Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Производственная специальная практика: Метод. указ. и рабочая программа / Сост.: Н.И. Швидков, В.Б. Деев, А.В. Феоктистов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по проведению преддипломной практики на металлургических предприятиях.: Метод. указ. / Сост.: И.К.Коротких, А.А.Усольцев, А.И.Куценко: СибГИУ - Новокузнецк, 2004- 20 с (6)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по проведению производственной практики на металлургических предприятиях. : Метод. указ / Сост.: И.К. Коротких, Б.А. Кустов, А.А. Усольцев, А.И. Куценко: СибГИУ - Но-вокузнецк 2003- 22 с. (5)
(Методические материалы)

Значок файла Применение регрессионного и корреляционного анализа при проведе-нии исследований в литейном производстве: Метод. указ. / Сост.: О.Г. Приходько: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк. 2004. – 18 с., ил. (6)
(Методические материалы)

Значок файла Преддипломная практика: Метод. указ. и рабочая программа / Сост.: Н.И. Швидков, В.Б. Деев, А.В. Феоктистов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 9 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Неразрушающие методы контроля Ультразвуковая дефектоскопия отливок Методические указания к выполнению практических занятий по курсу «Метрология, стандартизация и сертификация» Специальность «Литейное производство черных и цветных металлов» (110400), специализации (110401) и (110403) (10)
(Методические материалы)

Значок файла Муфта включения с поворотной шпонкой кривошипного пресса: Метод. указ. / Сост. В.А. Воскресенский, СибГИУ. - Новокуз-нецк, 2004. - 4 с (11)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

КАКОГО ОБРАЩЕНИЯ ЗАСЛУЖИВАЮТ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ДАН-НЫЕ?

Проблему, которую я собираюсь здесь затронуть, обычно деликатно именуют «некорректными обращением с данными» [1]. В последние годы вследствие информатизации, большей доступности разнообразных данных,  лавинообразного потока эмпирических исследований она обрела особую актуальность. Ее обсуждают ученые и практики – политики, юристы, психологи и психиатры [1], причем вовсе не только в связи с явными подделками, упомянутыми в эпиграфе.

 

Степень изученности. Среди социологов все чаще речь в этой связи заходит об обращении с данными в контексте человеческих взаимодействий, непосредственных и опосредованных. Еще в 1965 г. П. Сорокин, делая доклад в качестве президента социологической ассоциации США, обратил внимание на опасность предвзятого привлечения фактов и частных теорий, способствующего «псевдонаучному невежеству», а также на то, что в таком случае любая из наук остается полунаукой, давая полуправду и просто заблуждения[2]. В 70-е годы социологи феноменологической ориентации обращали специальное внимание на двойственность позиции социального исследователя, который является, с одной стороны, ученым, призванным дать объективный социальный анализ, а с другой – живым человеком со всеми его пристрастиями и предубеждениями. Эта двойственность означает, что на всех этапах исследования, от замысла до выводов, социологу ничто человеческое не чуждо, что любой исследователь пристрастен, независимо от того, идет ли речь о теоретических или эмпирических исследованиях [3]. Отмечается, что сама природа социальных явлений заключается в их «хронической многозначности», которая и дает основания для множественности трактовок [4]; что избранный тем или иным исследователем подход неизбежно ограничивает применение универсальных положений и примиряет формально противоречивые выводы [5]; что именно человеческие привычки, симпатии, вкусы позволяют привлекать подходящие примеры для иллюстрации тех или иных теорий, пристрастно выбирать методы и средства анализа [6].  Иными словами, обращение с данными как одна из составляющих познавательной деятельности постоянно и неизбежно отражает предвзятость исследователя, которую увлеченные исследователи осознают меньше всего.

Не претендуя здесь ни на полное описание форм этой предвзятости, ни на исчерпывающее объяснение ее причин, обращусь непосредственно лишь к тому, как можно конкретизировать понятие «некорректное обращение с данными», разводя фальсификацию, спекуляцию и манипуляцию. Полагаю, это позволит вводить имеющиеся данные в научный оборот более корректно. В мои задачи не входит выявление степени распространенности обсуждаемых способов, поэтому в качестве иллюстративного материала будут публикации нескольких, буквально первых попавшихся, научных изданий, бумажных и электронных.

 

Фальсификация. Специальное внимание ей уделял еще К.Поппер, говоря о взаимоотношении теории и фактов и противопоставляя фальсификацию, понимаемую как  возможность опровержения теории, верификации; позже его идеи также признаются актуальными, несмотря на их неопозитивистский характер [7]. Однако для уточнения психологических оснований фальсификации применить их не представляется возможным. Названное понятие в интересующем нас отношении изучено недостаточно, вследствие чего для его операционализации приходится обращаться к словарю иностранных слов, где фальсификация означает: 1) подмену чего-либо подлинного ложным, мнимым, 2) изменение качества предмета в сторону ухудшения при сохранении прежнего внешнего вида, 3) подделку, выдаваемую за настоящую вещь [8].

Не дифференцируя здесь этих трех нюансов, суммирую: фальсификация – это ложь, обман, имитация научной обоснованности и респектабельности. В этом же ряду, вероятно, ожидают своей конкретизации такие понятия, уже встречающиеся в публикациях, посвященных научному познанию, как двойники, дублеры, симуляция, клевета, дезинформация...

В психологическом плане обман рассматривается обычно как одна из форм защиты и реализации собственных интересов обманывающего [9]. А поскольку не все интересы человек в состоянии до конца осознать, защита их происходит также не всегда осознанно. Случаи явного, умышленного обмана со стороны социолога[2] – предмет обсуждения в рамках этики науки и потому здесь рассматриваться не будут. Гораздо больший интерес представляют случаи неосознанной фальсификации (насколько о ней можно судить, имея дело лишь с ее вербализацией). Рассмотрим их кратко.

1) В выводах – лесть, клевета; выводы не отражают данных: искажаются цифры, переписываются результаты – скажем, завышается показатель популярности, доли приверженцев, количество готовых голосовать «за» и т.п.

2) Имитация выводов за счет повтора описания результатов. Выводом, как известно, считается  рассуждение, в ходе которого из исходных суждений получается новое. Применительно к эмпирическому исследованию можно полагать, что обобщение, касающееся абстрактного понятия (например, взаимоотношений граждан и власти) делается на основании описания эмпирически наблюдаемых признаков (скажем, доли согласных с утверждением), рассматриваемых в плане степени взаимности, равноправия и т.п.). Но подобных разных по степени конкретности/абстрактности суждений или новизны по отношению к предыдущим фразам не удается обнаружить в следующих, например, выводах: «Продолжая изучение взаимоотношений граждан и власти, мы также задали вопрос, насколько, по мнению россиян, власть сейчас закрыта от общества. Полностью согласны ..., скорее согласны ... Эти данные позволяют говорить о том, что в глазах россиян одним из компонентов имиджа (!) нынешней власти является ее значительная закрытость от общества» [10].

3) Подмена обоснования декларацией, обилие постулатов в описаниях и выводах.  Не утруждая себя доказательствами, увлеченный исследователь, назвав примененную им методику – апробированной, полученные результаты – достоверными, выводы – достоверными видимо, полагает, что он свой научный долг обоснования применяемых ходов мысли и выполнил: «...вывод... имеет методологическое значение и упоминался в начале статьи: подтверждена вновь реальная возможность использования данных периодических массовых опросов для изучения фундаментальных изменений в общественных институтах и структурах, в том числе и структуре человека как социальной личности» [11].

4) Созданию иллюзии обоснованности весьма способствует использование модальных слов – слов, обозначающих возможность, вероятность, долженствование: «Несомненно в этой ситуации то, что негативное восприятие выборов россиянами наносит ущерб и политическому имиджу России в целом, и восприятию демократии в частности» [10].



[1] Автор выражает признательность г-ну Gerard Van Der Woolen за помощь при библиографическом поиске.

 

[2] Скажем, предъявляются результаты опроса, которого не было, в том числе со ссылками на то, что он был якобы проведен учреждением, название которого дублирует название вполне уважаемой фирмы или, скажем, известного института социологии

 



Размер файла: 104 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров