Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

новости психология этология нлп тесты конференция ссылки

       Подберите себе партнера, которого мало знаете или не знаете совсем. Один из вас будет – А, другой – Б. А будет задавать вопросы. Упростите себе задачу, группируйте вопросы так, как это сделал я. Начните с эйдетических визуальных вопросов. Какого цвета сиденья в вашей машине? Какого цвета глаза вашей матери? Все эти вопросы касаются того, что люди когда-то действительно видели.

       Затем перейдите к вопросам о том, чего ваш партнер никогда видел и должен сконструировать: Как вы выглядите с вашей точки зрения? Как бы выглядели если бы были лысыми?

       Потом можно перейти к аудиальным вопросам. Какую музыку вы любите? Какая дверь в вашем доме хлопает громче всего? Попробуйте услышать, как вы поете песню «У Мэри был ягненок»? Это – все вопросы, стимулирующие к оцениванию аудиального опыта.

       Невербальные ответы на них будут систематически отличаться от ответов на визуальные вопросы. Теперь задайте несколько кинестетических вопросов: Как вы чувствовали себя утром? Какова на ощупь шерсть вашего кота?

       Женщина: Есть ли разница в движении глаз, если человек вспоминает реально слышанный звук, или когда он представляет себе этот звук?

       Когда вы говорите «представляет», то это предполагает «представление», картины, зрительные образы. Спрашивайте о звуках, которые партнер должен создать. Различия, о которых вы спрашивали, конечно будут. Откройте их для себя.

       Я хотел бы предостеречь вас от других ошибок. Вы можете подумать, что слово «думать» представляет собой одну репрезентативную систему. Но это не так. Слова думать, понимать, осознавать, верить, чувствовать, знать» являются НЕКОНКРЕТНЫМИ. Не используйте этих слов, потому что ответ, который вы получите, будет случайным.

       Вы всегда будете получать спутанные ответы, если спросите, например, «Помните, ли вы свои ощущения, которые испытывали тогда, когда вам последний раз случалось плавать?» В этом случае вы требуете, чтобы человек сделал две вещи: вспомнил и почувствовал. Они могут вспоминать визуально, аудиально или непосредственно кинестетически. Это двухступенчатый процесс. Сначала человек вспоминает, следуя вашей инструкции, затем он действительно открывает для себя чувство, которое испытывает при плавании.

       Если вы получаете ответ, смысла которого понять не можете, спросите человека, что он делал, отвечая на ваш вопрос. Ваша работа состоит в том, чтобы установить связь между тем, что вы непосредственно наблюдаете, и вопросами которые задаете. Связывайте род информации, заложенный в ваших вопросах, с невербальными ответами, с движениями глаз собеседника. Если чего-то не понимаете – спрашивайте. Вот что я увидел снаружи. Как это соответствует вашему внутреннему опыту? Если собеседник не знает, попросите его угадать, предположить.

       Визуальная оценка глазодвигательных реакций для нормального организованного праворукого человека.

       Вс – визуальные сконструированные образы

       Вэ – визуальные образы воспоминания или эйдетические образы

       (Расфокусирование взгляда и его неподвижность также говорят о процессе визуального оценивания).

       Ас – аудиальные сконструированные образы

       Ав – аудиальные образы воспоминания

       К – кинестетические ощущения (а также вкус и запах)

       А – аудиальные образы

       Рисунок 1

       Если вы не получили никаких реакций в ответ на ваши вопросы, сделайте вопросы более трудными. «Какого цвета туфли были у вашей матери, когда вы ее видели в последний раз?» Если вы спрашиваете, какого цвета глаза у вашей матери, и не получаете никакого ответа, сделайте вопрос более трудным: «Глаза у вас тоже голубые. Но темнее или светлее, чем глаза матери?» Это более сложный, требующий провести операцию сравнения вопрос. Собеседник должен будет сформировать образ цвета своих глаз и цвета глаз своей матери и сравнить их.

       Через 4-5 минут вы определите для себя, какие движения глаз делает ваш партнер, используя в этот момент определенную репрезентативную систему. Затем поменяйтесь ролями, так чтобы оба из вас имели возможность и задавать вопросы, и наблюдать ответы. Если вы натолкнетесь на что-то непонятное – обратитесь к нам, и мы подойдем к вашей паре, чтобы помочь вам уловить смысл того, что происходит. Мы предлагаем вам обобщения, а любое обобщение в определенном конкретном случае может отказаться неверным. Обобщение – это только трюк (как, впрочем и многое из того, что мы здесь будем делать), используемый, чтобы привлечь внимание к определенному аспекту вашего опыта восприятия, который вы обучились не замечать. Заметив же его, вы приобретете мощный источник информации о подсознательных процессах другого человека.

       Вы встретитесь с людьми самой необычной организацией мозга, но в любом случае эта организация будет систематической. Даже человек, смотрящий прямо вверх, если он испытывает кинестетическое ощущение, и прямо вниз, созерцая внутренние образы, будет в этом постоянен. Важно, чтобы в вашем опыте восприятия сформировалось, кто что делает. А сейчас приступайте к упражнениям и откройте для себя то, что вам удастся открыть.

       * * * * * * *

       ОК. Как идут упражнения? Многие из вас озадачены. У многих из вас возникли затруднения или вопросы, кто-то растерялся. Давайте разберемся.

       Женщина: Мы пришли к выводу, что легче обучиться, наблюдая за тем, кто задает вопросы, чем за тем, кто отвечает. По движению глаз задающего вопросы можно определить, какого типа вопрос будет задан.

       Мужчина: Когда я задал моему партнеру аудиальный вопрос, он дал на него визуальную реакцию. Помните ли вы свой вопрос?

       Мужчина: Каковы первые четыре ноты в пятой симфонии Бетховена?

       ОК. Встретился ли кто-нибудь с чем-то аналогичным? Некоторые из вас задавали аудиальные или кинестетические вопросы, замечая, что собеседник в ответ визуализирует, а затем выдает вам аудиальную или кинестетическую информацию. Понятно, ли вам что здесь происходит? Крис, что вы делали в ответ на вопрос о пятой симфонии? Читали ли вы нотные знаки? Или видели пластинку?

       Крис: Нет, я слышал эти ноты.

       Так вы их слышали. Осознавали ли вы появление перед этим какого-нибудь зрительного образа?

       Тут мы имеем дело с одним из интереснейших несоответствием между сознанием и тем, что Крис предлагает невербально. Крис, знаете ли вы, с каких четырех нот начинается пятая симфония?

       Да, вы знаете.

       Женщина: Но это может быть для него чем-то пространственным.

       Можете ли вы обеспечить сенсорным опытом слово «пространственный». В тех случаях, когда мы будем слышать от вас слова типа «задумчивый» или «пространственный», мы будем просить вас до или после употребления таких слов просто сказать о том, что вы видели, слышали или ощущали, чтобы мы могли с вами согласиться или не согласиться. Слова же типа «пространственный» имеют для каждого свой смысл.

       Женщина: Хорошо. Я услышала «та-та-та-та» и увидела какой-то кусочек пространства, нет, я не видела.

       Те из вас, у кого сейчас были подобные Крис партнеры, пусть проверят с ними то, что я скажу. С ними происходит следующее: они ищут и находят визуальный образ, который каким-то способом воспроизводит ответ на вопрос. Затем просто имитируя этот визуальный образ, они слышат звуки, соответствующие данному визуальному опыту.

       Сейчас мы должны указать на одно различие. Слова, которые человек употребляет, чтобы описать свою ситуацию, позволяют нам сделать заключение об осознанной части его опыта. Они указывают нам на ту часть сложного комплекса внутренних когнитивных процессов, которая является неосознанной. Стереотипы же глазодвигательных реакций укажут вам на всю последовательность его внутреннего опыта, на стратегию его внутреннего опыта оценивания. «Ведущей системой» мы называем систему, используемую для поиска определенной информации. «Репрезентативная система» – это, то что уже введено в сознание и обозначено определенными словами. «Базовая система» – это то, с помощью чего вы решаете, является ли известная вам информация истинной или ложной. Например, как вас зовут?

       Тед: «Тед».

       Так, Тед. Как вы об этом узнали? Смотрите, он уже невербально отвечает на этот вопрос. Это абсурдный вопрос. Тед это знает, но он ответил на него. Знаете ли вы, как вы об этом знаете? Если бы сейчас я к вам обратился «Джим», вы бы не ответили, не прореагировали.

       Если я обращаюсь к вам «Тед?», вы реагируете. Это кинестетическая реакция. Сейчас, без всяких дополнительных внешних стимулов, если я просто задам вам вопрос: «Знаете ли вы, как вас зовут?», есть ли у вас на это ответ?

       Тед: Да, есть.

       Знали вы, что вы скажете, до того, что вы сказали?

       Тед: Нет, не знал.

       Таким образом, если я спрошу: «Как вас зовут?», а вы не ответите, вы не знаете, как вас звать?

       Тед: Я знаю, как меня зовут, потому, что тогда когда кто-то позовет «Тед!», я испытываю определенное чувство, потому что зовут меня.

       Повторяете ли вы про себя «Тед!», как бы повторяя и проверяя ответ на мой вопрос?

       Тед: Да.

       Таким образом, у вас есть стратегия, позволяющая вам узнать, каким будет ответ на данный внешний стимул, так? «Тед», а не «Боб», но когда я вас спрашиваю: «Как вас зовут?», как вы узнаете, что мне надо ответить?

       Тед: Никогда не думал об этом.

       Итак, вы не осознаете процесса, который используется в данном случае, ОК. Заметил ли кто-нибудь из вас, что использует Тед, хоть он сам не может дать осознанного ответа на поставленный вопрос?…

       Каждый раз его взгляд направляется влево, вниз и обратно. Он слушал свое имя. Я не знаю, каким тоном оно было произнесено, но он его слышал. И он знает, что имя «Тед» – действительно его имя, он чувствует, что оно правильно. В этом случае его предыдущая система – аудиальная: именно так он ищет информацию, хотя не осознает этого. Свое имя он осознал тоже аудиально, в этом случае репрезентативная система совпадает с ведущей. Его базовая система – кинестетическая, когда он слышит, что произносится его имя (внутри или вне него), он чувствует, что это именно его имя.

       Многие люди, прослушав вопрос, повторяют его внутри себя. Вот я сейчас сказал: «Люди повторяют про себя слова» и многие в нашей аудитории повторили себе: «Да, люди повторяют слова».

       Встречались ли вы с людьми, чей второй язык был бы вашим родным языком? Первое их движение глаз отражает попытку перевести услышанное на родной язык. Их глаза будут перемещаться в аудиальных направлениях.

       Некоторые люди берутся отвечать на любой вопрос. Обычно они имеют сложную осознанную стратегию ответа. У одного парня замечательная стратегия и я спросил его: «Когда первый раз ты встретил Джона?» Он углубился внутрь себя и сказал: «Когда я первый раз встретил Джона?» Давайте посмотрим. Его глаза направились вверх и он сконструировал образ Джона. Затем взгляд переместился влево, он посмотрел все возможные места, где он мог встретить Джона, одно из них вызвало у него чувство знакомости, затем он аудиально назвал это место, затем увидел себя, говорящего мне название этого места и представил себе, как он при этом выглядит. Он чувствовал, что сделав это, он будет в безопасности, поэтому он сказал себе: «Давай сделай это».

       Есть целый набор стереотипов, которые вы можете использовать, чтобы рассмотреть структуру стратегии и изменить ее так, чтобы исключить лишние или избыточные шаги. Сюда входит рассмотрение стратегий, характерных для различных ограничений и проблем, а затем «выпрямление» этих стратегий, чтобы создать внутри вас эффективные программы, которые позволили бы вам добиться запланированных результатов.

       Возьмем пример из терапии. Пациент приходит с проблемой ревности. Он говорит: «Ну вы знаете я… (смотрит вправо вверх), я действительно (смотрит вправо вниз) я испытываю ревность и (смотрит налево вниз) я говорю себе, что это сумасшествие, ведь у меня нет на это ни каких оснований, но чувство ревности все равно меня мучит». Он начинает с визуальных образов, конструируя образ своей жены, которая занимается с кем-то чем-то мерзким, но приятным. Потом он испытывает те чувства, которые он испытал бы, если бы находился в той же комнате и непосредственно наблюдал бы эту картину. Обычно это все, что он осознает. Эти чувства называются «ревность» и представляют собой репрезентативную систему, кинестетическую. Таким образом, ведущая система здесь – визуальная, репрезентативная – кинестетическая и еще у него есть базовая система – аудиальная: он слышит, что его чувства неадекватны. Таким образом, три различных системы используются тремя различными способами.

       Женщина: Хотите ли вы сказать, что работая с этим человеком, вы привязались бы к кинестетической репрезентативной системе?

       Это зависит от того, к какому результату вы стремитесь. Мы считаем, что в общении нет ошибок, а есть только результаты, чтобы ответить на ваш вопрос, я хотел бы уточнить, какого результата вы добивались бы. Если вы хотите установить раппорт, то будет полезно привязаться к его репрезентативной системе, на которую указывают глаголы, используемые клиентами. Он приходит и говорит: «Знаете, я ужасно ревнив, это так тяжело… не знаю, что делать». Вы можете сказать «Хорошо, я постараюсь помочь вам справиться с этим, так как я чувствую, что вы настроены на это». Давайте вступим в борьбу с этим чувством и выработаем новое эго». Это будет первый шаг, который поможет вам установить раппорт. Если же вы вместо этого скажете: «Я помогу вам по-новому посмотреть на ваши чувства», вы не получите раппорта на уровне бессознательного, что является самым важным.

       Когда этот человек приходит к вам с проблемой ревности и вы видите движение его глаз, то это дает вам достаточно информации о том, что за процесс внутри него происходит. Даже тогда, когда люди проникаются идеей, что подобные вещи могут происходить, они не учат людей, как чувствовать себя по-иному. Если ваш терапевт старается помочь вам создать более реалистичную картину происходящего, он все равно работает на содержание, оставляя структуру процесса нетронутой. Чаще всего люди не пытаются изменить существующую структуру процесса. Они стараются сделать его «более реалистичным». Это означает, что пока они рассматривают определенное содержание, то все идет хорошо, но когда содержание меняется, тогда начинаются трудности.

       Процесс мотивирования самого себя имеет ту же самую структуру, что и ревность: сначала вы создаете образ, на который реагируете положительными чувствами, а затем говорите себе, как этот образ сделать реальностью. Если это так, то до тех пор, пока у вас не появится новый способ самомотивирования, вы будете продолжать проигрывать эту стратегию, как бы неприятно это ни было. Даже самая плохая стратегия лучше, чем никакая.

       Мужчина: Как различия между полушариями головного мозга связаны с доминирующей рукой и доминирующим глазом?

       Каждый раз на наших семинарах кто-нибудь задает этот вопрос. Насколько мне известно, исследований, которые подтвердили бы идею ведущего глаза, нет. Если бы даже они и были, я не знал бы, какое отношение они могут иметь к межчеловеческому общению, так что для меня этот вопрос не представляет большого интереса. Каждый глаз связан с каждым полушарием. Тенденция смотреть в микроскоп преимущественно одним глазом статически значима, но я не знаю, как сейчас я мог бы использовать эту информацию.

       Мужчина: Что вы можете сказать по поводу той ситуации, когда один глаз видит значительно лучше, чем другой? Один глаз практически не видит, а другой видит ОК. Если здесь какая-то связь с ведущей рукой?

       Я не знаю. Опять-таки не вижу, какое отношение это имеет к организации общения. Если вы видите какую-то связь, скажите мне о ней.

       Мужчина: Как вы считаете, в каком возрасте устанавливается устойчивое доминирование одной из рук?

       Не знаю. Лингвисты считают, что где-то в 4,5 года. Явление ведущей руки – это такой параметр опыта, который, как я знаю, существует в мире. Но я никогда не приходил к выводу, что это имеет какое-то отношение к общению. Здесь, в этой комнате, есть ограниченное количество материала для опыта восприятия.

       Мы постоянно осуществляем бессознательные выборы того, что будет воспринято. Если бы мы этого не делали, то были бы похожи на «идиотов – ученых», которые не могут не забывать, не могут не знать. Если их спросить о чем-то, то они дадут целую мусорную кучу информации, которую они за всю жизнь собрали по этому вопросу.

       Большинство психотерапевтических систем опираются на положение о том, что если мы будем знать причину возникновения явление, его корни, то это даст нам возможность и базу для изменения этого явления. Я считаю, что это положение является как точным, так и ограниченным. Да, это, один из способов изменить поведение, но только один из бесконечного числа способов его понимания. Когда у человека определяется ведущая рука, – действительно, насколько могу сказать, несущественно для процесса психотерапии и общения, – если только вы не ставите себе задачу изменения у детей ведущей руки.

       Глазодвигательные реакции, указывающие, какую систему оценку опыта человек использует, формируются в онтогенезе достаточно рано, и это действительно является важным для нас. В последнее время появилось очень много «неспособных к обучению» детей. Многие из этих «неспособностей» являются следствием системы обучения. Например, мне предложили исследовать большую группу детей «со скрещенными полушариями», как будто бы нечто такое действительно существует в мире. Я обнаружил, что все эти дети пытались называть слова по буквам, пользуясь аудиальной системой. Когда я спрашивал: «Как вы напишете слово «кот», их глаза направлялись влево вниз. На вопрос о том, что же они делают, они отвечали: «Произношу слово про себя», поскольку их так учили. Но поступая так, невозможно даже правильно написать само слово «фонетика»!

       Кто из вас хорошо владеет правописанием? Как бы вы написали слово «феномен»?

       Женщина: Я прочла его.

       Она увидела его и прочла. И так бы она поступила с любым словом.

       Сейчас, когда вы визуализировали слово «феномен», вы каким-то образом узнали, что визуализировали правильно. А сейчас замените «е» на «и» и скажите, что вы увидели теперь.

       Женщина: Это перестало быть словом.

       Это перестало быть словом, как вы об этом узнали? По каким переживаниям?

       Женщина: Все остальные буквы после «и» как бы упали …

       Они действительно упали?

       Да, они закончились, упали и исчезли из поля зрения.

       Название слова по буквам носит двухступенчатый характер. Одна ступень – это способность визуализировать слово, а другая – включение системы проверяющей точность визуализации. Сейчас попробуйте увидеть слово «были». А теперь замените «ы» на «и» и скажите мне, что произойдет.

       Женщина: Слово стало «мягче» и это изменило его написание.

       Заметил ли кто-нибудь ее реакцию? Что она сделала.

       Женщина: Она вздрогнула.

       Я попросил ее заменить «ы» на «и» и плечи ее пошли вперед, голова откинулась назад и она вздрогнула. Были заметны изменения ее ощущения, где-то поблизости от средней линии туловища. Несмотря на язык и страну, любой человек, владеющий правописанием, пользуется той же самой стратегией. Он вызывает эйдетический хранящийся в памяти образ слова, а затем проверяет правильность визуализации с помощью кинестетического ощущения средней части туловища. Все люди, испытывающие трудности с правописанием, не владеют этой стратегией. Некоторые из них создают эйдетические образы, но проверяют их правильность аудиально.

       Зная это мы можем задать вопрос: «Как же тогда получается, что одни дети выучиваются визуализировать и кинестетически проверять, а другие – нет? Но это меня практически не интересует. Я бы задал другой вопрос: «Как вы научите ребенка, пишущего с ошибками, использовать описанную стратегию?» Если вы хотите сделать это, то не должны никогда ставить себе цель «научить» ребенка писать правильно. Они учатся этому автоматически, если вы обучаете его определенному процессу, а не содержанию.

       Мужчина: А как насчет взрослых? Можете обучать взрослых?

       Нет, это безнадежно (смех). Конечно, можем. Разрешите мне сформировать ваш вопрос немного по-другому. Многие ли из вас ясно видят, что они являются зрительно ориентированными людьми? Многие ли из вас чувствуют, что ориентируются в своих внутренних процессах кинестетически? Кто сказал себе, что: «Я – аудиально ориентированный человек?» Действительно вы делаете все, о чем мы здесь говорим и делаете все вовремя. Вопрос состоит в другом: «Какую часть этого процесса вы допускаете в сознание?» Информация идет через все каналы все время, но только часть этого процесса оказывается осознанной. На наших семинарах люди часто в перерыве идут обедать и обсуждают между собой свои ведущие системы, как будто это что-то определенное, патологически стабилизирующие все процессы. Люди стараются определить, кем же они «на самом деле» являются, вместо того чтобы использовать полученную информацию для того, чтобы увеличить пространство своих выборов. Люди приходят ко мне и говорят: «Я совершенно запутался в этих репрезентативных системах, потому, что вижу себя очень чувствующим человеком». Это важное и глубокое изречение, если вы над ним задумаетесь. Мне довелось его услышать раз 150. Кто из вас слышал что-то подобное сегодня во время завтрака? Чем думать о том, как вы ориентированы – кинестетически, аудиально или визуально – думайте лучше о том, какая система у вас более развита и уточнена. Осознайте, что вы можете потратить свое время и энергию на то, чтобы развить до такой же утонченности остальные системы. Название – это ловушка. Один из способов, с помощью которого вы можете стабилизировать нежелательный фрагмент поведения – это называя его. Если же вместо этого вы заметите, что большинство фрагментов вашего поведения вписывается в категорию А, то разрешите себе развивать ваши навыки в категориях Б и В.

       Я сейчас хотел бы предостеречь вас еще от одной вещи. В психологии принято считать (со времен Фрейда, который сделал это очевидным, и что разделяют большинство современных терапевтов), что интроспекция является надежным методом проверки любого утверждения относительно психиатрии. Другими словами, если вы узнали что-то новое в поведении, то примените это прежде всего в себе. Я прошу вас, чтобы вы этого не делали на нашем семинаре, поскольку при этом есть опасность попасть в ловушку. Например, если кто-то из вас легко визуализирует, на что он был бы похож, если бы не визуализировал? … Если вы попытаетесь ответить на этот вопрос, то испытаете головокружение. Многие из вас, наверное, во время наших упражнений, уделяли внимание своим глазам – тому, как они движутся. Это один из примеров интроспекции, не полезной в данном контексте. Все ваши приемы служат для экстраспекции, для опыта восприятия, для выявления чего-нибудь в других людях.

       Мужчина: Пригодны ли приведенные ваши оценочные признаки, для оценки поведения других культур?

       Мы обнаружили существенные отличия лишь у Басков, живущих в Пиренеях в Северной Испании. В Америке же, Восточной и Западной Европе, Африке – везде наши признаки работают. Возможно, для такого постоянства есть генетические, неврологические основания. У Басков же скорее всего, отличия обусловлены генетически.

       Женщина: Отличаются ли глазодвигательные стереотипы у амбидекстеров (людей, одинаково владеющих обеими руками)?

       У них больше отклонений от той схемы, которую мы вам предложили. Например, у большинства амбидекстеров зрительная система, инвертирована, аудиальная и кинестетическая – нет.

       Для меня интересен тот факт, что среди амбидекстеров и леворуких гораздо больше «гениев», чем вообще в популяции, в нашей культуре. Человек с другой организацией мозга вынужден находить новые выходы. Благодаря своей другой организации мозга он обладает естественными способами, которыми «нормально организованный» правша не обладает.

       Женщина: Вы говорили о детях, которые плохо владеют правописанием, потому что действуют с помощью аудиальной системы, а вы учите пользоваться их визуальной системой. А сейчас вы говорите об амбидекстерах, имеющих более широкие возможности благодаря своей другой организации мозга. Стоит ли переучивать таких людей, если мы при этом лишаем их возможности делать что-то, что они могли бы делать?

       Если я научу ребенка правильно писать, то ничего при этом у него не отниму. Различные выборы взаимно не исключают друг друга. Многие люди закрывают глаза, чтобы ощутить себя, но это уже утверждение о том, как они организуют себя. Необходимости в этом нет. Я могу ощутить в себе все, что захочу и с открытыми глазами. Подобно этому, если ко мне придет человек с другой организацией мозга, я не разрушу ни одного выбора из тех, которые у него уже есть. Я только добавлю новые выборы. И в этом состоит вся функция моделирования. Мы принимаем во внимание, что вы истратили определенное количество денег, чтобы приехать сюда, что вы компетентны в своей области и в чем-то преуспели. Мы уважаем ваши выборы и возможности. Мы говорим: «Хорошо, давайте к вашим выборам еще добавим новые, чтобы расширить их репертуар», подобно тому, как хороший механик имеет полную сумку инструментов.

       Мы призываем к тому, чтобы вы все время использовали все системы. В определенном контексте вы будете осознавать работу одной системы более интенсивно, чем работу других. Я думаю, что если вы занимаетесь спортом или любовью, то у вас возникает множество кинестетических ощущений. Если вы читаете или смотрите кинофильм, то преобладают визуальные впечатления. В своем осознании вы можете переходить от одной стратегии к другой. Существуют определенные признаки контекста, которые позволяют вам менять стратегию и использовать различные потребности. Тут нет никакого насилия. Есть даже стратегия творчества и разнообразные ее формы. Мы работаем как консультанты в одном из учреждений, где «планируются» психологически лучшие сотрудники. Мы определили стратегию, которой пользуются лучшие коммерческие работники, и научили остальных сотрудников пользоваться этой стратегией на бессознательном уровне. Обученные научились пользоваться стратегией, но содержание в каждом случае оставалось уникальным. Некоторые из обученных даже улучшили эту стратегию.

       Большинство людей имеют довольно мало стратегий для достижений чего-то. Они используют ту же самую стратегию для деления всего, и получается, что что-то у них выходит, а что-то – нет. Мы определили, что большинство людей имеет по три – четыре стратегии. Действительно гибкая личность имеет 12 стратегий. Вы можете посчитать, даже ограничив каждую стратегию до 4 шагов, что в последнем случае человек имеет около тысячи возможностей.

       Мы делаем очень сильное утверждение. Мы утверждаем, что вы нуждаетесь во вмешательстве специалиста по моделированию, имеющего достаточный сенсорный опыт, чтобы пронаблюдать, что в действительности талантливый человек делает (а не что об этом говорит) и сформировать это так, чтобы передать вам.

       Мужчина: Мне кажется, что обычная цель терапии – осознание, а вы предоставляете клиенту новый способ реагирования, который он может использовать по своему выбору.

       Если вы включаете сюда подсознательный выбор, то я согласен с вами. В своей работе мы опираемся на несколько положений, одно из них имеет прямое отношение к вашему вопросу: выбор всегда лучше чем его отсутствие. Но я имею в виду как сознательный, так и бессознательный выбор. Я думаю, что каждый из вас знает, что такое сознательный выбор, эквивалент гибкости моего поведения, дающий мне возможность добиваться нужных мне результатов. Если я несколько раз сталкиваюсь с одной и той же ситуацией, и замечаю, что моя реакция на нее видоизменяется так, что я каждый день добиваюсь нужного мне результата, то это означает, что я имею бессознательный выбор.

       Но если вы на сходные ситуации реагируете одинаково и ваша реакция вас не удовлетворяет, то у вас, скорее всего, нет выбора. Важным вопросом здесь для меня является некая структура (а нет множество структур), которая отвечает за это состояние, в котором у вас не оказалось выбора. И какие шаги вы можете предпринять, чтобы изменить состояние? Дальше мы собираемся представить вам несколько способов подобного изменения.

       Мы предлагаем вам такую информацию, которая является универсальной для нас как для представителей вида, но для других людей остается вне сознания. Вы нуждаетесь в ней как в инструменте, поскольку вы работаете именно с бессознательными процессами частями личности с целью произведения эффективных изменений. Сознательная часть личности обычно уже исчерпала себя к моменту обращения человека к терапевту. Ее усилия могли быть полезными, но вы должны работать с остальными частями личности.

       Пусть слова «сознательный» и «бессознательный» для вас не будут ловушкой, за ними не стоит ничего реального. Они просто служат способом описания событий, удобным в контексте терапевтических изменений. «Сознательный» определяется как нечто, в чем вы отдаете себе отчет в данный момент, а «бессознательный» – это что-то другое.

       Конечно, можно найти и более тонкие отличия. Есть бессознательная информация, доступная нам в любой момент времени. Если я спрошу: «Что с вашим левым ухом?», то вы тут же осознаете кинестетическое ощущение в нем. Тут переход от неосознанного к осознанному очень легкий. Если же я вас спрошу: «Когда вы в первый раз пришли в школу, какого цвета была обувь у вашей первой учительницы?», то на этот вопрос вы тоже сможете ответить, но на это потребуется гораздо больше времени и энергии. Таким образом, существуют различия в доступности к осознанию бессознательного материала.

       Обычно человек приходит к вам и говорит: «Помогите! Я хочу измениться. Мне трудно и больно. Я хочу стать другим, чем был до сих пор». Из этого вы можете заключить, что он уже использовал все ресурсы, доступные его сознанию, и потерпел неудачу. Следовательно, одна из предпосылок вашей эффективности с бессознательными ресурсами личности состоит в том, что ограничиться сознательными ресурсами – значит обречь себя на длительную, скучную и вероятно, неэффективную работу.

       Кстати, здесь на семинаре, вы ни за что не сможете успевать отслеживать ваши быстрые вербализации, если будете действовать осознанно. Такая осознанная и систематическая попытка перегружает ваши сознательные ресу

Размер файла: 252.15 Кбайт
Тип файла: rar (Mime Type: application/x-rar)

Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров