Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ВЕЛИКАЯ ФАЛЬШИВКА ФЕВРАЛЯ

Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ.............................................................................................

О СИМВОЛИКЕ ВООБЩЕ..........................................................................

ЧТО ЕСТЬ РЕВОЛЮЦИЯ.............................................................................

МЕЖДУ ДВУМЯ РЕВОЛЮЦИЯМИ........................................................

ВОЙНА..........................................................................................................

ЛЕВЫЕ О ФЕВРАЛЕ...................................................................................

ПОРОХОВОЙ ПОГРЕБ..............................................................................

“ВЕТЕРАНЫ”...............................................................................................

НА ПЕРЕЛОМЕ............................................................................................

ДЕТОНАТОР ПРИ ПОГРЕБЕ....................................................................

“КАННЫ” А. И. ГУЧКОВА.......................................................................

В ЧЕМ, СОБСТВЕННО, “ФАЛЬШИВКА”...............................................

ЗАЧЕМ ЭТО НУЖНО?...............................................................................

ЕЩЕ О ФЕВРАЛЕ........................................................................................

 

 

Общественно-политическая позиция Ивана Лукьяновича Солоневича сформировалась задолго до трагического в истории России семнадцатого года. Даже среди сотрудников консервативного суворинского “Нового времени” он слыл крайне правым. И вместе с тем ни один из его материалов не был опровергнут ни в леворадикальной прессе, ни в лагере либералов. Копья ломались вокруг да около, ибо мастерски подобранные и точно выверенные факты лишали его оппонентов каких-либо убедительных аргументов. Все сводилось к “реакционной” позиции “Нового времени” “ к журналистской изворотливости автора, у которого острие пера было направлено, как ни странно, не против социалистических экстремистов, а по адресу “свободомыслящей” интеллигенции, своим прекраснодушным прожектерством бездумно расшатывавшей устои тысячелетнего государства.

Оказавшись в эмиграции, Иван Солоневич имел полную возможность убедиться в верности своих старорежимных прогнозов и по отношению к социальному переустройству России, и по поводу вольных и невольных исполнителей этой трагедии, либо вышвырнутых за пределы горячо любимой ими родины, либо нещадно уничтоженных большевиками. Ведь одна и та же участь постигла как разномастных борцов за народное дело — от октябристов и кадетов до эсеров и анархистов, так и лукавых царедворцев, предательским шепотом сеявших смуту куда более гнусную и зловредную, чем вся леворадикальная оппозиция вместе взятая.

В изгнании Иван Солоневич продолжал свою неутомимую борьбу словом и, насколько это было возможно, делом. Он пишет статьи, книги, издает газеты, формирует в русском зарубежье имевшее большой общественный резонанс и существующее поныне Народно-Монархическое Движение. В 30-е годы в Болгарии он издает одну за другой газеты “Голос России” (1936—1938), “Наша газета” (1938— 1940), “Родина” (1940) — надо полагать, периодически закрывавшиеся по каким-то неведомым нам причинам. В 1948 году он основывает в Аргентине выходящую до сих пор газету “Наша Страна”, на базе которой выпускается довольно обширная, содержательная и целенаправленная литература, связанная главным образом с детищем Солоневича Народно-Монархическим движением. Здесь вышли его книги “Народная Монархия”, “Диктатура импотентов”, “Диктатура слоя”, “Роман во Дворце Труда”, “Хозяева”, “Что говорит Иван Солоневич о Царе и монархии, о большевизме, о русской эмиграции, о “Штабс-капитанском” (Народно-Монархическом) Движении”, “Великая фальшивка Февраля и другие статьи” и пр., а также работы его сподвижников — Башилова, М. Спасовского, Н. Потоцкого, проф. М. Зазыкина, проф. Б. Ширяева, Н. Былова и др.

Суть зиждущегося на славянофильских идеях Народно-Монархического Движения сводится к двум основным постулатам: “Народу — сила мнения. Царю — сила власти” (Иван Аксаков) и “Русская монархия это есть не произвол одного лица, а система учреждений” (Лев Тихомиров). На обширном фактическом материале Иван Солоневич убедительно доказывает природную естественность и историческую гармоничность царского самодержавия в России, его органическую связь с народным миропониманием. Анализируя три формы государственной власти — Монархия, Республика. Диктатура, — Солоневич приводит к безоговорочному выводу в пользу первой из них, — особенно в такой глубоко православной стране, как Россия. “Православие есть самая оптимистическая религия мира. Православие исходит из того предположения, что человек по своей природе добр, а если и делает зло, то потому, что “соблазны”. Если мы удалим “соблазны”, то останется, так сказать, химически чистое добро. По крайней мере, в земном смысле этого слова. Наследник Престола, потом обладатель Престола ставится в такие условия, при которых соблазны сводятся если не к нулю, то к минимуму. Он заранее обеспечен всем. При рождении он получает ордена, которых заслужить, конечно, не успел, и соблазн тщеславия ликвидируется в зародыше. Он абсолютно обеспечен материально — соблазн стяжания ликвидируется в зародыше. Он есть Единственный, имеющий Право, — отпадает конкуренция, и все то, что с ней связано. Все организовано так, чтобы личная судьба индивидуальности была бы спаяна в одно целое с судьбой нации. Все то, что хотела бы для себя иметь личность, все уже дано. И личность автоматически сливается с общим благом”. Причем “самодержавие в России принципиально отличается от западного абсолютизма, введенного у нас Петром I. Западный абсолютизм — это диктатура закона, русское самодержавие, по определению Вл. Соловьева, “диктатура совести”. Этот тезис подробно развивает в своих исторических работах другой видный представитель Народно-Монархического. Движения — Борис Башилов: “Самодержавие отличается от европейского просвещенного или непросвещенного а6солютизма тем, что сочетает железную дисциплину центральной государственной власти с широчайшей свободой органов местного самоуправления. Это гениальное сочетание твердой власти и широчайшей свободы, которыми всегда обладала Россия до Петра I и в последние царствования после ликвидации царями крепостного права, и позволило русскому народу не только отстоять свою национальную независимость, но и создать величайшее государство в мире”.

Однако, сколь ни значительна была общественная деятельность Ивана Солоневича, сам он, предвидя грядущее возрождение Родины, воспринимал себя прежде всего хроникером величайшей в ее истории трагедии: “...Мои газетные писания являются “человеческим документом”, — документом боли, гнева и негодования. И документом гораздо более ценным для будущего России, чем мои книги”.

Воспроизводим на страницах нашего журнала (“Бежин луг” №1 за 1992г. [БВП]) две связанные между собою статьи Ивана Солоневича, опубликованные в октябре 1951 — июле 1952 г. в газете “Наша Страна”. Нам кажется, что они представляют интерес не только с точки зрения оценки событий 75-летней давности, но и чем-то очень перекликаются с нашим раздираемым внутренними противоречиями временем.

 Александр АПАСОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сейчас, когда керенское сборище, организованное на социальной базе случайных долларов, — никакой иной социальной базы у этого сборища нет, — начинает что-то пищать от имени России, — нам нужно, наконец, развеять великую и бесстыдную ложь о февральской народной революции. Эта ложь культивируется более или менее всеми партиями России, начиная от коммунистической и кончая ультраправыми. По существу, обе эти точки зрения совпадают: ВКП(б) говорит: “Народ сделал революцию”. Ультраправые говорят: “Чернь, обманутая левыми, сделала революцию”. Срединные партии, виляя хвостом то вправо, то влево, талдычат о завоеваниях Февраля, завоеваниях, в результате которых “народ” сидит в концлагерях, а “избранные” разбежались по Парагваям. Новая эмиграция не имеет почти никакой возможности отличить заведомую чушь от реальных исторических фактов и строительство легенд — от реальных социальных отношений в довоенной России. Такие усидчивые компиляторы, как С. Мельгунов, собирают горы цитат и показаний и, как и полагается усидчивым компиляторам, из-за деревьев не видят леса. Не видят того, что дворцовый переворот был результатом целого комплекса нездоровых социальных отношений, накопленного всем петербургским периодом русской истории.

Лично я был профессиональным свидетелем событий всего 1916 и 1917 гг. — политическим репортером крупнейшей газеты России — суворинского “Нового времени”. Даже и для нас, репортеров, так сказать, профессиональных всезнаек, революция была как гром среди совершенно ясного неба. Для левых она была манной, но тоже с совершенно ясного неба. Но о личных своих воспоминаниях я говорить не буду. Я постараюсь дать анализ социальной обстановки 1916 года и уже после этого приведу документальные данные о Феврале и его авторах.

По чисто техническим условиям я могу дать только очень схематический обзор событий. Для этой темы нужна бы книга — небольшая, но документированная бесспорными данными, книга, которую можно было бы дать в руки любому человеку России и показать, — здесь нечего даже и “доказывать”, — как Россию губили и справа и слева и как фактически обстояли дела. Но до сих пор, за тридцать лет эмиграции, такой книги нет. Не было времени. Не было денег. И уж конечно, не было никакого желания.

Это очень тяжелая тема. И я очень долго откладывал ее. Но дальше откладывать нельзя, ибо керенские и иже с ними готовят нам всем повторение: и Февраля, и Марта, и так далее, до Октября включительно. С той только разницей, что Керенщина 1917 года застала страну, полную противоречий, но полную сил. Сейчас противоречий будет, может быть, не меньше, чем их было в 1917 году, но хлеба — нет, жилищ — нет, одежды — нет, страна придавлена и чудовищным аппаратом ВКП(б), и чудовищной промышленностью для войны за мировой коммунизм, и чудовищностью предстоящей войны.

Сейчас не время ни для мифологии, ни для фальшивок. Кроме всего этого, мы должны иметь в виду, что “наследники Февраля”, собравшиеся в Штутгарте, готовят если не совсем раздел, то что-то вроде балканизации России, что темные доллары им даны именно под этим условием, что они приняли и условия и доллары.

Правда о Феврале будет тяжелой правдой — легких правд у нас нет. Но эта тяжелая правда имеет и чисто практическое значение: нельзя допускать к власти никого из тех людей, которые справа сделали Февраль, а слева стали его углублять. Правда, все эти люди были только вывесками над событиями страшной нашей истории, и их личные преступления теряются в море исторических сдвигов. О Великой французской революции Талейран говорил: “В ней виноваты все, или не виноват никто, что, собственно, одно и то же”. О Феврале этого сказать нельзя. И если на левой стороне был теоретический утопизм, то на правой было самое прозаическое предательство. Это, к сожалению, есть совершенно неоспоримый факт.

В числе прочих объяснений Февраля есть и еще одно, вероятно, самое глупое и самое позорное из всех имеющихся в распоряжении эмигрантской публики: английские интриги. Надо-де было изъять Россию из числа будущих победителей для того, чтобы не выполнить договора о проливах. Изъятие России ставило, прежде всего, под самую непосредственную угрозу всю судьбу войны, во-вторых, перемена режима никак не влекла за собою аннулирование международных договоров и, наконец, в-третьих, у английского посольства в Петрограде не было никакой возможности оказать заговору какую бы то ни было техническую помощь, а в материальной помощи участники заговора не нуждались никак: А. Гучков и М. Родзянко были богатейшими людьми России — никакие деньги им не были нужны. М. Алексеев богатым человеком не был. Но, как бы ни расценивать его личность, — нельзя же все-таки предположить, чтобы он продал своего Государя за деньги. Сэр Д. Бьюкенен и его дочь в своих мемуарах категорически отрицают какое бы то ни было английское участие в Февральском перевороте. Сторонники теории английской интриги не приводят никаких фактов, которые могли бы ее подтвердить

Размер файла: 178.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров