Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Обработка экспериментальных данных при многократном измерении с обеспечением требуемой точности. Метод. указ. к лабораторной работе по дисциплине «Метрология, стандартизация и сертификация» / Сост.: В.А. Дорошенко, И.П. Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 20 с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному и курсовому проектированию к расчету материального баланса кислородно-конвертерной плавки при переделе фосфористого чугуна с промежуточным удалением шлака / Сост.: В.А._Дорошенко, И.П _Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному проектированию к расчету оборудования кислородно-конвертерного цеха / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – 14 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование особенностей гидродинамики конвертерной ванны: Метод. указ. / Сост. Е.В. Протопопов, Н.А. Чернышева: СибГИУ. – Новокузнецк, 2003. – 16 с., 4 ил (9)
(Методические материалы)

Значок файла Изучение особенностей прокатки сортовых профилей. Метод. указ. / Сост.: А.Р. Фастыковский, В.Н. Кадыков, В.М. Нефедов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 18 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла ХИМИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ЗАОЧНОГО ФАКУЛЬТЕТА Методические рекомендации, программа и контрольные задания для студентов заочного факультета (8)
(Методические материалы)

Значок файла Задания для пятнадцатиминутных опросов на практических и лабораторных работах: /Сост.: Ж.М.Шулина, О.Р.Глухова: ГОУ ВПО «СибГИУ».-Новокузнецк, 2003 (8)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Александр Неклесса ... ощущение возможной реальности следует ставить выше ощущения реальных возможностей. Р.Музиль

Времена, в которые мы живем, полны угроз и опасностей. Но мы настолько занялись собственными делами, что, в конце концов, утратили представление о сложности окружающего нас мира... В истории трудно найти другой период, когда люди смотрели бы в будущее с такой неподдельной тревогой. В самом деле, это похоже на возврат к Средним векам, когда разум человека был объят страхом перед наступлением нового тысячелетия...» [Римский клуб 1997: 61].

Слова, процитированные выше, принадлежат А.Печчеи, основателю и первому президенту «Римского клуба»; они были произнесены еще в середине 60-х годов ушедшего века — как раз накануне «вступления в фазу новой метаморфозы всей человеческой истории» (З.Бжезинский), «великого перелома» (Р.Диес-Хохлайтнер — нынешний президент Римского клуба) или даже «мировой революции» (И.Валлерстайн). Уже тогда разгорались дискуссии о перспективах современной цивилизации, о необходимости внесения серьезных коррективов в стратегию ее развития, о стоящих перед человечеством глобальных проблемах, о конфигурации социального космоса, о контурах грядущего мира. В те годы формировалась также новая концепция социальных наук, в основу которой были положены принципы междисциплинарного подхода к анализу возникающей реальности, долгосрочного прогноза развития ситуации и планетарного охвата множащейся феноменологии перемен.

Иначе говоря, речь шла о глобальной трансформации всего сложившегося миропорядка и параллельно — о серьезном осмыслении нового социального универсума...

Сейчас, на пороге наступившего века, можно, кажется, подвести некоторые предварительные итоги происшедшего глобального сдвига. Очевиден также рост интереса к «планированию истории», к крупным смыслам социального бытия. Нас равно интригуют и дальняя перспектива2, и объемная ретроспектива истории, приоткрывающие ее сокровенную суть, «мы… оглядываемся назад, ища причин, либо смотрим в будущее, ожидая свершений» [Милош 2000: 62]. Посему не случайно и почтительное семантическое изменение, плавно происшедшее в наименовании актуального рубежа эпох: от fin de siecle к fin de millenium.

Множественность перемен вкупе с энергией информационной революции порождают, однако, своего рода «техническую проблему» сохранения целостности социального знания, постижения всего разнообразия интеллектуального контекста, когда даже простой учет увеличивающихся исследований и точек зрения по актуальным проблемам современности становится все более трудновыполнимой задачей. В самом конце уходящего тысячелетия о контурах новой цивилизации, о своем видении будущего общества сочли необходимым высказаться многие из ведущих исследователей социальной перспективы [см. Toffler A. and Toffler H. 1995; Naisbitt 1995, 1996; Wallerstein 1995, 1998; Huntington 1996; Galbraith 1996; Castells 1996, 1997, 1998; Drucker 1996, 1997, 1999; Thurow 1996, 1999; Touraine 1997; Brzezinsky 1997; Luttwak 1998; Etzioni 1999; Fukuyama 1999; Giddens 2000 и др.]. Среди дискуссионных проблем современности такие ключевые феномены, как глобализация3, социальный постмодерн4, хозяйственная трансформация мира [Davidow Malone 1992; Dunning 1993; Cline 1995; Etzioni 1996; Caufield 1997; Strange 1997, 1998; Cohen 1998; Taffinder 1998; Halal, Taylor (eds.) 1999.], интенсивное развитие информационной экономики (или, как ее стали определять, knowledge-based economy)*, наконец, генезис «новой экономики» в США [Gordon, Morgan, Ponticell 1994; Danziger 1995; Frank, Cook 1996; Bootle 1996; Chatfield 1997; Galbraith 1998; Koch 1998; Davis, Wessel 1998; Elias 1999]. В последние годы публикуется также значительное число работ об азиатско-тихоокеанском регионе, о становлении там комплементарного пространства индустриальной цивилизации — Нового Востока, преимущественно на просторах Восточной и Юго-Восточной Азии. [Naisbitt 1996; Pomfert 1996; Weidenbaum, Hughes 1996; Brahm 1996; Drucker, Nakauchi 1997; Hiscock 1997; Naughton (ed.) 1997; Kemenade 1997; Postiglione, Tang (eds.) 1997; Dorn (ed.) 1998; Bernstein, Keijzer 1998; Haley, Tan, Haley 1998; Rowen (ed.) 1998; Katz 1998; Yip 1998; Lee 1998; Harrison, Prestowitz Jr. (eds.) 1998; McLead, Garnaud (eds.) 1998; Gough 1998; Goldstein 1998; Henderson 1999; Godement 1999; cм. также в рус. переводе: Накасонэ 2001].

При всем том процессы, разворачивающиеся на планете, вряд ли можно счесть однозначными, тем более легко прочитывающимися. Социальные, политические, экономические мутации образуют новые семантические конструкции, структура звеньев которых в каждом отдельном случае вроде бы ясна, но общий смысл — темен, а механизм действия нередко обескураживает. Осмысление глобальной трансформации мира является сейчас едва ли не основным интеллектуальным занятием гуманитарного научного сообщества. Так, например, в поствестфальской системе международных отношений помимо многочисленных частных изменений происходит мутация самой номенклатуры данных отношений, понимаемых
как inter-national relations, т.е. сфера компетенции исключительно национальных государств, этого специфического продукта эпохи Нового времени. Расширившееся поле международных связей Нового мира представляет в настоящий момент заметно более диверсифицированную систему взаимодействия самых разнообразных источников (субъектов) глобального влияния или intra-global relations.

К началу нынешнего века на планете отчетливо проступили контуры ее новой, монополярной геометрии. «Окончание тысячелетия совпадает с периодом, когда преимущество Америки превратилось в доминирование, — констатировал в 2000 г. Г.Киссинджер. — Никогда прежде ни одна страна не достигала такого преобладающего положения в мире и в столь многих областях деятельности, начиная от производства вооружений до предпринимательской активности, от технологических достижений до массовой культуры» [Kissinger 2000]. А С.Бергер, помощник по национальной безопасности 42-го президента США У.Клинтона, выступая тогда же в Национальном клубе печати с докладом «Американское лидерство в XXI веке», закончил речь следующими словами: «Америка достигла такого уровня, когда по своей силе и процветанию мы не имеем себе равных. Это очень хорошая позиция для вступления в новую эру» [Бергер 2000].

«Кто равен мне в мире сем?» Однако лидерство США в постсовременном мире все чаще связывается с экономическим и военным превосходством и все реже с превосходством моральным. Критике также подвергались расхождение между политической риторикой и повседневной практикой американской администрации, ее неумение плавно и гармонично трансформировать декларируемые принципы правления в общепринятые нормы поведения, способность США удержать мировую ситуацию от сползания к хаосу и последующему коллапсу.

Действительно, построение универсального сообщества, основанного на началах свободы личности, демократии и гуманизма, на постулатах научного и культурного прогресса, на идее вселенского содружества национальных организмов, на повсеместном распространении модели индустриальной экономики — эти цели и принципы оказались сейчас под вопросом. Напротив, происходит размывание структур гражданского общества, секулярного мироощущения, демократических принципов и процедур, все чаще используемых как камуфляж для совсем не демократической политики. В результате мировое сообщество оказывается перед дьявольской альтернативой: императивом создания комплексной системы глобальной безопасности, «ориентированной на новый орган всемирно-политической власти» или переходом к явно неклассическим сценариям новой, нестационарной модели международных отношений.

«Не будет преувеличением утверждение, что в наиболее сознательных кругах западного общества начинает ощущаться чувство исторической тревоги и, возможно, даже пессимизма, — описывает создавшееся положение З.Бжезинский. — Эта неуверенность усиливается получившим широкое распространение разочарованием последствиями окончания холодной войны. Вместо “нового мирового порядка”, построенного на консенсусе и гармонии, явл



Размер файла: 58.22 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров