Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

СЛОМАННЫЙ КРЕСТ ПАЙЕРС КОМПТОН ТАЙНАЯ РУКА В ВАТИКАНЕ

Ч А  С Т Ь    1.

 

Что останется, когда погибнет Рим?                                                                                         

                                                                   Когда погибнет Рим, погибнет мир.

(Вергилий)

 

      Чудовищно! Кто может претендовать на это? Ведь это превосходит все рамки человеческих соображений! Заявлять, что это есть единственный священный властный голос на земле! И от нея исходило научение, суждение и решение всегда в том же тоне авторитета; всегда в уверенности, что ея слово переживет преходящие явления сомнений, перемен и противоречий. Но вот она стояла непоколебимо как здание истины, защищенное ограждениями истины и отразившее немало нападений, брошенных на нее ея врагами. Она говорила о себе, сила ея не от ея исходит, что жизнь и энергия данные ей, нигде нельзя найти, ни встретить и так как нет в мире ничего, что можно бы поставить в сравнение с нею, она возбуждала к себе страх, удивление, насмешку и даже ненависть.

      Но вот  через века и столетия она не дрогнула ни разу. Она никогда и  ни в чем не уступила ни на йоту во всем грандиозном обретенном ею наследстве, и она не допустила нигде ни малейшей трещинки во всех своих покровах, воспринимающих на  себя удары врага и всегда оставалась в той же нетерпимостью. Она возбуждала к себе преданность и уважение даже тех, которые с презрением видели ее духовную дисциплину. Она стояла выше всяких измышлений, всяких сравнений и всякой вероятности. От нея звучал единый ответ на не умирающий вопрос - что есть истина?

      И она оставалась во всем величии, единственная в мире, как символ постоянства и неизменности в этой жизни и вступления в вечность, будучи символом непоколебимой Скалы и Ключей. Это была Католическая Церковь.

      Но вот теперь, даже  люди не религиозные пришли к тому, чтобы понять, что это все переменилось. Церковь опустила свою ограду, сдала все свои прерогативы, покинула все свои охранительные укрепления, и вот цель последующих страниц сказывается в том, чтобы проследить, как и почему могло случиться что произошло то, что все, кто к ней принадлежит и даже многие недружеподобные критики считали невозможностью. 

     Нижеследующий текст написан с точки зрения католика, верного преданию, традиционалистом и то, в страхе, много потерявшем свою прежнюю простоту и приобретшем большую реальность с тех пор, как возникла угроза атомной войны.     Впрочем , понятия о кончине нашей цивилизации связаны  с осложнениями гораздо более страшными и полными ужаса, чем просто полное разрушение планеты, произойдет оно, как «действие  Божие» в результате чьего-то помешательства или всеобщего сумасшествия человечества.

     Ибо цивилизация идет к своему упадку тогда, когда разум извращается и ставится вверх ногами, когда посредственность и низость, уродство извращенность  представления, как бы они есть норма выражения общественности и культуры, или иначе,  и проще говоря, применительно к нашему изложению, когда зло, под какой бы т ни было маской ставится на место добра.

      Мы, как люди нашего поколения, в зависимости от нашего возраста и темперамента оказались жертвами такого превращения, жертвами добровольными или по насилию и против нашей воли. Отсюда вокруг нас атмосфера пустоты, чувство, что человек потерял веру в себя самого и во все то, что его окружает в целом.

     Надо признать, конечно, что не было такого века, когда человечество не переживало бы ударов войн, революций или бедствий от естественных причин. Однако всегда до этих пор у человека был какой-то путевождь, какой-то компас, в которых он чувствовал руку, на которую он мог опереться и которой он мог довериться. Теперь же он, - почти всегда и во всем оказался одиночным существом, отделенным от действительности, лишенным утешения, которому можно довериться, и не имеющим основания в традиции, связующей его с прошедшим и самое роковое в нем то, что, как скажет всякий правоверный, - оставленным без религии.

      До сих пор считалось принятым с точки зрения католицизма, что Церковь создала нашу цивилизацию с ее моральными уставами и с большим объемом откровения, от чего зависит позиция в судьбе человека.

      Отсюда следует, - с принятием данного положения, - что отпадение какой-то части Церкви должно отражаться подобным же  отпадением в цивилизации, взращенной Церковью и такое отпадение, как мы его видим и как оно выявилось в нравственности и в культуре нашего времени, оказалось распространенном повсеместно.

      Так и получилось, что стоит только упомянуть о религии, как тотчас следует автоматически отказ  со стороны людей, которые никогда не думали о Церкви, ни о практических результатах церковной жизни, но думают, что она так или иначе должна исправить широко распространившуюся порчу, или взять ее под контроль. Они испытывают к Церкви чувство презрения ( а презрение это вирус гораздо худший чем скепсис) за то, что она не справилась с условиями, возникновение которых требовало немедленного исправления; за то, что она не выступив против, явила готовность идти по течению; и за то, что она даже выступала с поощрением подрывной деятельности: за то, что она во имя христианской любви проповедует жиденькую версию гуманизма: за то, что она является непреклонным врагом коммунизма, ея высокие иерархи вступают в то, что называют «диалогом» с теми, которые ищут путей к полному крушению не только самой Церкви, но и к разрушению всей жизни общества: за то, что она сдалась и допустила искажение своего, когда-то с достоинством ненарушимо оберегавшегося кредо и согласилась признать, что на небе и на земле есть больше богов, чем мыслилось Основателем ея философии.

      Сводка этих нарушений обращает наше внимание к вопросу, поставленному в самом начале нашего исследования: в чем же заключается причина, вызвавшая все эти изменения в Церкви?

 

                                                       Ч.3.    

 

      Всякая революция, будь-то французская или русская, неминуемо приходит к фронтальному, «лобовому» столкновению в двумя институциями: с монархией и Церковью, Что касается монархии, то как бы глубоко она ни была укоренена исторически и в смысле священного ритуала, легко может быть устранена одним ударом. Но народную религию, хотя бы в нее проник целый ряд дефектов, не может давить никакая сила, идущая извне.

     Монархия жива теп, что она общепринята, то она вошла в обычай и процессом признания, которым может быть положен конец одним ударом и выстрелом из ружья. Но религия, и особенно христианская, как бы ее не дискредитировали, как бы ее не подвергали презрению, всегда в себе самой несет зерно воскресения. Не раз и не два ей выносили смертный приговор, но снова и снова она переживала своих палачей. Так и будет продолжаться, и в этом сомневаться нее приходиться, хотя выживет ли она в своей прежней неприкосновенной форме, в своей фигуре и в непогрешимости своего слова, в силе печати своей власти, - это другой вопрос.

     Кто-то отвергает эту мысль, как нечто невообразимое. Другие, соглашаясь, что Церковь в чем-то и как-то уступила, усмотрят эти уступки, как части священного предусмотрения, и лишь очень немногие, - ибо стало характеристикой нашего народа, что мы отвергаем самую мысль о конспирации, - увидят в этом работу многовекового тайного заговоров, поставившего себе целью разрушить Церковь изнутри. Как бы то ни было, налицо имеется множество данных служащих свидетельством тому, что такой заговор есть, что он существует,  и данных этих имеется гораздо больше, чем для удостоверения обычно принятых фактов исторической действительности.

     В мире политики происходит дьявольская вакханалия, в которой в бесконечном числе одна клика работает, и это становится очевидным, когда мы видим промахи в официальных версиях описаний, как заговор о взрыве здания Парламента (5 ноября 1965 г.), как убийство Авр. Линкольна в 1865 г., убийство эрцгерцога  Фердинанда Австрийского в Сараево 1914 г., затопление Китчинера в 1916 г. Или президента Кеннеди в 1963 г.  И еще ближе к нашим дням таинственная кончина  Папы Ивана-Павла 1-го, о которой будет сказано ниже в этой книге.

                                                  

                                                                  Ч.4.

 

     Церковь всегда была мишенью для антирелигиозно настроенных людей, видящих в ней препону для их продвижения вперед и для их целей. Я ставлю слово «всегда», потому что борьба против Церкви известна с 58 г. По Р.Христова, как о том св. ап. Павел говорил, обращая свое слово к ефесянам, он же будучи хорошо обучен еще фарисеем, знал, что следует

Размер файла: 797 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров