Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ПОСТКОММУНИЗМ – ЯВЛЕНИЕ ТАЙНЫ

Посткоммунизм явился после краха коммунизма, из пространства, обозначенного процессами двойной неотрадиционализации и пронизанного глобальными механизмами. Под неотрадиционализацией я понимаю смесь, подобную выборочной памяти о кусках прошлого, вынутого из контекста, и первоначальной последовательности времени со старыми формами в новых ролях. У посткоммунизма эти формы соответственно – либеральная традиция идеологии западного мира (игнорирующая его реальное институциональное, весьма меркантилистское прошлое) и практика коммунистических сетей с социально-политическим капиталом, явившимся из недавнего прошлого.

Матрица возможностей, созданная этими волнами неотрадиционализации, столкнувшихся с сизифовой задачей накопления капитала в условиях глобализации, произвела на свет политический капитализм [1] основанный на менаджериалистской революции [2]. Рента власти использовалась не только как способ перемещения государственных средств в частные руки, но, прежде всего, как рычаг в неравном соперничестве с иностранным капиталом.

Формула политического капитализма потеряла силу, когда в середине 90-х гг. израсходовала социальный капитал эры коммунизма. Он постепенно был заменен новым модусом – капитализмом общественного сектора основанного на полуоткрытых, полуклиентелистских рынках, окруживших коммерциализированные общественные средства и агентства государства. Эти агентства получили право действовать на рынке так, как частные экономические акторы и были сознательно освобождены от политического контроля [3].Это не только результат радикально неотрадиционной в упомянутом смысле польской интерпретации дебатов на Западе о публичном выборе, но – прежде всего - попытка найти новые источники формирования капитала в посткоммунистическую эру. Колонизация публичных фондов стала последним ресурсом.

Этому процессу на смену пришел сдвиг к фрагментированному, пост-гоббсовскому государству. Государство резко сократило регулятивную функцию и размер. Поэтому я говорю о "капитализме без государства"[4], описывая способ формирования капитала при коммерциализации государственных задач и - общественных фондов. Таким образом политика при посткоммунизме становилась более или менее иррелевантной, - намного больше, чем в развитых обществах.

Агентства государства пытаются использовать механизмы рынка для исполнения государственных функций. В свою очередь, акторы на рынке пытаются захватить часть общественных фондов, уже действующих как капитал. Отсутствие контроля над финансированием субъектов рынка содействует клиентелизму, растущими долгам и мягкому финансированию избранных клиентов – часто по партийным линиям.

В результате государство и рынок фундаментально изменились. Государство теряет однообразие и в онтологическом смысле (так как вы нем есть агентства, отличные от остальных по легальному статусу и рациональности); и в управленческом смысле (некоторые агентства государства постоянно обнаруживают непонимание инструментов или координации, находящихся в распоряжении государства). Это происходит из-за наличия в государстве субъектов, функционирующих по другой логике. Нехватка средств делает эту логику в реальности не только другой, но и противоречащей. Этот конфликт не таков, чтобы регулироваться открытым, стандартным путем. Ведь он разыгрывается тайно внутри исполнительного госаппарата между сегментами бюрократии и коммерциализованных агентств в рамках одного министерства. В худшем случае эти органы сливаются в единую, служащую себе корпорацию. Эта корпорация иногда образует симбиоз с внешними элитами. Это или организации, в принципе представляющие интересы определенных сегментов общества, напр., профсоюзы, ассоциации нанимателей и бизнесменов, или элиты партий.

Второй результат экстенсивной коммерциализации государства (вернее – его задач и средств) – создание рыночного общества без рыночной экономики.

Коммерческая логика минимизации трансакционных издержек, принятая агентствами государства после их переориентации на рыночную рациональность, ведет к маргинализации дорогих социальных услуг и к обращению с "общим благом" как с другими рыночными товарами. Кооперация как ценность в себе и для себя (как альтруизм и межпоколенческая солидарность) не совпадает с рациональностью коммерции. Реализация задач государства через рынок не только разгосударствляет (поскольку происходит вне традиционных политических инструментов политики); но и де-социализирует. В то же время, она не повышает сколько-нибудь заметно рациональности рынка. На примере Польши видно, что неспособность выполнить минимум два институциональных условия, которые по логике должны дополнить процесс коммерциализации общественных фондов [5], несет заметно меньше экономических благ, которые должны бы сопутствовать трансформации общественных фондов в еще один источник капитала. Эти условия как минимум - низкий процент банковского кредита (устраняющий соблазн мобилизации политического давления ради преимуществ коммерциализированных фондов как клиентелистского "мягкого финансирования") и сохранение банков в руках национального капитала и государства (превращающего коммерциализированные общественные фонды в ресурс развития). Неисполнение этих условий ведет к отсутствию понимания принципов внутренней рациональности линии на коммерциализацию государства. Фактически, однако, этот социально болезненный процесс становится, вопреки намерениям его творцов, новой формой перераспределения и новой формой клиентелизма. В такой ситуации государство и общество должны платить цену лишь за поверхностную деполитизацию расходования общественных фондов. Вместо рыночной рационализации расходов имеет место иная форма политизации на уровне отдельных политиков или политических партий.

Этот поиск источников капитала в государстве разгосударствляет и десоциализирует систему, и как я показала, лишь по-новому политизирует (вместо деполитизации) расходование общественных фондов.

Более внимательный анализ показал, что то, что в этих условиях именуют "слабым государством", фактически обозначает ситуацию, когда компетенция принятия решений распыляется, инструменты управления сокращаются и, прежде всего, когда сферы, обнаруживающиеся в государстве, действуют в терминах фундаментально иных рациональности и масштабов.

 

"Реальный пост-коммунизм": за фасадом рынка и демократии.

У посткоммунистической системы за демократическим фасадом - парадоксальный статус. Будучи вне досягаемости политического контроля, она политически автономна и, в то же время, экономически не самодостаточна.

В Польше более половины общественных фондов циркулировали в коммерческих агентствах, фондах вне и центральных и местных бюджетов. Иными словами, эти фонды вне прямых досягаемости и контроля Парламента и государственного управления. Конфликты между "политикой/управлением" и " коммерческими" сегментами Государства регулируются гражданскими судами и гражданским правом. Это непрямое признание "приватизации" коммерческого сегмента Государства.

Однако такая автономия не равнозначна экономическому проявлению системы и ее само воспроизводственной активности. Польский случай (самый продвинутый в смысле размаха коммерциализации государства) показывает, что реально существующая пост коммунистическая система неспособна воспроизводить себя без импульсов извне и займов и из прошлого и будущего.

В 2000 г. лишь краткосрочные внешние задолженности (включая портфельные инвестиции, нацеленные на спекулятивную прибыль и "теневые" трансакции на Варшавской бирже) превысили 60%госзапасов валюты [6],а в 2001 г. еще больше. Размер внешнего и внутреннего долга иллюстрируется фактом, что в бюджете 2001 г. его обслуживание поглощает более 17%. В проекте бюджета 2002 г. - еще больше - почти 26%, благодаря росту внешней задолженности [7].

Такая долговая западня сопровождается дефицитом общественных фондов. Считается, что четверть всех расходов бюджета и коммерческого сегмента государства не покрыты. Иными словами, почти 25% фондов отсутствуют, а большая часть долга скрыта в коммерциализированном сегменте государства!



Размер файла: 124.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров