Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Общая теория предпринимательских рисков Время

Тема 3. Общая теория предпринимательских рисков

Время – 4 часа

1. Эволюция взглядов на понятия «риск» и «неопределённость».

2. Категориальная характеристика риска и неопределённости.

3. Объективное и субъективное понимание риска.

4. Структурная характеристика риска.

5. Экономические и предпринимательские риски.

 

Как-то известный фаталист ослик Иа сказал Вини - Пуху: «И, конечно, никогда нельзя ручаться, что не произойдёт несчастного случая,  - продолжал ослик Иа. – Несчастные случаи – очень странные штуки. Они случаются совершенно случайно».

Цит. по Милн А.А.  «Вини – Пух и все – все – все».

Вопрос 1. Эволюция взглядов на категорию «риск» и «неопределённость»

В экономической теории проблема риска и неопределённости долго игнорировалась. Проблема эффективного размещения ограниченных ресурсов исследовалась без учёта фактора риска, который в теоретических исследованиях просто «выносился за скобки», хотя сама категория «риск» и  идеи управления им встречаются ещё в глубокой древности.

По мнению некоторых авторов в исследованиях проблематики рисков можно выделить следующие периоды:

1) пророческий;

2) эмпирический;

3) философский;

4) технологический;

5) научный.

Пророки и гадатели Древнего Китая, Египта и Древнего Рима глубоко и подробно разработали методики риск – менеджмента на основе гадания. Можно конечно иронизировать по этому поводу, но мы не знаем этих методик, хотя многие из них, сыграли заметную роль в историческом развитии человечества и оказали влияние на принятие чрезвычайно важных решений. В Ветхом Завете рассказывается история египетского фараона, которому приснилось в вещем сне, что семь тощих коров жадно пожирают семь коров – жирных. Затем ему привиделось, что семь слабых колосков съедают семь колосков здоровых. Фараон призвал пророка Иосифа и приказал объяснить смысл снов. Иосиф «спрогнозировал», что грядут семь плодородных лет, после которые будет семь лет неурожаев. Для защиты от этого риска фараон закупил и создал запасы большого количества зерна, или говоря современным языком образовал натуральный страховой фонд. В результате Египту удалось избежать большого голода и нищеты, а Иосиф стал влиятельным приближённым фараона. У древнегреческого историка Геродота есть замечание о том, что «великие дела обычно обрамлены великим риском». Заметим, что главное свойство по-настоящему великих людей, возможно, в том и состоит, чтобы свершать великие дела, не делая рамку из рисков слишком массивной: хорошая картина должна быть всё же дороже своей рамы.

Другим примером руководства рисками можно считать древнекитайскую Книгу перемен. Тысячи лет она служила для гадания, на основании которого в Китае принимались важные решения. Не все из этих решений были неправильными. Таким образом, гадание можно по-праву считать первой развёрнутой технологией управления рисками.

 В глубокую древность во времена зарождения купечества уходит корнями страхование. К тем же библейским временам относится и осознание банковских рисков, которые были важны для страховщиков и их клиентов. Валютные риски менялы начали учитывать со времён зарождения международной торговли. В средние века в Европе появляется товарное хеджирование риска и товарные фьючерсы на сельскохозяйственную продукцию. Глубокая история и у опционов, которые ещё Аристотелем описываются как «универсально применимый финансовый инструмент».

Но, по настоящему революционное осознание того, что будущее зависит не только от Бога, произошло не так давно – около 350 лет назад. Одним из первых  был итальянский монах, профессор математики Лука Пачоли, впервые описавший ещё в XV веке  венецианскую бухгалтерскую систему. Кроме прочего, он размышлял над проблемами, позднее включёнными в основы теории вероятностей. Чрез 200 лет философ, математик и изобретатель Блез Паскаль, исследуя азартные игры, попутно развил аппарат теории вероятностей, а затем в сотрудничестве с математиком Пьером де Ферма придал этой теории законченный вид. Она стала огромным мировоззренческим и практическим скачком, впервые позволив делать количественные прогнозы будущего. С тех пор инструменты прогнозирования вроде различных видов гадания, жертвоприношения, танцы змей, полёты птиц, бред блаженных и т.п. стали отходить в прошлое. Со временем теория вероятностей из забавы игроков всё больше превращалась в инструмент организации и интерпретирования информации.

В 1775 году катастрофическое землетрясение унесло около 100 тыс. жизней в столице Португалии Лиссабоне. Это не было ни первым, и ни последним жестоким землетрясением в мире. Но оно стало подлинно историческим потому, что французский философ Жан-Жак Руссо впервые в истории  возложил ответственность за чрезвычайно высокие жертвы не на Бога, а на самих людей, принимавших решения построить 20 тыс. шести- и семиэтажных домов на территории повышенной сейсмоопасности, которая была хорошо известна. Его мнение возбудило широкую и продолжительную дискуссию с участием многих философов и политиков, которая заложила основы будущей науки об опасности и рисках. (Сегодня уместно вспомнить последние события, произошедшие осенью 2004 года в Шри-Ланке, Индонезии и Филиппинах, где в результате землятресения стихией цунами унесено сотни тысяч жизней людей, проживающих на побережье).

В начале XVIII века немец Готфрид Вильгельм Лейбниц выдвинул идею, а швейцарец Якоб Бернулли обосновал закон больших чисел и разработал процедуры статистики. С 1725 года, когда правительством Англии были впервые применены таблицы смертности, этот инструмент стал быстро распространяться по всему миру. В 1730 году француз Анри де Муавр предложил структуру нормального распределения и меру риска – стандартное отклонение. Через восемь лет Даниэль Бернулли определил ожидаемую полезность, на которую, в конечном счёте, опирается современная теория портфельных инвестиций. Далее, в 1754 году – теорема Баеса показывает, как влияет на принятие решений хорошая информированность.

Таким образом, практически все современные инструменты риск – менеджмента, от теории игр, до теории хаоса, коренятся в столетии между 1654 и 1754 гг.

 Примерно в то же время началось теоретическое осмысление рисков в экономике. Категория «риск» встречается уже в работах представителей ранней классической политэкономии  А. Смита, Д. Рикардо, Дж. Милля, И. С. Сениора.  Их основные идеи можно свести к следующим положениям:

1.   В структуре предпринимательской прибыли (дохода) выделяется:

         а) процент (как доля на вложенный капитал),

         б) заработная плата предпринимателя и

         в) плата за риск (как возмещение возможного ущерба, связанного с предпринимательской деятельностью), т.е. прибыль должна включать вознаграждение за риск.

2.   Прибыль растёт вместе с риском, но постепенно отстаёт от него.

3.   Рабочий получает зарплату, а не прибыль, потому что ничем не рискует (академик Шторх).

4.   Риск трактуется как математическое ожидание потерь, которые могут произойти в результате выбранного решения.

Такое одностороннее толкование сущности риска вызвало резкое  возражение и повлекло за собой выработку иного понимания содержания предпринимательского риска. В 30 – е годы XX века А. Маршалл и А. Пигу разработали основы неоклассической теории предпринимательских рисков, состоящие в следующем:

1.   В зависимости от источника формирования капитала выделяется личный и предпринимательский риск.

Предпринимательский риск «обусловлен колебаниями на рынке сырья и готовых изделий, непредвиденными изменениями в моде, новыми изобретениями, вторжением новых и сильных конкурентов в их соответствующие районы и т.д. Однако существует и другая категория риска, бремя которого ложится только на человека, работающего с заёмным капиталом, и ни на кого другого; этот вид риска можно назвать личным риском»[1]. Оба эти вида составляют часть общих издержек фирмы, как «если бы она действовала в качестве страховой компании для самой себя»[2].

2.   Предприниматель, работающий в условиях неопределённости, при выборе из возможных альтернатив руководствуется двумя критериями:

а) размерами ожидаемой прибыли;

б) величиной её возможных колебаний.

Таким образом, поведение предпринимателя обусловлено концепцией предельной полезности, когда он из нескольких альтернатив вложения капитал, дающих одинаковую ожидаемую прибыль, выбирает вариант, в котором колебания ожидаемой прибыли меньше.

Однако представители классической и неоклассической теории не занимались исследованием содержания категорий «неопределённость» и «риск» и не проводили границы между этими понятиями. Впервые их чёткое разграничение провёл американский экономист Фрэнк Найт (1885 – 1974 гг.) в своей книге «Риск, неопределённость, прибыль». Он предложил выделять:

1) априорную (математическую) вероятность – «абсолютно однородная классификация случаев, во всём идентичных (за исключением действительно случайных факторов)»[3]. Примером её служит вероятность выпадения определённой цифры на игральной кости, которая равна одной шестой. Такой тип вероятности определяется общими и заранее заданными принципами и редко встречается в бизнесе, но поддаётся однозначному измерению;

2) статистическая вероятность – «эмпирическая оценка частоты проявления связи между утверждениями, неразложимыми на изменчивые комбинации одинаково вероятных альтернатив»[4]. Вероятность такого типа можно определить лишь эмпирически.  Например, вероятность возникновения пожара в конкретном здании. Конечно, может иметь место определённая статистика возникновения пожаров, но она относится к другим зданиям, имеющим свою специфику.  Здесь трудно отделить случайное от необходимого, нет полной однородности внутри выделяемого класса, отсутствуют равновероятные альтернативы и поэтому нельзя точно определить вероятность с помощью априорных математических вычислений. Этот тип вероятности типичен для деловой сферы, но  требует субъективных оценок.;

3) оценки – тип вероятности в отсутствии обоснованного критерия и невозможности классификации ситуаций, так как каждая либо уникальна, либо число таких ситуаций недостаточно, чтобы проанализировать их и определить значение вероятности.

При этом для обозначения априорной и статистической вероятности Ф. Найт использовал термин «риск», а для «оценки» - «неопределённость».

Таким образом, риск, как его понимал Ф. Найт – это оценённая любым способом вероятность (математическими методами или путём статистического анализа накопленного опыта). А неопределённость – это ситуация, где невозможны ни вычисления, ни присвоение численной вероятности, хотя бы даже субъективной. Это то, что не поддаётся оценке.

Важно отметить, что Ф. Найт один из первых заметил, что рисковому поведению сопутствуют не только возможные потери, но и выгоды. Согласно его аргументации, существование «уникальной неопределённости» будущего может позволить предпринимателям получать положительную прибыль, несмотря на совершенную конкуренцию, долгосрочное равновесие, исчерпанность продукта и ограниченность ресурсов.  Производство в условиях рынка осуществляется в предвосхищении потребления, и так как спрос на факторы производства выводится из ожидаемого спроса потребителей на выпускаемую продукцию, предприниматель вынужден строить предположения по поводу цены своего конечного продукта, путём её угадывания. Он действует, как бы наудачу, в надежде получить непредвиденные доходы, если реальные поступления окажутся больше прогнозных[5]. Таким образом, Ф. Найт, в отличие от ортодоксальной трактовки, рассматривает прибыль как доход за несение неопределённости, а рисковое поведение как источник не только потерь, но и выгод.

Аналогично трактуются понятия неопределённости и риска Дж. М. Кейнсом, который отмечал важность категории «риск» для описания деловой активности. Он связывал рисковое решение с психологическими характеристиками экономического агента и отмечал, что предпринимательский риск возникает «ввиду сомнений на счёт того, удастся ли предпринимателю получить эту перспективную выгоду, на которую он рассчитывает»[6]. Поэтому нужно


Размер файла: 361.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров