Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Неразрушающие методы контроля Ультразвуковая дефектоскопия отливок Методические указания к выполнению практических занятий по курсу «Метрология, стандартизация и сертификация» Специальность «Литейное производство черных и цветных металлов» (110400), специализации (110401) и (110403) (6)
(Методические материалы)

Значок файла Муфта включения с поворотной шпонкой кривошипного пресса: Метод. указ. / Сост. В.А. Воскресенский, СибГИУ. - Новокуз-нецк, 2004. - 4 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Материальный и тепловой баланс ваграночной плавки. Методические указания /Составители: Н. И. Таран, Н. И. Швидков. СибГИУ – Новокузнецк, 2004. – 30с (9)
(Методические материалы)

Значок файла Изучение конструкции и работы лабораторного прокатного стана дуо «200» :Метод. указ. / Сост.: В.А. Воскресенский, В.В. Почетуха: ГОУ ВПО «СибГИУ». - Новокузнецк, 2003. - 8 с (10)
(Методические материалы)

Значок файла Дипломное проектирование: Метод. указ. / Сост.: И.К.Коротких, А.А.Усольцев, А.И.Куценко: СибГИУ - Новокузнецк, 2004- 21 с (8)
(Методические материалы)

Значок файла Влияние времени перемешивания смеси на ее прочность в сыром состоянии и газопроницаемость: метод. указ./ Сост.: Климов В.Я. – СибГИУ: Новокузнецк, 2004. – 8 с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Вероятностно-статистический анализ эксперимента: Метод. указ. / Сост.: О.Г. Приходько: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк. 2004. – 18 с., ил. (8)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Валерий Жигунов. Ночь без выстрела

  Близился дембель. Погода стояла -- по российским меркам -- отличная. Ну
еще бы,  днем  не  очень  жарко,  а просто тепло. Да и ночи еще не холодные.
Сентябрь! Скоро выйдет приказ о демобилизации и наборе молодого  пополнения.
Настроение  просто  отличное.  Каждый вечер в курилку кто-нибудь да приносил
свежую новость. То приказ должен выйти на пару недель раньше, то вообще  уже
вышел  и  его держат в секрете, то солдат, отслуживших в Афгане, сразу после
выхода приказа отправят на дембель. Хотя, конечно, все понимали, что  такого
быть не может, но каждой новой "парашке" верили или, по крайней мере, хотели
верить.  В  воздухе  так и пахло скорой отправкой домой, но, когда это будет
точно, никто не знал.
     Близился к вечеру очередной парково-хозяйственный день  (ПХД).  Мы  уже
неделю  драили БМДшки после пятидневного марша Чагчаран -- Шинданд. Машины и
вооружение блестели как у кота яйца. Хотя зачем мы все это чистили до такого
состояния? Все равно, на днях должны были прийти к нам из Союза после учений
(не помню точно, то ли Щит-81, то ли Запад-81) свежие боевые машины. Да  что
там  свежие! Новые, с пройденным километражем в 300, а то и 150 км! На нашем
старье уже было по 2000 км. И все это мы готовили для отправки в  Союз.  Вот
тогда-то  и поступил приказ о немедленной подготовке батальона к выходу. Без
машин.
     Помню, ничего особенного при сборе  не  происходило.  Все  как  обычно.
Каждый   брал   свой  родной  бронежилет,  каску,  РД,  подсумки  и  двойной
боекомплект. Вот только лица офицеров роты были напряжены. Понятное дело. Не
на гулянку собирались. Но была, была  какая-то  особенность.  Вот  и  ротный
начал  проверять каждого бойца, а ведь раньше перед выходом хватало проверки
взводного.  А  когда  пришел  корреспондент  из  "Красной  Звезды"  и  начал
фотографировать  нас, я понял, неспроста все это. Одно из двух. Или показуха
для  корреспондента  --  как  готовится  батальон  к  боевому  заданию.  Или
действительно  серьезная  операция! А это уже не радовало: И вот в батальоне
становится известно -- это Лор-Кох! Как только я узнал  об  этом,  все  тело
моментально  пронзили  миллионы  иголочек.  Но  это  был  не страх. Это была
ответная  реакция  организма  на   мобилизацию   всех   внутренних   сил   и
возможностей.  Как  на  соревнованиях перед стартом. Мышцы еще не напряжены,
расслаблены, но находятся в постоянном ожидании импульса головного мозга.
     Но вскоре поступил  новый  приказ.  Двум  ротам  (7-ой  и  9-ой)  ждать
следующих  распоряжений,  а  восьмая рота сразу после сборов отправляется на
вертушках в заданный район. После построения роте дали личное  время  и  все
собрались в курилке. Как же приятно посидеть спокойно с друзьями и покурить!
Вспомнить  былое, гражданку. Но сейчас все вспоминали то, что было почти год
назад.
     Тогда, в ноябре 80-го, наш 3-й ПДБ находился в рейде возле Анардары. От
командования поступил приказ готовиться к штурму горного массива Лор-Кох. Мы
уже знали,  что  там  находится  банда,  которая  терроризировала  население
ближайших  кишлаков,  грабила  мирные  колонны  с  продуктами и обстреливала
советские машины на марше. Там, в  горах,  у  банды  было  свое  начальство,
которое  никому  не  подчинялось, своя база отдыха и даже своя тюрьма! Почти
суверенное государство! А  самое  главное  заключалось  в  том,  что  массив
Лор-Кох  имел  форму  кружки. Плато, где была духовская база, окружали почти
отвесные скалы. Единственным входом туда было узкое ущелье.  Штурмовать  его
вообще  не  имело  смысла.  Только у подхода к скалам оно было шириной около
километра, а дальше, на протяжении  полукилометра,  сужалось  до  нескольких
метров  и  тянулось еще километра три до начала плато. На этом узком.отрезке
ущелья имелось  три  поворота,  каждый  из  которых  был  уже  пристрелянным
сектором  для  ДШК. Да еще полно одиночных постов с АКМами и бурами. Короче,
через ущелье туда соваться было нельзя. Оставался один  выход  --  лезьть  в
горы. Но, слава богу, в тот раз приказ отменили.
     И  вот сейчас, в курилке, мы сидели и прикидывали свое будущее. Восьмая
рота к ночи  улетела.  А  мы  остались  в  неведении  --  что  же  заставило
командование  так  резко  поднять  нас?  Ведь  раньше  перед  рейдом  давали
несколько дней на подготовку. Ну, а в  рейде  хотя  бы  несколько  часов  на
сборы. И все знали предстоящую задачу. А тут полнейшая тайна.
     На  следующий день после обеда наша рота вылетела на вертолетах в район
Лор-Кох. Восьмая находилась еще там. Летим: Сквозь иллюминаторы видны только
горы. В салоне вертушки нет голосов ребят. Только слышится размеренный  стук
двигателя.  Каждый думает о своем. Возможно, прикидывают предстоящее дело. А
я представляю себе, как через пару месяцев  закончится  моя  служба,  приеду
домой,  обниму  маму  и  батю, сестру. Как напьсь до отвала холоднющей, чтоб
зубы ломило, воды и высплюсь вволю на чистых простынях. Да,  все  это  будет
потом, а пока летим вперед к неизвестности.
     А  вот  уже  и на снижение пошли. За бортом, в нескольких километрах от
массива, виден лагерь наших войск. Несколько  танков,  БТРов  и  пара-тройка
армейских  палаток.  Хватит  мечтать, пора и к службе возвращаться. Ребята с
8-й роты встречают нас. И мы сразу  же  начинаем  распросы.  "Ну  как?  Чего
случилось-то?"  Оказалось,  какой-то  генерал  (точно  не  помню,  но  вроде
зам.командующего ВВС то  ли  ТУРКВО,  то  ли  40-й  армии,  Хахалов),  решил
полетать  над Лор-Кохом и посмотреть, так ли уж неприступен он, как разведка
доносит? "А может все это не так?" Но духи  ведь  тоже  не  дураки.  Открыли
огонь  из ДШК на втором круге облета. Вертолет с экипажем, генералом и еще с
несколькими офицерами рухнул внутрь горного  массива.  Второй  с  пробоинами
вернулся в Шинданд.
     Теперь все встало на свои места. Вот, оказывается, для чего понадобился
парашютно-десантный  батальон.  За гибельное безрассудство начальства должны
отвечать подчиненные. Но мы -- солдаты, а, значит, должны выполнять приказы,
какими бы они не были. Приказы не обсуждаются.
     Минувшей ночью 8-я рота при поддержке мотострелков пробилась  в  ущелье
всего  на  300  метров. Но какими они были тяжелыми, эти метры! Знают только
те, кто штурмовал. Было уничтожено несколько выносных одиночных постов духов
и один ДШК. Его накрыл точным огнем расчет АГС-17, скрытно  выдвинувшись  на
предельно  короткую  дистанцию.  Благодаря  ему, тела всех погибших офицеров
были успешно вынесены. Задача 8-й роты была выполнена без потерь.
     Для нашей же 9-й роты задача стояла так:  "Под  покровом  ночи  скрытно
выдвинуться  в  ущелье,  без  шума  добраться до расположения духов, по пути
снимая посты и часовых. Базу уничтожить." Все предельно ясно.  Значит,  надо
выполнять.  И  началась  новая  подготовка.  Так мы еще не ходили ни на одно
задание. Каски -- отставить Четко на голове они не  держатся.  Могут  издать
лишний  шум  о  камни.  Бронежилеты -- под комбинезоны, которые выдали перед
вылетом. РД -- отставить. Патроны и гранаты в карманы.  Россыпью  не  брать,
только  пачки.  Металлические соединения автомата и ремня (антапку) обмотать
тряпками, чтоб не гремели. Потертости блестящие также в тряпки.  Штык-нож  и
удавка.  (А  где  их  взять-то? Давно сломаны или потеряны. Нового ничего не
выдавалось.) Фляга воды -- одна на 2-3 человека. Ночью пить мало хочется., а
днем она не  понадобится.  Потому,  как  идем-то  только  на  ночь.  А  если
задержимся,  то  больше уже вообще ничего и никогда не понадобится. Ни хрена
себе перспективка!
     Роту поделили на две группы. Меня, как  замка  1-го  взвода,  назначили
заместителем  командира  1-й  группы.  Командиром  был мой взводный, старлей
Хамцов. Второй группой командовал замполит роты (не помню фамилию). Близился
вечер и нам дали поспать часа 2-3. А где спать-то? В расположении можно хоть
на нарах выспаться. Если в рейде на БМД -- то хотя бы на  сиденье  в  боевом
отделении. А тут? Вокруг только камни и верблюжья колючка. Но делать нечего,
расстелил на камни броник, под голову РД и сладкий сон уже обнимает меня:
     Быстро пролетели часы отдыха и вот мы уже на броне БТРов едем к ущелью.
То справа,  то  слева от дороги, всего в нескольких метрах от нее попадаются
окопные брустверы, сложенные из камней.  Зачем  они  здесь?  Что  собираются
оборонять  в  этом  предгорье? Неужели духи не понимают, что их можно просто
объехать? А если на танке, так просто раздавить. До сих пор не  могу  понять
их тактического замысла. Солнце садится, а наша маленькая колонна, состоящая
из  нескольких  БТРов,  выдвигается  ко  входу  в  ущелье. Мы пылим так, что
кажется и не едем вовсе, а просто плывем,  в  этом  бесчисленном  количестве
пылинок,   вылетающих   из-под  колес.  Наверняка  духи  уже  заметили  наше
приближение, а, значит, будут готовы к приему непрошенных гостей.
     Дорога привела  нас  прямо  к  ущелью.  Мы  увидели  возле  входа  пару
взорванных  автобусов  и  грузовик  неизвестной  модели.  Трудолюбивые  руки
афганцев переделывали их до неузнаваемости,  наращивая  борта  и  увеличивая
кабину во все стороны. Так, что слева от водителя оказывался еще и пассажир!
Спешились и перекурили. БТРы двинулись назад, а мы не спеша входим в ущелье.
Да  и  куда торопиться? Солнышко еще светит. Чего нам как раз и не надо. 8-я
ПДР начала восхождение по левому хребту. 8-я МСР поднимается по  правому.  В
их  задачу входит огневая поддержка нашей роты в случае ее обнаружения. Но и
им самим нужно  выдвигаться,  не  привлекая  ничьего  внимания.  Мотострелки
медленно поднимаются и их рота постепенно змейкой скользит вверх. "Удачи вам
ребята!  Вы  наша  поддержка  и мы на вас надеемся". Десантников при подъеме
почти не заметно. Поднимутся  еще  чуть  вверх  и  растворятся  совсем.  Они
используют  горный  способ  передвижения.  Взвода  поделены  на  четверки, а
четверки на пары. В паре расстояние между бойцами 25 м, между парами  50  м.
Дистанция   между   четверками  до  150м.  В  ночное  время  все  расстояния
сокращаются до дистанции видимости между военнослужащими.
     Вот и нам уже звучит команда начать выдвижение. Солнце село.  Наступила
ночь и я двигаюсь старшим, со станцией Р-148 в головном дозоре. Младшим идет
мой  друг  Гиви  Чапидзе.  Отличный парень! Весельч

Размер файла: 19.67 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров