Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Богом- Прославленный Царь

Св. Страстотерпцы

 

Праздник русских святых был установлен в 1918 году на всероссийском соборе, когда начались открытые гонения на Церковь. В годину кровавых испытаний требовалась особая поддержка русских святых, реальное знание того, что мы не одиноки на крестном пути. Церковь находилась в муках рождения бесчисленных новых святых. Святые связаны друг с другом и одно из самых замечательных событий нашего времени — благословение Святейшего Патриарха Алексия II на построение в Екатеринбурге храма Всех русских святых на месте взорванного Ипатьевского дома, где 17-го июля 1918 года была расстреляна Царская семья. Конечно, это означает не что иное, как признание Патриархом святости Царственных мучеников.

        Те, кто протестует против канонизации последнего русского Царя, говорят, что он принял смерть не как мученик веры, но как политическая жертва среди других миллионов. Нельзя не отметить, что Царь здесь не представляет никакого исключения: величайшая ложь коммунистического режима заключалась в том, чтобы представить всех верующих как политических преступников. Замечательно, что во время Страстей из всех обвинений, выдвинутых против Него, Христос отверг только одно — именно то, которое представляло Его в глазах Пилата политическим деятелем. “Царство Мое не от мира сего” — сказал Господь. Именно это искушение, попытку превратить Его в политического мессию, Христос постоянно отметал, исходила ли она от искусителя в пустыне, от самого Петра или от учеников в Гефсимании: “возврати меч твой в его место.” В конце концов, то, что произошло с Государём, можно понять только через тайну Христова креста. Исследователю важно найти такую позицию, где участвует Промысел Божий, где политика поставлена на своё место и где оправдан взгляд на историю, вполне соответствующий церковной традиции и вере наших отцов.

        Русская Церковь знает такой вид святости, как страстотерпчество: прославляет тех, кто терпел страдания. Среди славного лика святых в сердце русского народа святые князья-страстотерпцы занимают особое место. Они не были замучены за исповедание своей веры, а стали жертвами политических амбиций, вызванных кризисом власти. Поражает сходство их невинной смерти со страданиями Спасителя. Как Христос в Гефсимании, первые русские мученики Борис и Глеб были захвачены хитростью, но не проявили никакого сопротивления, несмотря на готовность их приближённых заступиться за них. Как Христос на Голгофе, они простили своих палачей и молились за них. Как Спаситель в предсмертной муке, они испытывали искушение поступить по своей воле и, как Он, отвергли его. В сознании юной Русской Церкви это соединилось с образом той невинной жертвы, о которой говорит пророк Исайя: “Как овца, Он был веден на заколение и, как непорочный агнец перед стригущим его, безгласен.” “Повар же Глеба по имени Турчин, — пишет летописец, — зарезал его как ягнёнка.” Точно такими же страстотерпцами были князья Киевский и Черниговский Игорь, Тверской князь Михаил, царевич Димитрий Угличский и князь Андрей Боголюбский.

        В страданиях и смерти этих святых есть многое, объединяющее их с судьбой Царственных мучеников. Бессонная ночь Государя Николая II в молитве и слезах в вагоне на станции Дно в чёрный год отречения, предсказанный святыми, сравнима с Гефсиманией Бориса и Глеба — она была тем началом его крестного пути, когда, как записал он в своём дневнике, были кругом “измена и трусость, и обман.” Царь не захотел бороться за власть, боясь стать причиной нового кровопролития на русской земле, без того уже истерзанной войной и междоусобицей.

        И в обстоятельствах смерти святого князя Игоря, в том, что он был убит, когда не мог уже угрожать ничьей власти, в предсмертной молитве перед иконой Божией матери есть что-то, до боли роднящее его с екатеринбургским пленником. Та же скорбь и та же молитва, которой молились Царственные мученики за последним богослужением, те же наглые издевательства разнузданной стражи и звериная ярость толпы, как при убийстве святых князей Игоря, Михаила и Андрея, тот же ужас, вплоть до поразительного, более чем внутреннего совпадения подробностей. Кажется, вслушайся — и услышишь в глубине древних веков, как эхо, гремящие выстрелы наганов из подвалов Ипатьевского дома. Те же надругательства над мёртвыми телами и сатанинское неистовство, с которым уничтожалась всякая память о них, и даже о доме, где произошло преступление, как будто происшедшее с древними князьями, при всей их непохожести и единственности постепенно создаёт, дополняя всё новыми чертами, одну завершающую подвиг страстотерпчества картину. И долго нам ещё предстоит осознавать, что не только цареубийство, но и детоубийство, начало уничтожения и разорения миллионов христианских семей означает это событие века.

        Несколько лет назад в праздник преподобного Сергия в присутствии новоизбранного Патриарха, епископов и множества паломников, собравшихся со всех концов света в центре русского Православия, молодой игумен после Литургии произнёс продолжительную проповедь с подробным описанием жизни не преподобного Сергия, как ожидалось в этот праздник, а Государя, убийство которого произошло в самый канун памяти Преподобного. Как преподобный Сергий был знаменем духовности для Древней Руси, так Государь — для нашего времени, и все самые близкие к нам по времени и духу святые, пророчествуя о будущих судьбах России, как бы устремлены к тайне Ипатьевского дома. Преподобный Серафим Саровский, второе обретение мощей которого с такой надеждой праздновала недавно вся Православная Россия, предсказал великое торжество и радость, когда Царская фамилия приедет и посреди лета будут петь Пасху. “А что после будет, — говорил он со скорбью, — ангелы не будут успевать принимать души.” Царская семья действительно посетила Саров и Дивеево в дни обретения мощей Преподобного в 1903 году. Государь с архиереями нёс раку со святыми мощами его, и народ пел Пасху. Приближалась та великая скорбь, которая должна была посетить Россию после прославления его мощей. “Тот Царь, который меня прославит, — говорил преподобный Серафим, — и я его прославлю.” Великий литургийный чудотворец и пророк, святой праведный Иоанн Кронштадтский, явивший силу Церкви в то время, когда большая часть интеллигенции отходила от веры и сеяла смуту в народе, не переставал взывать с амвона: “Кайтесь, кайтесь, приближается ужасное время, столь опасное, что вы и представить себе не можете!” Он говорил, что Господь отнимет у России Царя и попустит ей столь жестоких правителей, которые всю землю Русскую зальют кровью, что хранитель России после Бога есть Царь, а враги наши без него постараются уничтожить и самое имя России. [СССР!]

 

Цель Цареубийства

 

Церковь не канонизирует никакой политики, но царская власть — особое христианское служение помазанника Божия, призванного к защите Церкви и православной государственности, и потому она, как пишет святой Феофан Затворник, — то удерживающее, которое замедляет явление антихриста. Правление и порядки, построенные не на христианских началах, будут благоприятны для раскрытия устремлений антихриста. Это не обязательно должен быть тоталитаризм, это могут быть республики и демократии с их принципом плюрализма, всё более утверждающим равенство добра и зла. Антихристу важно, чтобы такие порядки были повсюду, и потому революция в России имела исключительное духовное значение для всего мира. Все силы зла были напряжены здесь, все средства были хороши, чтобы свалить Царя, а цель, которая стояла за этим, была одна: разрушить Церковь и погубить каждого из её членов, поставив их перед страшным выбором отступничества или мученичества.

        Прихожанка нашего храма Мария Захаровна рассказывала мне о двух своих дядях, Алексее и Василии, как их взяли за то, что они когда-то прислуживали в церкви. Она знала, кто на них донёс, и когда её сердце закипело от гнева, они явились к ней во сне и сказали: “Ничего не делай этим людям. Больно сладко пострадать за Христа.” Исполнив заповедь о любви до конца, засвидетельствовав кровью своей, что человека, верного Богу, никто не может заставить отречься от заповеди о любви к человеку, святые мученики посрамили древнего человекоубийцу и обрекли на поражение дело Маркса-Ленина, которые звали к освобождению человечества от заповеди о любви к Богу и, преуспев в этом, развязали такую энергию ненависти в мире, что, казалось, погибнет жизнь во всех её проявлениях и никто не устоит, чтобы не ответить на ненависть ещё большей, открытой или затаённой ненавистью, подтверждая истину слов: “Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме” (1 Ин. 2:9).

        Но мир не погрузился во тьму, Церковь устояла в любви. Есть только святость — быть любящим человеком. И обретается эта святость — будь то мученики или преподобные — не меньшим, чем смерть на кресте. Святой Силуан, подвизавшийся на Афоне в подвиге молитвы, в те самые страшные годы испытаний Церкви, свидетельствует вместе с новомучениками всей своей жизнью об одной-единственной тайне: кто не любит врагов, то есть всякого без исключения человека, тот ещё не достиг любви Христовой.

        Преподобный Серафим Саровский в пророческом видении созерцал всю нашу землю, покрытую, как бы дымом, молитвами русских святых, сугубое благоухание кадильное исходит от Распятия, которое стоит сейчас на пустыре на месте разрушенного Ипатьевского дома.

        Великая княжна Ольга писала в Тобольск: “Отец просит передать всем тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя, чтобы помнили: что то зло, которое сейчас в мире, будет сильнее, но что не зло победит добро, а только любовь.”

 

Гроза в Юности Царя

 

Есть очень интересное воспоминание баронессы Буксгевден о нашем святом страстотерпце Государе Николае Александровиче, где она приводит рассказ Государя о своём деде Императоре Александре II, с которым у него было много общего. Император Александр II ввёл демократические реформы для своего народа и за это был преследуем нигилистами на каждом шагу во время своей потерявшей иллюзии старости. Внук Николай был его любимцем, его “солнечным лучом,” как Александр II его называл.

        “Когда я был маленький, меня ежедневно посылали навещать моего деда, — рассказывал Николай II своим дочерям. — Мой брат Георгий и я имели обыкновение играть в его кабинете, когда он работал. У него была такая приятная улыбка, хотя лицо его бывало обычно красиво и бесстрастно. Я помню то, что на меня произвело в раннем детстве большое впечатление...

            Мои родители отсутствовали, а я был на всенощной с моим дедом в маленькой церкви в Александрии. Во время службы разразилась сильная гроза, молнии блистали одна за другой, раскаты грома, казалось, потрясали всю церковь и весь мир до основания. Вдруг стало совсем темно, порыв ветра из открытой двери задул пламя свечей, зажжённых перед иконостасом, раздался продолжительный раскат грома, более

Размер файла: 188 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров