Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

РУССКИЙ язык В двух частях

Часть I
Введение в науку о языке
Русский язык. Общие сведения
Лексикология современного русского
литературного языка
Фонетика
Графика и орфография
Часть II
Состав слова и словообразование
Морфология
Синтаксис
Л. Л. Касаткин Л. П. Крысин М. Р. Львов Т. Г. Терехова
ВВЕДЕНИЕ В НАУКУ О ЯЗЫКЕ
РУССКИЙ ЯЗЫК. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ
ЛЕКСИКОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО
РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
ФОНЕТИКА
ГРАФИКА И ОРФОГРАФИЯ
Допущено Государственным комитетом СССР
по народному образованию в качестве учебника
для студентов педагогических институтов по специальности N3 2121
«Педагогика и методика начального обучения»
Под   редакцией профессора Л. Ю. МАКСИМОВА
МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1989
ББК
81.2Р Р89
Рецензенты:
кафедра педагогики и методики начального обучения Красноярского ордена «Знак Почета» Государственного  педагогического института; доктор филологических наук, зав. кафедрой русского языка Кировского государственного педагогического института им. В. И. Ленина В. И. Чернов
Р89
Русский язык. Учеб. для студентов пед. ин-тов по спец. № 2121 «Педагогика и методика нач. обучения». В 2 ч. Ч. I. Введение в науку о языке. Русский язык. Общие сведения. Лексикология современного русского литературного языка. Фонетика. Графика и орфография / Л. Л. Касаткин, Л. П. Крысин, М. Р. Львов, Т. Г. Терехова; Под ред. Л. Ю. Максимова.— М.: Просвещение, 1989.— 287 с. ISBN 5-09-000909-0
Учебник «Русский язык» в 2-х частях адресован студентам факультетов начальных классов и написан в полном соответствии с программой.
В первой части пособия кратко изложены сведения, касающиеся введения в науку о языке, дана общая характеристика русского языка и освещены основные вопросы лексикологии, фразеологии, лексикографии, фонетики, орфоэпии, графики и орфографии современного русского литературного языка.
4309000000—538 103(03)—89
ISBN 5-09-000909-0 ISBN 5-09-000907-4
ББК 81.2Р
Издательство «Просвещение», 1989
Предисловие
Данный учебник написан в соответствии с программой «Русский язык» для факультетов начальных классов педагогических институтов и содержит все основные разделы курса современного русского языка. В отличие от других пособий, теоретическая часть учебника включает общие сведения о языке и речи, об истории русского языка и его диалектах. Профессиональная направленность пособия проявляется в отборе необходимых учителю начальных классов теоретических сведений по всем разделам курса «Русский язык», а также в специальных методических примечаниях, которые соотносят материал данного учебника со сведениями, получаемыми учениками начальной школы, содержат указания на типичные трудности, ошибки, состояние речевого развития детей, степень сформированное™ речевых умений и навыков и др.
Учебник выходит в свет в двух частях.
Пособие написано авторским коллективом, в который, в основном, входят члены кафедры русского языка и методики его преподавания в начальных классах МГПИ им. В. И. Ленина, а также Института русского языка АН СССР и Института языкознания АН СССР.
Разделы учебника написали авторы:
Л. Л. Касаткин — «Фонетика», «Орфоэпия», «Графика и орфография»; «Схемы разбора слова»;
М. Р. Л ь в о в — «Введение в науку о языке» (§ 12—33);
Л. П. Крысин — «Введение в науку о языке» (§ 1—11, 34—48), «Лексикология современного русского литературного языка» (§49— 76, 80—90);
Л. П. Крысин и Т. Г. Терехова — «Лексикология современного русского литературного языка» (§ 77—79), «Фразеология» и «Лексикография».
Авторы благодарят рецензентов: кафедру Красноярского педагогического института (зав. кафедрой Т. М. Селезнева) и доктора филологических наук, профессора Кировского педагогического института В. И. Чернова за их помощь в подготовке книги.
ВВЕДЕНИЕ В НАУКУ О ЯЗЫКЕ
§ 1. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ЯЗЫКОЗНАНИЯ
Языкознание, или лингвистика (от лат. lingua — 'язык'), как следует из самого названия этой науки, изучает язык — важнейшее средство человеческого общения.
Изучать язык необходимо для того, чтобы понять, как люди общаются друг с другом, выражают свои мысли, волю и чувства, сохраняют для будущих поколений коллективный опыт. Решение этой задачи предполагает изучение того, как устроен язык и как он функционирует, описание языка вообще и конкретных языков, существующих в мире. Такие описания, имеющие большую теоретическую ценность, важны и в практическом отношении, например для того, чтобы эффективно обучать людей языку.
§ 2. СТРУКТУРА ЯЗЫКА И РАЗДЕЛЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ
Изучая язык, наука выделяет в нем определенные части: звуковой состав, грамматику, словарь. Части языка взаимно обусловливают друг друга и составляют определенную структуру. В этой структуре указанные части занимают каждая свое место, образуя уровни языковой структуры: фонетический, морфологический, лексик о-с емантический и синтаксический. Каждый из уровней состоит из присущих только ему языковых единиц.
Так, основная единица фонетического уровня — фонема. Это наименьшая звуковая единица, играющая смыслоразличитель-ную роль (подробнее о понятии фонемы см. § 119). Единица морфологического уровня — морфема; это наименьшая значимая единица языка. Единица лексико-семантического уровня — слово (см. § 50); единица синтаксического уровня — синтаксическая конструкция — словосочетание и предложение (подробнее о понятиях «морфема» и «синтаксическая конструкция» см. во второй части учебника (Русский язык: В 2 ч. / Под ред. Л. Ю. Максимова.—Ч. П.—М., 1989).
Языковые единицы разных уровней отличаются друг от друга степенью сложности. Низший уровень, фонетический, состоит из простейших единиц (фонем); единицы следующего, морфологического уровня (морфемы) состоят из единиц предшествующего уровня — фонем; единицы лексико-семантического уровня — слова —
состоят из  морфем,  а  синтаксические конструкции, единицы  следующего, синтаксического уровня, имеют в качестве составляющих
слова.
Например, в словах оождик, шуметь, летний выделяются следующие фонемы: дождик — фонемы <д>, <о>, <ж>, <д'>, <и>, /к) (запятой рядом с буквой вверху обозначается мягкость звука); шуметь — фонемы <ш>, <у>, <м'>, <э), (т'>; летний — фонемы <л'>, <э>, <т>, <н'>, <и>, <j> (так обозначается фонема, передаваемая в обычном письме буквой «и»). Из фонем состоят морфемы: дожд'-, -ик, шум'-, -е, -т', лет-, -н', -ий, которые образуют слова; из слов, используя определенные синтаксические конструкции, можно составить словосочетание летний дождик или предложение Шумит летний дождик.
В соответствии с уровнями языковой структуры строится и наука о языке. Она состоит из следующих разделов: фонология и фонетика (от греч. phone — 'звук', logos — 'наука'), изучающие звуковой строй языка и закономерности звуковой организации речи; морфология (от греч. morphe — 'форма'), изучающая морфемное строение слова и закономерности изменения слов; словообразование, изучающее способы и средства образования слов; лексикология (от греч. lexis — 'слово') и с е-м а н т и к а (от греч. semantikos — 'обозначающий'), изучающие слово и его значение; фразеология (от греч. phrasis —'выражение') — учение об устойчивых выражениях, используемых в данном языке; синтаксис (от греч. syntaxis — 'составление'), изучающий способы объединения слов в синтаксические конструкции и взаимоотношения между разными конструкциями.
С фонологией и фонетикой связаны орфоэпия (от греч. orthos —'правильный' и epos — 'слово, речь'), устанавливающая правила произношения, графика (от греч. grapho — 'пишу') — учение об изображении звуков речи буквами и орфография, разрабатывающая правила написания слов.
С лексикологией и семантикой связана лексикография, представляющая собой теорию и практику составления словарей. С синтаксисом связана пунктуация (от лат. punctum — 'точка'), разрабатывающая вопросы отражения в письменном тексте структуры предложения и устанавливающая правила употребления знаков препинания.
§ 3. РАЗВИТИЕ НАУКИ О ЯЗЫКЕ
Современная наука о языке представляет собой развитую отрасль научного знания, обладающую собственным объектом и методами исследования. Как самостоятельная наука лингвистика существует много веков.
Первые шаги наука о языке сделала в Древней Греции и Индии в V—IV вв. до н. э. Для древнегреческих ученых изучение языка было частью изучения природы. Поэтому многие представители греческой грамматической традиции рассматривали язык как
природное образование, т. е. как такой объект, который имеет вечную и неизменную сущность и находится как бы вне человека. Был, однако, и другой взгляд на язык — как на явление, социальное по своему характеру, свойственное только человеку и человеческому обществу. «Из всех живых существ,— писал Аристотель,— только человек наделен речью».
Древнегреческие грамматисты разработали систему понятий и средств — инструментов научного исследования языка. Так, они впервые стали различать имя существительное и глагол, ввели грамматические категории рода, падежа и числа для существительных; залога, времени и наклонения — для глагола; позднее стали использовать понятие словоизменения, различали прямой (=именительный) и косвенные падежи, переходные и непереходные глаголы. Иначе говоря, уже в Древней Греции были заложены основы научной грамматики, на которых покоится и современное языкознание.
Одновременно и независимо от греков языкознание развивалось в Индии. До нас дошло около тысячи грамматических трудов древнеиндийских ученых, причем в самом известном из них — грамматике Панини (приблизительно IV в. до н. э.) — упоминаются многочисленные предшественники этого ученого, занимавшиеся исследованием языка.
На последующих этапах развития науки о языке — в Римской империи, в эпоху Возрождения, в средние века — наследовалась в основном древнегреческая грамматическая традиция. Вместе с тем новые поколения ученых вносили  и свой вклад в изучение языка. Так, для эпохи Возрождения был характерен логический подход к языку. Ученые того времени считали, что существует единая логическая схема языка, а разные национальные языки лишь варианты этой схемы. В эпоху Возрождения усилился интерес к изучению современных языков  (в древности преобладало внимание к исследованию и комментированию текстов предшествующих периодов) . Связать же изучение современных живых языков с изучением древнейших текстов смогли лишь представители сравни-т е л ь н о-и сторического языкознания — в конце XVIII — начале XIX в. Крупнейшие ученые этого направления — А. X. Вос-токов в России, В. фон Гумбольдт в Германии и другие — на первое место выдвигают историческое обоснование фактов языка: как и по каким причинам и какими путями те или иные факты, характерные для современных языков,  развились из более древних форм,  какие  фонетические и смысловые изменения они при этом претерпели и т. д. Представители сравнительно-исторического языкознания значительно расширяют круг конкретных языков, которые подвергаются научному исследованию, выявляя национально-своеобразное и общее в этих языках. Одно из важнейших открытий сравнительно-исторического  языкознания  на  последующих этапах его развития — доказательство того факта, что звуковые расхождения и соответствия в разных языках имеют характер законов. Именно  поисками  закономерностей  в  структуре  языка   и  его 8
золюции отмечено дальнейшее развитие языкознания. Начало этих поисков связывается с именем выдающегося швейцарского лингвиста Фердинанда де Соссюра (1857—1913), которого считают основоположником современного языкознания (хотя, надо сказать, и в русской науке о языке в конце XIX в., например в трудах И. А. Бодуэ-на де Куртенэ и Н. В. Крушевского, намечался системный подход к явлениям языка).
Соссюр рассматривал язык как целостную систему знаков, в которой каждый элемент определяется всеми другими. Эта систе-ма _ абстракция; конкретное же свое выражение она получает в речи. Соссюр первым разделил и противопоставил два аспекта изучения языка: диахронический (исторический) и синхронический («надвременной»). При диахроническом подходе перед лингвистом стоит задача проследить этапы развития языка или отдельных его единиц, закономерности перехода одного этапа в другой, выявить причины языковых изменений. При синхроническом подходе исследователя должны интересовать не изменения, происходящие в языке, а отношения между его единицами в каждый данный момент его существования; эти отношения образуют систему, каждый элемент которой не может существовать без других: он обусловлен этими другими элементами и сам в свою очередь обусловливает их. Отсюда Соссюр сделал вывод, что только при синхроническом подходе можно изучить язык как систему.
Отстаивая этот взгляд, Соссюр сравнивал язык с шахматной игрой. Когда мы садимся играть в шахматы, нам не важно, из какого материала сделаны шахматные фигуры,— мы должны знать правила игры и значимость каждой фигуры. Чтобы понять, как устроен язык, как он функционирует, мы также должны знать систему его значимостей, правила организации такой системы. А то, как возникла система, какой исторический путь прошли ее элементы, несущественно. В этом заключалась одна из крайностей теоретической концепции Ф. де Соссюра: противопоставляя диахронию и синхронию, он чересчур большое значение придавал «над-временному» изучению языка и пренебрегал конкретной его историей.
Несмотря на подобного рода крайности, работы Соссюра дали толчок развитию многих направлений современного языкознания; они способствовали системному изучению языковых явлений.
§ 4. СВЯЗЬ ЯЗЫКОЗНАНИЯ С ДРУГИМИ НАУКАМИ
Хотя современное языкознание — самостоятельная наука, оно существует не отдельно, не изолированно от других наук о человеке и природе. У самых истоков своего существования языкознание было связано с философией (точнее, было частью философии У древних греков). Эта связь — разумеется, на качественно ином Уровне — сохраняется и сейчас: при решении вопросов о сущности языка, его социальной природе, методологии лингвистического анализа и т. п. лингвистика опирается на категории марксистско-ленин-
ской философии и социологии  (см. § 5).
Лингвистика связана с историей и археологией: при изучении истории языка лингвист использует данные историков и археологов об уровне материальной и духовной культуры народа в тот или иной период развития. В свою очередь историки и археологи пользуются материалами языковедческих работ для уточнения результатов собственных исследований. Пример совместного труда археологов и языковедов — открытие в 50-х гг. нашего столетия новгородских берестяных грамот, проливших новый свет на историю русского народа и на ранний период развития русского языка.
Лингвистика связана с этнографией: изучение этнических особенностей тех или иных народов, различных процессов, сопровождающих расселение и перемешивание наций и народностей, невозможно без внимания к языковым явлениям (таким, как смешение языков, заимствование и т. п.).
Лингвистика связана с психологией: реальное использование языка людьми, особенности повседневно звучащей речи нельзя изучить без учета психологии тех, кто пользуется языком.
Современная лингвистика связана и с рядом других наук: с логикой, математикой, антропологией, нейрологией (наукой о мозге) и др. Взаимодействие различных наук бывает при этом столь интенсивным, что на их стыке образуются новые научные дисциплины. Таковы, например, появившиеся в середине XX в. математическая лингвистика, социо- и психолингвистика, нейролингвистика.
§ 5. МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ — МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА СОВЕТСКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ
Лингвистические теории прошлого нередко руководствовались идеалистическими представлениями о природе языка. Так, В. Гумбольдт считал, что «язык есть орган внутреннего бытия, само это бытие, находящееся в процессе внутреннего самопознания и проявления... Язык есть как бы внешнее проявление духа народа; язык народа есть его дух...» (Цитируется по кн.: Звегинцев В. А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях.—• М., 1960.— Т. 1.— С. 69, 70.) При таком взгляде на язык утрачивается социальная сущность языка, его свойства как средства общения между людьми.
Несвободна of влияния идеалистической философии лингвистическая концепция Ф. де Соссюра, а также теории некоторых современных зарубежных языковедов.
Методологической основой советского языкознания является философия марксизма-ленинизма. К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин в своих трудах определили социальную сущность языка, указали на его неразрывную связь с сознанием и действительностью.
В работе «Немецкая идеология» К. Маркс и Ф. Энгельс дали такую характеристику языка: «Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действи-10
тельное сознание, и, подобно сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми» (М а р к с К., Энгельс Ф. Соч.— 2-е изд.— Т. 3.— С. 29)
Указывая на общественный характер языка, К. Маркс писал: «Язык как продукт отдельного человека — бессмыслица... Сама речь — это продукт известного коллектива...» (М арке К. Формы, предшествующие капиталистическому производству (из неопубликованных рукописей) //Пролетарская революция.—1939.—№ 3.— С 164). В ленинском определении языка как «важнейшего средства человеческого общения» (Ленин В. И. О праве наций на самоопределение // Поли. собр. соч.— Т. 25.— С. 258) также подчеркнута его социальная природа.
Исходя из материалистического понимания языка, данного в работах основоположников марксизма-ленинизма, советская лингвистика и определяет сущность языка, его функции, связь языка с сознанием, раскрывает природу языкового знака и его соотнесенность с внеязыковой действительностью.
§ 6. СУЩНОСТЬ ЯЗЫКА. ЯЗЫК КАК СИСТЕМА
Язык — это особая система знаков, которая служит средством общения людей друг с другом. В определении «особая система знаков» каждое из составляющих его слов нуждается в пояснении.
Что такое знак? С понятием знака мы встречаемся не только в языке, но и в повседневной жизни. Например, видя, как из трубы дома идет дым, мы заключаем, что в доме топят печь. Услышав звук выстрела в лесу, мы делаем вывод, что кто-то охотится. Дым — зрительный знак, признак огня; звук выстрела — слуховой знак, признак выстрела. Даже эти два простейших примера показывают, что знак имеет видимую или воспринимаемую на слух форму и некое содержание, которое за этой формой стоит («топят печь», «стреляют»).
Языковой знак также двусторонен: он имеет форму, или означающее, и содержание, или означаемое. Например, слово стол имеет письменную или звуковую форму, состоящую из четырех букв (звуков), и означаемое — вид мебели: плита из дерева или Другого материала, укрепленная на ножках.
В отличие от знаков, имеющих природный характер (дым — знак огня, звук выстрела — знак выстрела), между формой слова и его содержанием (означаемым) нет причинной связи. Языковой знак Условен: в данном обществе людей тот или иной предмет имеет такое-то название (например, стол), а в других национальных коллективах он может называться иначе (der Tisch — в немецком языке, la table — во французском и т. д.).
Знаки в языке существуют не изолированно, а в тесной связи Друг с другом, образуя систему. В системе каждый знак обусловливается другими знаками и сам в свою очередь обусловливает их. Чтобы эта мысль была до конца понята, рассмотрим сначала пример не из области языка.
11
В автомобильном и железнодорожном транспорте принята трехчленная система световых сигналов: зеленый свет — «движение разрешено», красный свет — «движение запрещено», желтый свет —. «внимание!» (если дальше следует переключение на зеленый свет, то движение разрешено, если на красный — запрещается). Для того чтобы зеленый свет обладал характером знака (т. е. имел значение «движение разрешено»), ему должен быть противопоставлен иной свет, также имеющий характер знака, но с другим значением. Такую роль и выполняет красный свет. Два цвета — зеленый и красный, обладающие указанными значениями,— уже образуют знаковую систему (желтый занимает в этой системе промежуточное, «переходное» положение, и, вообще говоря, система вполне могла бы без него обойтись).
Похожие отношения между знаками можно обнаружить в языке. Например, сочетания 'мягкий вагон — жесткий вагон, являясь обозначениями определенных типов пассажирских вагонов, противопоставлены друг другу и образуют минимальную знаковую систему. Уберите одно из сочетаний, и система разрушится; более того, оставшийся знак потеряет смысл (неясно, что такое мягкий вагон, если нет вагона жесткого).
Другие языковые знаки находятся друг с другом в более сложных, многомерных отношениях, взаимно обусловливая друг друга и тем самым образуя частные системы внутри общей системы языка.
Например, стройную систему составляют термины родства. Знаки в этой системе противопоставляются друг другу не по одному признаку (как в железнодорожной сигнализации или в паре мягкий вагон — жесткий вагон), а по нескольким: полу (отец — мать, сын — дочь), поколению (бабушка—мать — внучка), прямой/непрямой линии родства (отец — сын, дядя — племянник) и нек. др.
Нам остается выяснить, почему язык определяют как особую систему знаков. Оснований для такого определения несколько. Во-первых, язык во много раз сложнее, чем любая другая знаковая система. Во-вторых, сами знаки языковой системы — разной сложности, одни являются простыми, другие — состоящими из ряда простых: например, окно — простой знак, а образованное от него слово подоконник — сложный знак, содержащий приставку под-и суффикс -ник, также являющиеся простыми знаками. В-третьих, хотя отношения между означающим и означаемым в языковом знаке немотивированны, условны, в каждом конкретном случае связь между этими двумя сторонами языкового знака устойчива, закреплена традицией и речевой практикой и не может изменяться по воле отдельного человека: мы не можем стол назвать домом или окном — каждое из этих слов служит обозначением «своего» предмета.
И наконец, главная причина того, почему язык называют особой знаковой системой, заключается в том, что язык служит средством общения людей друг с другом. Любое содержание, любую мысль мы можем выразить с помощью языка, и в этом заключает-12
его универсальность. Никакие другие знаковые системы, могуш.ие служить средствами общения,— о них мы упомянем ниже (см. § 8) — таким свойством не обладают.
§7-
ФУНКЦИИ ЯЗЫКА
Из определения «язык — средство общения людей друг с другом» следует, что основное предназначение языка — сообщение (мыслей, намерений, чувств и т.п.). При выражении сообщения язык выступает прежде всего в информационной функции (от лат. informatio — 'разъяснение, осведомление'). В предложении Наступило лето содержится определенное сообщение: говорящий информирует слушателя (или читателя) о наступлении лета. Здесь реализуется информационная функция языка. В предложении Приезжайте к нам летом! также содержится определенная информация — о том, что говорящий приглашает слушателя приехать к нему летом. Однако, в отличие, скажем, от предложения Он пригласил нас приехать к нему летом, высказывание Приезжайте к нам летом! имеет форму побуждения, призыва, само является приглашением. В этом высказывании реализуется другая функция языка — агитационная (от лат. agitatio — 'приведение в движение').
В предложении Ах, как хорошо у вас летом! реализуется еще одна функция языка — эмотивная (от лат. emotio — 'чувство'). Это такое использование языка, которое служит для непосредственного выражения чувств, эмоций (ср. с предложением Он сказал, что летом у вас хорошо, где такой непосредственности выражения чувства нет).
Информационная, агитационная и эмотивная — основные функции языка. Помимо них, выделяют еще функцию метаязык о-вую (от греч. meta — 'вместо'), которая означает использование языка для целей пояснения или для идентификации предмета; она реализуется в высказываниях типа Гюрза — это вид ядовитых змей или Такое приспособление называется стопором; ф а-тическую (от лат. fatum — 'изречение') — использование языковых средств для установления контакта между участниками общения (например, в высказываниях типа Ну, как дела? Что нового?, которые редко понимаются в их буквальном смысле, реализуется как раз эта, фатическая функция языка).
Различные функции языка редко проявляются в наш

Размер файла: 134.79 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров