Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ИСТОЧНИКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ И НЕСТАБИЛЬНОСТИ В ПОЛЬШЕ

Для полного понимания источников подчинения правящим элитам после 1989 г. нужны не только анализ перемен в этой сфере за последние десять лет и реконструкция их хода в 1980-е гг. Целесообразна проверка гипотезы, что переход от недемократичного режима изменил не только диапазон подчинения властям, не только источники этого подчинения, но и уровень легитимации режима, возникший в рамках логики новой системы и ее основных принципов. Переход мог также изменить диапазон веры в легитимность режима и его основополагающих принципов. Можно предположить, что и в 1980-е годы, и после 1989 г. важным фактором подчинения режиму были прагматические соображения: «надо подчиняться властям, - это оправдывает себя», или, осторожнее, «надо воздерживаться от неповиновения, - это может быть рискованно». В целях анализа следует сформулировать и конкурирующую гипотезу, не отличающуюся от первой учетом значения прагматических соображений, но ставящую их характер в определенную перспективу, делая их зависимыми от типа системы (демократичная - недемократичная) и правил игры в общественной жизни. Эта конкурирующая гипотеза позволит предположить, что если в 1980-е годы подчинение предрешали прагматические соображения, в 1990-е именно они стали решающими при подчинении властям. В первом случае это была стратегия избежания проблем ради участия в распределении благ, во втором - стратегия поиска привилегированной позиции в распределении благ через неповиновение.

режиму не равноценно его легитимации. Можно подчиняться правящим элитам, если веришь в легитимность власти и необходимость, поэтому, выполнять ее приказы. Но подчинение режиму может быть результатом боязни санкций или прагматических соображений (подчинись режиму и воздерживайся от конфликта, тогда твои интересы могут быть лучше удовлетворены). В таком случае подчинение может относиться к режиму сомнительной легитимации, или даже к режиму, по общему мнению, вообще не легитимному.

И подчинение правящим элитам, и их социальная легитимация варьируют по времени в двух разных смыслах. Во-первых, сила этих феноменов может различаться. Легитимность может быть выше или ниже, а подчинение может сопровождаться неподчинением, к тому же обычно в обществе распределенному неравномерно. Во-вторых, источники подчинения/неподчинения режиму могут варьировать в зависимости от ситуационного контекста. Причины, почему кто-то верит в легитимность данного режима, тоже могут различаться. Эта сложная картина станет еще сложней, если учитывать феномены особого периода, перехода от недемократичного к демократическому режиму в контексте, к тому же, процесса консолидации демократии. В это конкретное время проблема заключалась не только в подчинении режиму и в его социетальной легитимности, но также в принятии принципов новой системы, или, иными словами, в вере, что базовые принципы демократической системы справедливы и действия согласно им правильны и не требуют дополнительного оправдания.

Подчинение – это исполнение указаний правящих элит и поведение по правилам, установленными этими элитами, в сфере, контролируемой властями (то есть в общественной жизни). Это имеет место независимо от того, верят ли в законность отдаваемых властями приказов, или правила игры, диктуемые ими, просто принимаются. Фактически, основные формы подчинения могут здесь быть поведенческими, конкретными действиями. Поведенческим подчинение может быть при одновременном отказе признать моральную легитимацию режима.

Но сведение факторов стабильности политической системы к вопросам легитимности или поведения – редукционизм. Фактически действует широкий спектр установок, обеспечивающих гарантии подчинения. С одной стороны, здесь полная легитимация, с другой, поведенческое подчинение через принуждение или боязнь его. Многие исследователи реальных коммунистических и посткоммунистических стран отмечают промежуточные факторы, анализируют роль прагматического приспособления [11], или так называемых негативных форм легитимации [7]. Следует отметить, что факторы стабилизации, выходящие за пределы легитимации, действуют не только в коммунистических системах. М. Maнн [6] указывал в этой связи на институты западных обществ, а Р.Майнц [8] подчеркивала множественность факторов поддержки режима. Последнее утверждение особо значимо для нас, позволяя заключить, что источники стабильности, выходящие за пределы легитимации, универсальны. Поэтому предварительная гипотеза формулируется нами в следующем виде. После 10 лет трансформации роль этих источников будет отражаться в общественном мнении поляков. Во-первых, потому что период «романтического медового месяца» окончен, во-вторых, как уже отмечено, потому что прагматические факторы универсальны по характеру. Отсюда эмпирический анализ мы сосредоточим на широком спектре того, что лежит «между» классической легитимацией и вынужденным поведенческим подчинением.

В последующем анализе мы предлагаем динамический подход: референтной точкой результатов исследования будут аналитически разделенные фазы перехода от недемократической системы к либеральной демократии. В идеале нам нужны данные о подчинении и легитимации режима в точках, покрывающих фазы динамики системных перемен. Однако такое идеальное решение за пределами наших возможностей. Обзоры серии «Поляки» дают эмпирические данные по годам 1984, 1990, 2000. Поэтому эмпирические данные соотнесены с фазами перехода к демократии с определенными приближениями. Чтобы снизить степень неточности суждений, в анализ включены вторичные данные по интересующим нас аспектам общественного сознания.

 

Фазы перехода к демократии

Разделение фаз перехода от недемократической к демократической системе основано на посылке, что переход закончен, когда а) новая система консолидирована, б) когда она характеризуется прочной легитимацией, стабильной во времени. Это, очевидно, не значит, что система, консолидировавшись, не может де-консолидироваться, точнее, что легитимация новой системы вечна и не может быть «отозвана». ХХ век дает много исторических примеров замены демократии недемократичными режимами. Нет разумных причин считать, что грядущее столетие будет свободно от откатов в глобальной воле демократизации. Однако такие откаты, если и произойдут, будут не элементом описанного нами перехода, а аналитически особым феноменом.

Несколько упрощая вопрос, можно различать следующую очередность фаз переход от прежней системы к новой [см.: 14]: 1. Начальная фаза, когда запущены социальные процессы «трансформативной силы», процессы, способные преобразовать старый режим в новую общественную систему. 2. Межсистемная фаза, когда старая система уже не функционирует, а новая лишь начинает возникать. 3. Продвинутая фаза, когда критическая масса перемен достигнута, а старая система определенно уходит в историю. 4. Постреволюционная фаза, характеризуемая исчезновением революционной эйфории и вступлением в новую систему повседневного опыта для общества. 5. Фаза консолидации, в которой система стабилизировалась и практически становится в общественной жизни единственно доступным полем игры по поводу интересов и ценностей.

В отдельных фазах легитимизация новой системы строится на меняющихся посылках, а консолидация – результат успеха трансформации старой системы в предыдущей фазе. Возможна гипотеза, что как только общество вступило в начальную фазу смены системы, скорость перехода от одной фазы к другой приобретает решающее значение. Например, растянутость– по любым причинам – начальной фазы, но особенно фазы межсистемной, может означать действие процессов, типичных для последующих фаз: угасание революционной эйфории, защита групповых интересов, которые до тех пор в основном формировались еще старой системой на первых двух фазах, и, наконец, доминирование в общественном сознании необходимости стабилизации – после стремления к переменам. В этом случае мы имеем дело с феноменом, который можно определить как «досрочная консолидация» некоего гибрида систем, не отвечающего критериям демократического строя по Роберту Далю, но и не вполне идентичного прежней системе.



Размер файла: 134.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров