Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ИДОЛЫ ГУМАНИЗМА И ИДЕАЛЫ МИРОТВОРЧЕСТВА

Когда многомесячные угрозы Америки и НАТО в отношении Югославии стали реальностью, то политики и журналисты начали лихорадочно подбирать слова для ее обозначения: агрессия, война, гуманитарная катастрофа и т.д. Почти никто в те дни не вспомнил, что и Россия около восьмидесяти лет назад уже пережила подобное вторжение. И самое очевидное для русского человека наименование такого события — ИНТЕРВЕНЦИЯ.

Интервенция

Многие важные события уходящего века, происходившие в России, не подверглись в должной степени историческому осмыслению, а потому не стали фактами национальной истории. Интервенция против Советской России со стороны стран Западной Европы — один из таких запамятованных моментов отечественной истории. Соотнося послеоктябрьские события в нашей стране с балканской операцией “по принуждению к миру”, вторжение в революционную Россию вполне можно назвать попыткой разрешить грандиозный классовый конфликт. Причем, зарубежные правительства посылали свои войска в защиту одной из конфликтующих сторон — белой армии, то есть силы, лишившейся в семнадцатом году власти и стремящейся ее вернуть. Если говорить языком современных западных политиков, то интервенция привела тогда, к самой настоящей гуманитарной катастрофе: распаду страны, разрушению хозяйства, голоду, возникновению многочисленных вооруженных групп (“банд-формирований”). Мало того, именно то, что белое движение и его западные союзники потерпели поражение, и стало началом невиданных в истории классовых чисток. В пределе — неудача интервенции развязала руки советской власти для установления тоталитарного режима и создания ГУЛАГа, сделав такую власть легитимной в международном плане. Примерно так может выражаться “западная” точка зрения на те исторические события, если исходить из наиболее распространенных ныне объяснений балканской ситуации.

Все годы своего существования советская власть, основываясь на идеологеме классовой борьбы, декларировала стремление к социальному равенству, оправдывая этим благим намерением казни и ссылки. Аналогичным образом проводилась интернационализация общества. На решение “национального вопроса”, которым были весьма озабочены все коммунистические вожди, часто направлялись силовые действия государственной машины. Иногда возможные национальные конфликты предотвращались путем их “замораживания”, а иногда — откровенно репрессивными действиями.

К счастью для всего человечества, классовая ненависть больше не движет политиками и народными массами, а классовое чутье не подменяет мораль и право. Но, к сожалению, этот “идеологический предмет” сменился другим, который на протяжение XX века все более овладевает умами. Это — национализм, шовинизм, этнофобия. Если германский нацизм и был подавлен международными усилиями, то современные формы национализма становятся настоящим бедствием меняющегося мира. Это — и терроризм, и локальные войны за национальную самостоятельность, и неофашизм в Европе, направленный против выходцев из развивающихся стран.

Однако в XX веке почти никогда не удавались попытки успешного предотвращения или окончательного умиротворения межэтнического конфликта. А с другой стороны, очень часто националистические настроения просыпались из-за грубых или непродуманных действий западных государств и международных организаций. Вообще с так называемым национальным вопросом на свой лад “экспериментировали” и фашисты, и интернационалисты, и космополиты. И что только для этого не предпринималось! Одни народы отправлялись в ссылку, подобно крымским татарам и чеченцам. Другим отказывали в праве на государственность и собственное общественное устройство, подобно курдам, североирландцам и палестинцам. Последние оказались пострадавшими из-за решения “еврейского вопроса”. Искусственное создание государства Израиль — благое, казалось бы, начинание мирового сообщества — привело к лишению другой национально-культурной общности права на государственность и бесконечно тлеющему конфликту на Ближнем Востоке.

В конце концов, почти всегда народы сохраняли общественную самостоятельность и культурные особенности. А их вожди, продолжая борьбу за право на самоопределение, часто находили еще больше сторонников национальной независимости среди новых поколений. При удачной информационной политике борцы за независимость могли заручиться поддержкой мирового сообщества. Этой возможностью наиболее активно пользовались и пользуются политические группировки, считающиеся у себя в стране сепаратистами и террористами. А у мирового сообщества нет, как выясняется, критериев, позволяющих определить подлинность намерений тех или иных сил.

В такой ситуации некая вооруженная группировка — армия освобождения Косова (АОК), — выступающая от имени косовских албанцев, смогла принять участие в переговорах международного уровня, получив тем самым право представлять некую территорию и национальную общность, на ней проживающую. А в дальнейшем АОК обеспечила себе, фактически, и авиационную поддержку НАТО в борьбе против законных властей Югославии (на новорусском диалекте — нашла “крышу”). И ведь никто до самого последнего времени не посчитал нужным обязать АОК разоружиться [1]. Разоружаться и уходить из Косово заставляли армию и полицию Югославии.

Белградское же руководство все последние годы “национальный вопрос” продолжало считать внутренним делом, стремясь сохранить югославскую федерацию. Однако в конце XX века действовать без оглядки на международные институты, стремящиеся регулировать многие положения внутренней политики, практически невозможно. Для этого нужно, по меньшей мере, обладать достаточными военными силами и информационными возможностями. У белградских властей всего этого не оказалось.

Балканские войны последнего десятилетия показали, что в такого рода конфликтах вообще нельзя определить степень правоты участвующих сторон. Виноваты все. Свою долю ответственности несет и мировое сообщество, которое быстро “назначает” виновных, оправдывая тем самым другую конфликтующую сторону. Если же говорить о роли России, то именно невнятная позиция российских официальных лиц на протяжении всех нынешних балканских конфликтов косвенно способствовала обострению ситуации в Косово. Ведь за последние несколько лет Москва имела возможность урезонить белградских властителей, не доводя тем самым напряженность в Косово до вооруженных столкновений или, по крайней мере, до натовского вмешательства в эти события. При этом следовало бы предположить, что и сам режим “вчерашнего дня” под началом Милошевича до сих пор олицетворяет не только коммунизм, но и некие своеобразные черты национального характера. Народы Югославии, прежде всего сербы, всегда стремились быть независимыми, во все времена воевали за эту независимость. Даже коммунизм строили независимый, на свой манер.

В отличие от других стран Восточной Европы, бросившихся врассыпную от рухнувшей советской империи под защиту “ядерного зонтика” НАТО, сербы в лице своих нынешних руководителей и политических лидеров решали все эти годы задачи по сохранению “балканской империи”. Именно как распад югославской микроимперии расценивали некоторые политологи кровавую реализацию на Балканах принципа национального самоопределения. Как бы там ни было, в действительности (эта тема — для балканистов) получается так, что трансформация тоталитарной политической системы приводит к разрушению государственности и жесточайшей социальной нестабильности. Распад имперских структур, которые принято считать антигуманными и бесправовыми, не приводит к усилению правопорядка, а увеличивает степень хаоса в соответствующих регионах. Так происходит и в странах СНГ, и на Балканах.

Открытое общество и его друзья

Вообще миропорядок, сложившийся в XX веке, так и не сумел обрести ни принципов, ни инструментов миротворчества. И это несмотря на существование множества международных институтов и организаций, назначенных решать спорные вопросы между странами и народами. Более того, для многих членов мирового сообщества так и не стали высшей ценностью декларированные во многих международных документах принципы мирного сосуществования. Многие правовые нормы, которые создавались в духе гуманизма и справедливости, оказались на службе группового (имперского?) эгоизма. Миротворческие усилия предпринимаются теперь не ради мира, а ради достижения кем-то своих прагматических целей. Законы и нормы, провозглашаемые в качестве основных принципов демократии и ценностей мирового сообщества, становятся слугами сильнейших, слугами их интересов — геополитических, идеологических, финансовых, переставая служить справедливости. Той справедливости, что ставит во главу угла интересы человеческой личности.

Приходится признать, что демократические принципы в отношениях между странами и народами не стали высшим идеалом, оставшись на уровне громогласных деклараций. В последнее время эти отношения все более напоминают отношения феодала со своими вассалами, словно мир впадает в глобальное средневековье. И не случайно, что как право (закон), так и международные организации становятся инструментом для достижения новыми правителями мира своих целей. Кто эти правители, кто судьи мира? Неужели, пожилой заокеанский ковбой из Овального кабинета в Вашингтоне и его верный шериф из Брюсселя?

За последнее десятилетие уже стало окончательно ясно, что два основных положения ныне существующего международного права — право наций на самоопределение и право на сохранение территориальной целостности — находятся в непримиримом противоречии. А подчас даже становятся основанием для истолкования конфликтной ситуации в пользу одной из противоборствующих сторон. Манипулирование этими принципами приводит к практике двойного стандарта. Подтверждается, к сожалению, народная поговорка: “закон — что дышло”...

Стремление нынешнего российского руководства (так называемой “политической элиты”) прорваться в клуб с вывеск

Размер файла: 47.93 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров