Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОГО УЧЕНИЯ ИУДАИЗМА

В основе социального учения иудаизма лежат книги Торы (Ветхого Завета - по христианской традиции) [1]; взгляды раввинов, законоучителей на общество и принципы его организации, на социальную справедливость восходят к идеям и принципам, содержащимся в этом источнике. Понимание специфики социального учения иудаизма требует анализа положений, постановлений, законов и императивов Ветхого завета, в которых отражены основные принципы социальной жизни и организации древних евреев, понимание роли и места личности в обществе.

В Древнем Мире у подавляющего большинства народов личность поглощалась государством. Выдающиеся философы древности, например, Платон не поднимались до понимания значимости личности, ее собственного достоинства.  Еврейская концепция основывается, в первую очередь, на идее гармонии общества и личности, являющейся неповторимой и уникальной ценностью. Понимание сущности человека в Торе выражено следующим образом: “Человек создан по образу Всевышнего”. В каждом человеке присутствует Божественная искра, жизнь любого свята, и не существует никакой меры, с помощью которой можно было бы определить ее ценность. Следовательно человека нельзя рассматривать как предмет, механизм или винтик социального организма или государства.

Общества, в которых личность является самоценностью, где охраняются ее права, сегодня принято называть демократическими. Их древним аналогом или предшественником и было Моисеево государство. Примером тоталитарного общества с деспотической формой политического бытия в Древнем Мире может служить Египет, с которого Платон и списывал проект “справедливого” государства.

Римский историк I в. н.э. Иосиф Флавий называет форму государственного правления и социальной организации древнееврейского народа “теократией”, что по-гречески означает “власть Бога”. “Некоторые народы, - писал Флавий, - доверили высшую политическую власть монархии, другие - олигархии, третьи - народной массе. Наш Законодатель … придал своей конституции форму - если так можно выразиться теократии” [2].

Отметим, что сегодня под теократией понимают политическую власть священнослужителей или соединение власти религиозной и светской в одном лице или органе. Флавий под подлинной теократией понимал даже не столько форму государственного правления, сколько основной закон древнееврейского общества, дающий общие принципы, нормы общественной и государственной жизни народа и восходящий к самому Богу, а также принцип или идею Божественного происхождения социальных и юридических норм, по которым жил еврейский народ, как считается, после добровольно заключенного договора с Богом. Понимаемый таким образом принцип, точнее - дух теократизма, или всевластия Бога, пронизывает и одухотворяет все формы жизни еврейского народа на протяжении его истории.

Одним из непосредственных следствий господства теократии в жизни древних евреев была личная самостоятельность, невиданное в Древнем Мире чувство свободы в народе. Моисеево законо­дательство не допускает деления древнееврейского народа на полноправных правителей и бесправных подданных, в силу того, что все члены общества равно подчинены верховному Царю - самому Яхве,  а значит все они перед ним равны, ибо они все вместе заключили “клятвенный договор с Ним: главы колен, старейшины, надсмотрщики, жены, дети и пришельцы, от дровосека до черпающего воду” (Дварим 29, 10-13). Провозглашенное иудейским законодательством равенство членов древнееврейского общества находило практическую реализацию в существовании развитой системы ограничения всевластия  и деспотизма древнееврейских царей (поэтому некоторые историки сравнивают еврейскую государственность с конституционной монархией), а также через судебную систему Древнего Израиля, высшим долгом которой являлись строжайшая независимость и неподкупность. Перед судебной системой были равны все - и первосвященник и дровосек.

Подобное политическое и правовое равноправие членов древнееврейс­кого общества находило для себя прочную основу, прежде всего, в экономическом равенстве, т.е. в равном распределении среди них материальных благ. Однако если о политическом и правовом равноправии членов древнееврейского народа имеются отдельные работы, то проблемы экономического равноправия в Древнем Израиле пока не привлекали необходимого внимания. Они станут основным предметом исследования настоящей статьи. К. Маркс, на наш взгляд, совершенно прав, когда указывает, что для понимания любого общества необходимо подвергнуть анализу, прежде всего, существующие в нем отношения собственности и нормы, их регулирующие.

Прежде всего, отметим, что и в сфере социально-экономических отношений в Древнем Израиле господствовал тот же теократический принцип или дух, т.е. принцип равенства всех членов древнееврейского общества перед их единственным подлинным Царем, Господином и Законодателем. Согласно традиции именно постановления последнего и определяли отношение к собственности в Израиле. В качестве основной выступала собственность на землю, которая являлась высшей ценностью, дававшей средства к существованию. В данном случае сущность теократического принципа проявляется через равное право всех членов Моисеева государства на землю. Земля - главное богатство общества - должна была быть распределена между членами древнееврейского общества так, чтобы она могла стать источником всеобщего благосостояния, а не отдельных привилеги­рованных персон и каст. В основе Моисеева “земельного кодекса” лежит следующее: поскольку в договоре с Богом участвовало все взрослое население Израиля и одним из пунктов этого договора со стороны Яхве являлось дарование избранному народу обетованной земли, то естественно и равное распределение земли между членами этого народа.

Согласно Торе, когда еврейский народ “был исчислен” по поколениям и семействам по мужской линии, Яхве повелел Моисею: “Сим в удел должно разделить землю по числу имен”. “По жребию должно разделить землю по именам колен отцов их должны они получить удел” (Числ. 26, 53-54). В этих императивах и заключается вся сущность земельного кодекса, определяющего экономическое состояние еврейского  общества, социально-классовые отношения в нем. Генеральные императивы конкретизируеюся: “Кто многочисленнее, тем дай удел более, а кто малочисленнее, тем дай удел менее; каждому должно дать удел соразмерно с числом вошедших в исчисление" (Числ. 26, 54).

Итак, теократический принцип распределения земли в обществе, проведенный в жизнь в соответствии с требованиями Законодателя, гарантировал каждому его члену, принадлежавшее к тому или иному колену, приблизительно равную степень материального благосостояния и дохода.

Общеизвестно, однако, что равные условия не означают, что все ими в равной степени воспользуются. И равенство в распределении земли вовсе не означает одинакового уровня благосостояния в последующем. Одни землевладельцы в силу ряда причин преуспевают, и благосостояние их возрастает, другие, напротив, ведут хозяйство столь непродуктивно, что оно приходит в упадок, а его собственники разоряются. Таков обычный процесс развития экономического неравенства. В результате развития одни землевладельцы разоряются до такой степени, что вынуждены продавать свои участки, другие покупают их, становясь крупными латифундистами. Возникает крупная частная собственность на землю. И законодательства других государств древности, где частная собственность на землю являлась священной и в силу этого неприкосновенной, всячески способствовали экономическим процессам, результатом которых было социальное расслоение общества.

В Торе предложены эффективные меры борьбы с этим распространенным в древности социальным злом. К их числу, в частности, относится система знаменитых субботних и юбилейных годов, которые играли столь значительную роль в жизни еврейского общества, столь эффективно регулировали социально-экономические отношения между его членами в сфере собственности, что на них целесообразно остановиться подробнее. Начнем с системы субботних годов.

Опираясь на то значение, которое в Торе имело понятие “субботы” как дня покоя и отдыха от деятельности в воспоминание о завершении творческой активности Творца (“Шесть дней можно делать дела, а в седьмой день - суббота покоя, священное собрание; никакого дела не делайте...” (Ваикра 23, 3),  Тора определяла аналогично «субботний год», который есть не что иное, как требование покоя для всего живого,  в том числе и для земли: “Шесть лет засевай поле твое…и собирай произведения их; а в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня; поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай. Что само вырастет на жатве твоей, не сжинай, и гроздьев с необрезанных лоз твоих не снимай: да будет это год покоя земли. В про­должение субботы земли да будет это вам в пищу, тебе и рабу твоему, и рабе твоей, и наемнику твоему и поселенцу твоему, поселившемуся у тебя, и скоту твоему и зверям, которые на земле твоей, да будут все произведения ее в пищу” (Ваикра 25, 1-7). Теологический смысл закона или института “субботних годов”, таким образом, определялся общим значением субботы в еврейской традиции и по отношению к земле выражался в восстановлении той целостности, каковую она имела в момент творения, но которой лишалась в процессе эксплуатации человеком. Все эти нарушения, говоря современным языком,  экологического равновесия (не случайно в Торе упоминаются звери, которые лишились своей экологической ниши в результате человеческого хозяйствования) должны были быть устранены в седьмой год или хотя бы сведены к минимуму.

Что касается социального содержания рассматриваемого института, то оно состояло в том, что весь урожай от земли, выросший без ухода за ней, предоставлялся в общее пользование всем, кто в нем нуждался, кто, не имея земли, вел полуголодное существование. Закон сглаживал образовавшееся экономическое неравенство, проявлял заботу о не выдержавших экономической конкуренции. Уничтожая на целый год право частной  собственности на землю, предоставляя частные земельные наделы всем нуждающимся в них, закон, во-первых, лишал состоятельных собственников возможности увеличивать свое состояние и, во-вторых, поддерживал в жизненной борьбе неимущих. Данный институт регулировал социально-экономические отношения в обществе так, чтобы исправить нарастающее неравенство между людьми, постарать­ся как бы вернуть все в первоначальное состояние относительно равных для всех членов этого социума условий, и тем самым вернуться к Божественному первоначальному замыслу. Этот институт является беспрецедентным для Древнего Мира и не только для него.

Что касается системы “юбилейных годов”, то они являли собой как бы высшую ступень в развитии идеи субботы как воспоминания о творческой активности Творца. Юбилейный год выступал, по законам Торы о земле и собственности на нее, в качестве следующей градации в субботней системе: “Насчитай себе семь субботних лет, семь раз по семь лет, чтобы было у тебя в семи субботних годах сорок девять лет. И освятите пятидесятый год. Пятидесятый год да будет у вас юбилей” (Ваикра 25, 8-13).



Размер файла: 119.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров