против
Германии на Балканах. И все это в течение долгого времени нам приходилось
делать одним.
* * *
В Англии мы во всяком случае имели твердую почву под ногами. Я был
уверен, что при условии, если мы будем держать страну в состоянии
максимальной боевой готовности и обеспечим необходимые вооруженные силы,
попытка немцев осуществить вторжение в 1941 году не нанесет нам ущерба.
Германская авиация на всех театрах войны незначительно усилилась по
сравнению с 1941 годом, тогда как силы нашей истребительной авиации в
метрополии возросли от 51 до 78 эскадрилий, а бомбардировочной -- от 27 до
45. Немцы не выиграли воздушную битву в 1940 году, и у них, по-видимому,
было мало шансов выиграть ее в 1941 году. Армия, защищавшая нашу метрополию,
стала гораздо сильнее. За период с сентября 1940 года по сентябрь 1941 года
численность ее увеличилась от 26 до 34 регулярных дивизий плюс 5
бронетанковых дивизий. При этом надо учесть закалку, полученную нашими
войсками, и их возросшую оснащенность вооружением. Численность отрядов
местной обороны увеличилась от 1 миллиона до 1 500 тысяч солдат, причем все
они были вооружены теперь огнестрельным оружием. Значительно увеличилась
численность войск, повысились их мобильность, оснащенность, боевая
подготовка и организация, а также улучшилась система обороны. У Гитлера,
конечно, всегда имелось множество солдат, которых он мог использовать для
вторжения. Для того чтобы одержать победу над нами, ему пришлось бы
перебросить через Ла-Манш и обеспечить снабжением, по крайней мере, миллион
солдат. К 1941 году он мог располагать хотя и значительным, но все же
недостаточным количеством десантных судов. А при нашем господстве в воздухе
и на море мы не сомневались в том, что сможем уничтожить его армаду или
вывести ее из строя. Таким образом, все те соображения, из которых мы
исходили в 1940 году, стали теперь несравненно более основательными. Пока
наша бдительность оставалась на высоте, а наша собственная система обороны
не ослабевала, военному кабинету и начальникам штабов не приходилось
беспокоиться.
Хотя нашим друзьям в Америке, откуда к нам приехали с визитом несколько
генералов, наше положение внушало большую тревогу, а весь остальной мир
считал вторжение в Англию вполне вероятным, сами мы сочли себя вправе
отправить за море все войска, перевозку которых могли обеспечить имевшиеся в
нашем распоряжении суда, и вести наступательную войну на Среднем Востоке и в
Средиземноморском районе. Именно здесь находился стержень нашей будущей
окончательной победы, и именно в 1941 году начались первые знаменательные
события.
Во время войны армии должны сражаться. Африка была единственным
континентом, где мы могли встретиться с нашими врагами на суше. Мы считали
оборону Египта и Мальты долгом, от которого мы не могли уклониться, а первым
призом, который мог нам достаться, было разрушение Итальянской империи. Наше
сопротивление победоносным державам оси на Среднем Востоке и наша попытка
объединить в борьбе против них Балканы и Турцию -- вот основная тема этого
моего повествования.

* * *
Начало года было ознаменовано радостным событием -- победами в Пустыне.
5 января капитулировала Бардия с более чем 40-тысячным гарнизоном. Казалось,
мы уже держим в своих руках и Тобрук. И действительно, через две недели мы
его захватили, взяв около 30 тысяч пленных. 19 января мы снова заняли
Кассалу в Судане, а 20 января вступили в итальянскую колонию Эритрею,
захватив через несколько дней железнодорожную головную станцию в Биссиа. В
тот же день император Хайле Селассие вернулся в Абиссинию.
В течение всего этого периода к нам продолжали поступать сообщения о
передвижениях германских войск и о подготовке немцев к кампании на Балканах.
Я подготовил для начальников штабов свою оценку хода войны в целом, и они в
общем согласились с ней.
Премьер-министр -- генералу Исмею для комитета начальников штабов
6 января 1941 года

    I


"Основной и важнейшей задачей наших операций за границей в первые
месяцы 1941 года должен быть скорейший разгром итальянских вооруженных сил в
Северо-Восточной Африке. После разгрома итальянских войск в Киренаике наши
войска в долине Нила освободятся для выполнения других задач. В чем будут
заключаться эти последние, мы пока еще не можем сказать...
Мы постоянно должны ожидать, что Гитлер вскоре попытается нанести нам
тяжелый удар и что он в настоящее время готовится к крупным операциям с
обычной для немцев тщательностью. Конечно, он легко мог бы пройти через
Италию и разместить свои военно-воздушные силы на Сицилии. Возможно, что
именно это и происходит в настоящий момент.
Комитету начальников штабов предлагается ускорить работу над операцией
"Инфлакс" (план оккупации Сицилии), которая, возможно, приобретет
чрезвычайное значение. Однако нет никаких данных к тому, чтобы этой операции
был предоставлен приоритет по сравнению с операциями в Ливии, по крайней
мере, до тех пор, пока не будет взят Тобрук и в нем -- а то и еще дальше на
запад -- не будет создана прочная передовая база для защиты Египта.
Все вышесказанное говорит о том, что задержка любого продвижения
германских войск на Балканах до весны была бы для нас как нельзя более
выгодна. Именно поэтому следует опасаться, что оно начнется раньше. Подвиги,
которые совершила греческая армия, оказали нам огромную помощь. Греки весьма
высоко оценили чрезвычайно скромную поддержку со стороны нашей авиации --
единственную, которую мы могли им оказать. Но если за их успехами последует
незначительное поражение или застой, мы должны ожидать, что они немедленно
потребуют от нас дополнительной помощи. Единственная помощь, которую мы
могли бы быстро им предоставить, это еще четыре или пять эскадрилий со
Среднего Востока и, пожалуй, несколько артиллерийских полков и несколько или
даже все танки 2-й бронетанковой дивизии, которая в настоящий момент прибыла
в Египет и продвигается там без особой поспешности...
Возможно, что позиция Югославии определится в связи с помощью, которую
мы оказываем Греции, и ее успехами у Валоны. Хотя это нельзя утверждать
категорически, наиболее естественным путем для немцев было бы пройти через
Румынию к Черному морю и дальше, через территорию их старого союзника,
Болгарии, к Салоникам, а не пробиваться через Югославию. На это указывают
передвижения крупных воинских частей и многочисленные слухи, которые доходят
до нас. По-видимому, имеет место значительный рост численности германских
вооруженных сил и улучшение германских коммуникаций в юго-восточном
направлении. Мы должны действовать таким образом, чтобы обеспечить
вступление Турции в войну, если противник введет свои войска в Болгарию.
Если позиция Югославии останется твердой и ей не будут угрожать, если греки
захватят Валону и укрепятся в Албании, если Турция станет нашим активным
союзником, то, возможно, позиция России изменится в благоприятную для нас
сторону. Всякому ясно, с какими неприятностями, если не со смертельной
опасностью, должно быть связано для России продвижение германских войск к
Черному морю или через Болгарию к Эгейскому морю. Только страх будет
удерживать Россию от вступления в войну, и возможно, что сильный фронт
союзников на Балканах наряду с растущим престижем английской армии,
военно-морского и военно-воздушного флотов отчасти умерят этот страх. Однако
мы не должны рассчитывать на это.
Последним по счету соображением, которое, однако, определяет собой все
наши военные усилия, являются угроза вторжения и воздушная война с ее
последствиями для нашей промышленности, а также жестокий нажим, оказываемый
на наши западные порты и северозападные коммуникации. Не приходится
сомневаться, что Гитлеру больше чем когда бы то ни было необходимо сокрушить
Англию или уморить ее голодом. Ни большая кампания в восточной части Европы,
ни поражение России, ни захват Украины и продвижение от Черного до
Каспийского моря не дадут ему -- вместе или в отдельности -- победоносного
мира, если в это время силы английского военно-воздушного флота будут
постоянно возрастать за его спиной и ему придется держать в узде целый
континент с его голодным, озлобленным населением. Поэтому задача
предупреждения вторжения и обеспечения продовольственного снабжения
Британских островов, а также ускорения производства вооружений в нашей
стране ни в коем случае не должна отступать на задний план ради достижения
каких бы то ни было других целей".

* * *
У Гитлера также были свои думы под Новый год, и небезынтересно сравнить
с моей оценкой событий его письмо к Муссолини, написанное им неделей раньше.
31 декабря 1940 года
"Дуче!.. Рассматривая общую обстановку, я прихожу к следующим выводам:
1. Сама по себе война на Западе выиграна. Необходимо еще приложить
последнее серьезное, усилие, чтобы сокрушить Англию. Для того чтобы
определить, как нам этого добиться, мы должны взвесить факторы, которые
будут еще отделять Англию от окончательного краха после того, как возымеет
свое действие усиление наступательных операций нашего военно-воздушного и
подводного флотов.
В этой битве и после достижения нами первых стадий успеха Германии
необходимо будет принять важные решения для окончательного наступления на
Британские острова. Сосредоточение соответствующих сил, а в особенности
создание огромных запасов снабжения потребуют организации такой системы
противовоздушной обороны, которая будет значительно превосходить наши
первоначальные расчеты.
Франция. Французское правительство заставило Лаваля подать в отставку.
Официальные причины, которые были мне сообщены, являются ложными. Я ни на
минуту не сомневаюсь, что фактическая причина заключается в том, что генерал
Вейган предъявляет из Северной Африки такие требования, которые граничат с
шантажом, и что правительство Виши не в состоянии реагировать на них, не
рискуя потерять Северную Африку. Я также считаю вполне вероятным, что в
самом Виши существует целая клика, которая по крайней мере молчаливо
одобряет политику Вейгана. Я не думаю, что сам Петэн нелоялен. Но нельзя
быть ни в чем уверенным. Все это требует постоянной бдительности и
тщательного наблюдения за ходом событий.
Испания. Испания, глубоко встревоженная создавшейся ситуацией, которая,
по мнению Франко, ухудшилась, отказалась сотрудничать с державами оси. Я
опасаюсь, что Франко, возможно, готов совершить самую большую ошибку в своей
жизни. Я считаю, что его план получить от демократических стран сырьевые
материалы и пшеницу в виде некоторой компенсации за то, что он находится в
стороне от военного конфликта, чрезвычайно наивен. Демократические страны
будут держать его в состоянии напряженного ожидания до тех пор, пока у него
не иссякнет вся пшеница до последнего зернышка, а затем начнут войну против
него.
Я скорблю обо всем этом, так как, со своей стороны, мы закончили все
приготовления к тому, чтобы пересечь испанскую границу 10 января и атаковать
Гибралтар в начале февраля. Я думаю, что мы могли бы сравнительно быстро
добиться успеха. Мы специально отобрали и обучили войска для этой операции.
Как только Гибралтарский пролив окажется в наших руках, угроза перехода
французов в Северной и Западной Африке на сторону противника определенно
будет устранена.
Поэтому меня очень огорчило это решение Франко, которое так не вяжется
с помощью, оказанной ему вами, дуче, и мной, когда он находился в
затруднительном положении. Я все еще питаю надежду, хотя и слабую, что в
последнюю минуту он осознает, к каким катастрофическим последствиям может
привести его поведение, и что, хотя бы и с опозданием, он примкнет к нашему
боевому фронту, ибо наша победа решит и его собственную судьбу.
4. Болгария. Болгария также не проявляет готовности связать себя с
тройственным пактом и занять ясную позицию в области внешней политики.
Причиной этого является растущий нажим Советской России. Если бы царь
немедленно присоединился к нашему пакту, никто не осмелился бы оказывать на
него такой нажим. Хуже всего то, что это влияние отравляет общественное
мнение, которое не остается нечувствительным к коммунистической заразе.
5. Не подлежит сомнению, что только Венгрия и Румыния заняли в этом
конфликте наиболее ясную позицию. Генерал Антонеску понял, что будущее
возглавляемого им режима, да и его собственное, зависит от нашей победы. Из
этого он сделал ясные и прямые выводы, которые значительно подняли его в
моих глазах.
Позиция венгров является не менее лояльной. С 13 декабря осуществляются
беспрерывные транзитные перевозки германских войск в направлении Румынии.
Венгрия и Румыния предоставили в мое распоряжение всю свою сеть железных
дорог, так что германские войска могут быстро доставляться к тем пунктам, на
которые оказывается наиболее сильный нажим. В настоящий момент я еще не могу
сказать больше о тех операциях, которые мы планируем или которые могут
оказаться необходимыми, так как эти планы как раз разрабатываются в данное
время. Во всяком случае сила наших войск будет такова, что любая угроза
обходного контрманевра будет исключена.
Совершенно необходимо, дуче, чтобы вы стабилизировали свой фронт в
Албании, с тем чтобы сковать по крайней мере часть греческих и
англо-греческих войск.
6. Югославия. Югославия проявляет осторожность, стараясь выиграть
время. При благоприятных обстоятельствах она, возможно, заключит с нами пакт
о ненападении, но к тройственному пакту она, по-видимому, не присоединится
ни в каком случае. Я не собираюсь даже пытаться добиться чего-либо большего
до тех пор, пока наши военные успехи не приведут к улучшению психологической
обстановки.
7. Россия. Принимая во внимание угрозу возникновения внутренних
конфликтов в некоторых Балканских странах, необходимо заранее учесть все
возможные последствия и разработать систему мер, которые позволили бы нам
избежать их. Я не предвижу какой-либо инициативы русских против нас, пока
жив Сталин, а мы сами не являемся жертвами каких-либо серьезных неудач. Я
считаю необходимым, дуче, в качестве предпосылки к удовлетворительному
окончанию войны наличие у Германии армии, достаточно сильной, чтобы
справиться с любыми осложнениями на Востоке. Чем более сильной будут считать
эту армию, тем меньше будет вероятность того, что нам придется использовать
ее против непредвиденной опасности. Я хотел бы добавить к этим общим
соображениям, что в настоящее время у нас очень хорошие отношения с СССР. Мы
находимся накануне заключения торгового договора, который удовлетворит обе
стороны, и имеются серьезные основания надеяться, что нам удастся
урегулировать остающиеся еще неразрешенными между нами вопросы.
Фактически только два вопроса еще разделяют нас -- Финляндия и
Константинополь. В отношении Финляндии я не предвижу серьезных затруднений,
ибо мы не рассматриваем Финляндию как страну, входящую непосредственно в
нашу сферу влияния, и единственное, в чем мы заинтересованы, это чтобы в
этом районе не возникла вторая война.
В противовес этому в наши интересы отнюдь не входит уступить
Константинополь России, а Болгарию -- большевизму. Но даже и здесь при
наличии доброй воли можно было бы добиться такого разрешения проблемы,
которое позволит нам избежать самого худшего и облегчит нам достижение наших
целей. Было бы легче урегулировать этот вопрос, если бы Москва ясно
понимала, что ничто не заставит нас согласиться на такие условия, которые мы
не сочтем для себя удовлетворительными.
8. Африка. Дуче, я не считаю, что на этом театре военных действий можно
начать в настоящий момент какое-либо крупное контрнаступление. Подготовка к
нему потребует самое меньшее от трех до пяти месяцев. Тем временем наступит
такое время года, когда германские танковые войска не смогут быть успешно
введены в бой, так как даже бронированные автомобили, если они не будут
снабжены специальными охладительными установками, практически не смогут быть
использованы при таких температурах. Во всяком случае, они не смогут быть
использованы в тактических целях во время операций на дальнее расстояние,
где им придется находиться в движении в течение целого дня.
Правильным решением вопроса в этом секторе, по-видимому, является
увеличение числа противотанковых орудий, даже если для этого потребуется
лишить этих специальных орудий итальянские войска в других секторах.
Однако прежде всего, как я уже указывал, я считаю необходимым
постараться во что бы то ни стало ослабить позиции английских военно-морских
сил на Средиземном море с помощью нашей авиации, так как использование наших
сухопутных войск в этом секторе не может повести к улучшению положения.
В остальном, дуче, мы не можем принять каких-либо важных решений до
марта".

* * *
8 января комитет обороны решил, что ввиду вероятности вторжения в
ближайшее время германских войск в Грецию через Болгарию с политической
точки зрения исключительно важно сделать все возможное, чтобы любыми
средствами немедленно оказать Греции максимальную помощь, которая будет в
наших силах. Был также согласован вопрос о том, что решение о форме и
размерах нашей помощи Греции должно быть принято в течение ближайших 48
часов.

* * *
l января начальники штабов предупредили командование на Среднем
Востоке, что наступление германских войск на Грецию может начаться еще до
конца месяца. Они считали, что оно будет осуществлено через Болгарию, и в
качестве возможного пути наступления указывали направление вниз по долине
реки Струма к Салоникам. Для этого наступления должны были быть использованы
три дивизии при поддержке около 200 пикирующих бомбардировщиков, причем
после марта в состав этих войск могло влиться еще три-четыре дивизии.
Начальники штабов добавили, что решение правительства его величества оказать
грекам максимально возможную помощь означает, что после взятия Тобрука все
другие операции на Среднем Востоке должны будут рассматриваться как
второстепенные. Они дали разрешение выделить оттуда механизированные и
специальные части и военно-воздушные силы в следующих размерах: один отряд
пехотных танков, один полк крейсерских танков 1, десять
артиллерийских полков и пять авиаэскадрилий.
1 Пехотный танк -- тяжелый, тихоходный танк, с толстой
броней, предназначенный для сопровождения и поддержки пехоты.

Командование английских войск на Среднем Вос


Размер файла: 342.02 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров