Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ТЕНДЕНЦИИ МИГРАЦИОННОЙ ПОДВИЖНОСТИ КАЗАХОВ (НА ПРИМЕРЕ АСТАНЫ)

90-е годы отличаются резким переломом в урбанизационных процессах Казахстана. Специфика урбанизации здесь в советское время заключалась в зависимости развития городов от индустрии, причем в городах преимущественно оседало восточно-европейское население (русские и меньше украинцы). Коренное население, занятое в основном в сельскохозяйственной и перерабатывающей сферах, проживало в селах. Распад Советского Союза привел к фундаментальным системным изменениям, одним из последствий которого стал массовый выезд русскоязычного населения (прежде всего горожан) из республики. В то же время  аграрные  реформы  капиталистического  типа  привели  к  заметной

__________________

Статья подготовлена при финансовой поддержке Фонда К. и Дж. МакАртуров, грант № 0062792 “Казахи: миграционная мобильность и этническая идентичность”.

внутренней миграции казахов из села в город. В сравнении с советским периодом произошло некоторое увеличение миграционной подвижности казахов. По данным первой советской переписи 1926 г., в городах проживало лишь 2% казахов. Перепись 1939 г. фиксирует увеличение их численности до 16%, что означало резкий рост удельного веса казахов-горожан (за 12 лет в 8 раз). В основе столь значительного повышения доли казахского городского населения лежит комплекс причин, важнейшей среди которых явилась политика коллективизации и перевода казахов на оседлый образ жизни. В период с 1939 по 1989 гг. доля казахов-горожан достигла 38%, что означало увеличение их численности в 2,3 раза [1]. Эта тенденция еще более ярко проявилась в 90-е годы. В данной статье особенности современной миграционной подвижности казахов рассматриваются на примере миграционных потоков в город Астану –новую столицу Республики Казахстан (решение Верховного Совета РК о переносе столицы из г. Алматы в г. Астану от 6 июля 1994 г.).

Сегодня внимание специалистов по проблемам миграции г. Астана привлекает прежде всего тем, что здесь наблюдается один из самых высоких миграционных приростов в республике. Об свидетельствует динамика численности населения города: если в 1996 г. в нем проживало 278,7 тыс. человек, то на 1 октября 2001 г. – 490,8 тысяч [2]. На эту ситуацию повлияли как демографические (высокая плотность населения на юге республики и низкая - на севере), так, несомненно, и геополитические факторы (перенос столицы из Алматы в Астану). Главное же заключается в том, что сюда направляются миграционные потоки – носители новых тенденций и особенностей современных перемещений казахской части населения республики. Из них представляется важным  выделить следующие два.

Первый составляют казахи - межгородские мигранты, прибывающие в Астану из областных центров (за исключением юга страны), имеющие, как правило, высшее или специальное образование, квалификацию, материально обеспеченные и знающие русский язык. Второй поток – это казахи, прибывающие из сел (в том числе - южного Казахстана), чаще не имеющие высшего образования, квалификации, с низкими доходами, владеющие только казахским языком. Сравнительный анализ этих двух групп (различающихся не только территориально, но и ресурсно) позволяет лучше представить изменяющийся социально-культурный облик Астаны, вследствие изменений этнодемографической структуры населения города. Ведь здесь (в советский период Целиноград, в суверенное время Акмола) многие годы доминировали русская культура и русский язык. На момент передислокации столицы город преимущественно состоял из восточно-европейского населения и русскоговорящих казахов. Отсюда актуальность вопроса о том, как поведут себя бывшие жители моноэтничных и моноязычных регионов на новом месте. Совершенно очевидно, что предпочтения этих групп в сфере занятости, культуры и языка во многом повлияют на социокультурную мозаику новой столицы Казахстана, на развитие современного или традиционного уклада жизни этого города.

В рамках проекта “Казахи: миграционная мобильность и этническая идентичность” мы провели социологическое исследование “Сельско-городская и межгородская миграция казахов в Астану”. В нем решались  следующие основные задачи: 1) выявление мотивационного ядра миграции казахов в города и определение социально-демографического, социоэкономического и социально-культурного состава мигрантов; 2) анализ проблем адаптации мигрантов на новом месте; 3) измерение этнической идентичности сельских и межгородских мигрантов с целью выяснения ее роли в адаптации к городской среде. Сбор первичных данных совершался методом опроса. Были составлены отдельные вопросники: для сельских мигрантов на казахском языке, для межгородских мигрантов - на русском; специальный вопросник предназначался для опроса жителей города Астаны. Проведены две целевые выборки респондентов (100 человек  сельско-городские мигранты и 100 - межгородские). Третья выборка носила репрезентативный характер и включала, 300 жителей г. Астаны (с учетом половозрастного, социально-профессионального и имущественного индексов). Использовалась также качественная методология - в частности, глубинные интервью, которые проводились как на первом этапе работы с целью коррекции вопросника, так и на втором – для уточнения некоторых данных, полученных в ходе опроса. Применялись и некоторые тестовые методики – “Культурно-ценностный дифференциал”, а также тест Куна и Макпартленда “Кто Я?”. В ходе подготовки вопросника, а затем на этапе интерпретации социологической информации был использован метод фокус-группы. Следует заменить: репрезентативный отбор сельских и межгородских мигрантов был заменен целевым, прежде всего, из-за отсутствия полной и достоверной информации об исходной, генеральной совокупности (мигрирующие в Астану). По оценкам экспертов, сельско-городские мигранты до 30-40% являются неучтенными жителями столицы по таким причинам, как невозможность получения прописки, сезонный характер миграции. Однако некоторая работа по репрезентации данных была проведена. Речь идет о пространственной локализации: были “районированы” точки прибытия - сельские районы областей Южного Казахстана и областные центры Казахстана, за исключением областных центров юга республики, в том числе Алматы. 

Ниже излагаются некоторые результаты исследования.

Поставив задачу выявления мотивов сельско-городской и межгородской миграций, мы выдвинули следующие гипотезы. Люди выезжают в Астану из таких городов, как, например, Караганда, Кустанай или Павлодар, прежде всего вследствие изменений политики урбанизации в республике. Поскольку одной из основных форм миграции в Астану является переселение из областных и районных городов, была предположена зависимость между уровнем доходов и типом миграции, а также между уровнем образования и миграционной мобильностью. Предполагалось, что сезонная форма миграции будет характерна для менее обеспеченных семей, не имеющих возможности покупки жилья в Астане или долгосрочной аренды. Принятие же решения о перемещении в Астану на постоянное место жительства будет характерно для обеспеченных слоёв областных центров республики, располагающих возможностью покупки жилья или длительной аренды. Общепринято полагать, что люди, не связанные семейными узами, более предрасположены к миграции, однако опыт некоторых стран Востока, например, Южной Кореи, показывает, что лишь четверть южнокорейцев мигрирует в одиночку. Гипотеза о том, что в Астану мигрируют чаще семьями, а не в одиночку, также требовала своей проверки.

Как уже отмечалось, капиталистические реформы на селе привели к избыточному сельскому населению; другой результат этих реформ – обнищание сельских жителей. Но к числу причин сельско-городской миграции нельзя отнести только выталкивание селом части населения, надо иметь в виду и возможности реального улучшения экономического положения сельских мигрантов в городе, несмотря на широкое распространение скрытой безработицы или неполной занятости в неформальном секторе. Известны специфические особенности рынка труда, типичные для восточных стран. Речь идет об этническом и региональном закреплении профессий и сфер занятости, о том, что темпы внутренней миграции во многом зависят от профессиональной ниши, которую могут занять представители того или иного региона на рынке труда. Астана, как становящаяся столица, содержит в себе возможности освоения подобных ниш в бюджетной сфере государственного сектора.  Предполагалось, что их занимают преимущественно мигранты из других городов как более квалифицированные и образованные. Еще одна ниша, которую будет стремиться занимать та же группа, - формальный сектор капиталистической экономики. Немало возможностей содержит в себе и так называемый неформальный сектор – особенно торговля и услуги. Мигрирующие в Астану из аграрных районов юга республики, как показывает проведенное исследование, преимущественно попадают именно в этот неформальный, или третичный сектор городской экономики. Судя по результатам опроса сельско-городских мигрантов, к числу основных мотивов переезда в столицу относятся более широкие возможности занятости на рынке труда (2/3 респондентов), а также стремление улучшить материальное положение. Безусловно, фактор “выдавливания” человека из деревни дает о себе знать и в нашем случае.  При ответе на вопрос: “Что не нравилось на прежнем месте жительства?” - 44% сельских мигрантов ответили, что  трудно было найти работу, 31% опрошенных не устраивала заработная плата. На вопрос: “Почему Вы переехали в столицу?” - 19% респондентов из этой же группы ответили, что хотели улучшить свое материальное положение, 11% - предполагали помочь семье, которая осталась в селе. В данной группе, как видим, доминирует социально-экономическая мотивация миграции. В группе межгородских мигрантов также преобладает мотив - улучшить материальное положение (30% опрошенных); 27% переехали в столицу, поскольку на прежнем месте жительства не могли найти работу. Сюда же примыкают 24% респондентов, полагающих, что в столице больше возможностей успешного трудоустройства. Отметим, что в структуре ответов на вопрос: “Что не нравилось на прежнем месте жительства?” у межгородских мигрантов, в отличие от сельских, были зафиксированы и такие причины, как “низкая культура населения”, “негде учиться детям”. Но все же основной мотив межгородской миграции – социально-экономический, хотя сильна и достиженческая мотивация.  Иначе говоря, люди мигрируют из села в город, из города в город в первую очередь по социально-экономическим соображениям. Одновременно фактор “выталкивания” присутствует в случае выезда не только из села, но и областного центра в столицу.

Проведенное полевое исследование в определенной степени подтверждает гипотезу о том, что в среде сельских мигрантов преобладают те, кто не имеет специальности, образования, малоквалифицированные работники. 27% из них имеют общее среднее образование,  22% - среднее специальное. Лиц, имеющих высшее образование, в сравнении с выборкой межгородских мигрантов оказалось почти в два раза меньше - 35 и 69% соответственно. Предположение о том, что среди перемещенных часто встречаются и семейные люди, подтвердилось в ходе исследования. Так, в выборке сельских мигрантов  49% состоят в законном браке и еще 6% - в гражданском. Среди межгородских мигрантов таких  соответственно – 43% и 7%. Как показали результаты опроса, если принимается решение о переезде, то в половине случаев казахи мигрируют не в одиночку, а семьями. При этом различий по таким признакам, как регион проживания, образовательный уровень не наблюдается. В случае с сельскими мигрантами чаще сначала приезжает глава фамилии, затем (в течение нескольких месяцев) и остальные члены семьи. Мигрирующие из сельских районов не продают, как правило, свое жилье в месте выезда, в отличие от семей, мигрирующих в Астану из областных центров, что позже находит отражение в различиях жилищных условий сельских и городских мигрантов в столице.



Размер файла: 89 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров