Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ШКАЛА ЛЖИ ИЗ ОПРОСНИКА MMPI: ОПЫТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ВАЛИДИЗАЦИИ

Постановка проблемы

Массовая социологическая практика свидетельствует, что исследования, базирующиеся на применении опросных методов, весьма уязвимы вследствие т.н. ситуативной лжи - результата использования респондентами защитных поведенческих стратегий (социальной желательности, конформизма, негативизма, регрессии поведения и др.). Для диагностики неискренних ответов в специальной литературе предлагаются разные методы и процедуры [1, р. 31-32; 2, с. 9-16]. Наиболее эффективными в этом отношении традиционно считаются шкалы лжи, заимствованные из различных личностных опросников.

В западной исследовательской практике на протяжении многих десятилетий наиболее популярной остается «шкала потребности в одобрении» (МС), разработанная американскими психологами Д. Марлоу и Д. Крауном еще в 1960-е годы в рамках проводившихся ими исследований с целью объяснения низкой предсказательной способности личностных тестов [3]. Многие авторы и по сей день используют ее для контроля искренности респондентов и отсеивания социально желательных ответов в опросах по сенситивной проблематике [4; 5].

В отечественной социологии и психологии, судя по литературе, в целях улучшения качества опросных данных исследователи чаще всего применяют шкалы лжи из тестов Айзенка [6], опросника Тейлор [7, с. 221-224], а также из Миннесотского многофазного личностного перечня (ММPI). В работах многих психологов они оцениваются как высоко эффективное, хорошо разработанное психодиагностическое средство контроля искренности ответов опрашиваемых, позволяющее «автоматически отсеивать недостоверные протоколы» [8, с. 20; 9, с. 85; 10, с. 19-20]. Социологи также считают шкалы лжи «наиболее обоснованной методикой» измерения искренности респондентов [2, с. 17]. Они рекомендуют включать их в социологические вопросники либо в полном, либо в сокращенном варианте, особенно в тех случаях, когда исследователю предстоит работать с группами «повышенного риска» (правонарушителями, наркоманами, трудными подростками и т.д.).

Вместе с тем в современной социологии известны лишь единичные случаи экспериментальной проверки шкал лжи на надежность и валидность измерений. Причем результаты этих исследований в целом неутешительны.
В частности, в конце 1970-х годов Н. Брэдберн и С. Садман, тестируя шкалу Марлоу и Крауна, попытались ответить на вопрос, действительно ли она измеряет именно ту латентную переменную, для фиксации которой в свое время была создана1. В результате валидационного эксперимента они пришли к выводу, что высокие баллы по результатам тестирования набирают не только респонденты, действительно склонные к социальной желательности, но и люди, имеющие высокие нравственные стандарты и неукоснительно следующие в повседневной жизни конвенциональным нормам. Следовательно, резюмируют авторы, шкала лжи в большей мере фиксирует не склонность испытуемых к искажению ответов на вопросы интервью, а реальные личностные характеристики индивидов, специфику их образа жизни, сознания и поведения [11,
р. 85-106].

 

Методология и методы исследования

Объект исследования. Поскольку вопрос о диагностических возможностях шкал лжи по-прежнему остается открытым, мы решили выяснить, в какой мере данный инструмент соответствует своему функциональному назначению. В качестве объекта для изучения была выбрана L-шкала из опросника ММРI, часто используемого в последнее время в отечественных психологических и педагогических исследованиях, а также в клинической диагностике и психотерапевтической практике.

Данный личностный опросник впервые был предложен в 1943 г. американскими психологами и клиницистами Дж. Маккинли и С. Хатауэем, а в 1989 г. модифицирован Дж. Баттлером и его коллегами (см.: [12, р. 447-449]). Сегодня MMPI насчитывает в общей сложности 567 вопросов и, помимо 10 основных и множества вспомогательных «клинических» шкал, содержит еще 4 «контрольные» шкалы, предназначенных для выявления различных видов искажений в ответах испытуемых: «шкалу неискренности» (L), «надежности» (F), «коррекции» (К) и «неопределенных ответов» (?).

Одной из самых надежных с диагностической точки зрения считается
L-шкала, ориентированная на фиксацию и измерение уровня социальной желательности. Она состоит из 15 вопросов-суждений, предполагающих однозначный ответ (по принципу «согласен - не согласен», «верно – неверно» и т.д.) в ситуации, отражающей житейские виды поведения, которые, как может показаться, осуждаемы строгой моралью (приложение 1). Большинство людей обычно легко признают те незначительные слабости и недостатки, которые фиксируются в вопросах, однако индивиды, намеренно стремящиеся подать себя в выгодном свете, отрицают их, отвечая не так, «как есть», а так, «как принято». В результате они получают высокие оценки по шкале, являющиеся основанием для отбраковки вопросников. Подробное описание этой и других «шкал валидности» из ММРI можно найти в специальной литературе [13-16].

Выборка. Методы сбора данных. С целью проведения методологической экспертизы L-шкалы, предполагающей оценку ее надежности и валидности, в марте 2001 г. кафедрой социологии Ивановского государственного энергетического   университета   под    руководством  автора было предпринято специальное исследование экспериментального типа*. Всего в Иванове было опрошено 387 чел., предварительно отобранных на основе экспериментальной выборки и представляющих разные социально-демографические и профессиональные группы взрослого городского населения. В силу методологической направленности данного исследования выборка носила качественный характер. Строго пропорциональной репрезентации различных социальных категорий не требовалось. Поэтому с точки зрения социально-профессионального статуса в ней примерно в равных долях были представлены респонденты из пяти основных групп: рабочие, производственная и непроизводственная интеллигенция, работники торговли и сферы бытового обслуживания, студенты и безработные. По полу выборка точно воспроизводит статистические параметры генеральной совокупности. По возрастным характеристикам оно несколько смещено в сторону большего представительства респондентов молодого и среднего возраста.

Для сбора эмпирических данных использовался метод формализованного персонального интервью. Опросы проходили по месту жительства или работы респондентов. Об экспериментальном характере данного исследования испытуемым не сообщалось. Статистико-математическая обработка информации осуществлялась в SPSS.

Структура вопросника. Основные и дополнительные переменные. Социологическая информация собиралась с помощью специально разработанного вопросника, насчитывающего в общей сложности 69 вопросов и состоящего из четырех условных блоков. Первый блок был представлен 15-ю суждениями L-шкалы, разбросанными в пространстве анкеты в случайном порядке. Полученные ответы затем квалифицировались на предмет достоверности/недостоверности в соответствии с ключами, предусмотренными для данного теста, и сводились в интегральный показатель, названный нами «индексом социальной желательности». Он измерялся в интервальной шкале, в качестве значений которой выступали итоговые баллы, набранные респондентами по всем пунктам теста. С этой целью на стадии компьютерной обработки данных была построена дополнительная искусственная переменная.

 Второй условный блок представлял собой серию из 16 основных и примерно такого же количества контрольных вопросов (проверочных, «ловушек», тестов на знания и др.), ответы на которые после сопоставления и соответствующей квалификации использовались в качестве относительно надежных эталонов достоверности/недостоверности. С учетом этого все респонденты были разделены на две группы: искренних и неискренних. При этом к неискренним мы относили тех испытуемых, которые либо демонстрировали неконсистентность в ответах на два-три сходных по смыслу вопроса, либо выбирали явно несуществующие подсказки в вопросах–«ловушках». Большинство вопросов контрольного блока были специально сформулированы таким образом, чтобы спровоцировать опрашиваемых на неискренние ответы (прил. 2). Режим персонального интервью исключал для респондентов возможность приведения в соответствие ответов на основные и проверочные вопросы. Полученные «эталоны», на базе которых были созданы 16 дополнительных переменных, использовались нами для проверки валидности L-шкалы.



* В сборе и обработке данных участвовали А.Н. Алексеичева, С.Л. Журавлева,
А.О. Морозова, Н.А. Потемина и О.В. Симакова.

 



Размер файла: 244 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров