Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Поклонение Свободного Человека

 Бесконечные восхваления хора ангелов стали утомительны; ведь,  в  конце
концов, разве он  не заслужил этого? Разве он не  дал им вечного блаженства?
Не приятнее ли получать незаслуженную хвалу и почитаться существами, которым
он принесет страдания?  Он  улыбнулся  про себя и решил, что  великая  драма
должна быть сыграна.
     Неисчислимые   века  раскаленная  туманность   бесцельно   вращалась  в
пространстве. Со временем она приняла форму, образовались центральное тело и
планеты, последние  остывали,  бурлящие моря и  пылающие  горы вздымались  и
опускались, из черных облаков на  едва застывшую землю  низвергались горячие
потоки  дождя. Затем в глубинах океана возник  первый росток жизни и  быстро
развился,  в благодатном тепле, в  огромные деревья,  громадные папоротники,
выраставшие  из влажной почвы, в морских чудовищ, размножавшихся, дравшихся,
пожиравших друг друга и гибнувших.  А  из чудовищ, по мере  того  как  драма
развертывалась,  возник  человек, обладавший силой мышления, знанием добра и
зла  и нестерпимой жаждой поклоняться. И человек увидел, что все преходяще в
этом безумном, чудовищном мире, что все вокруг борется за то, чтобы ухватить
любой  ценой несколько  кратких мгновений  жизни,  прежде чем смерть вынесет
свой беспощадный приговор. И человек сказал: "Есть скрытая  цель, которую мы
могли бы постичь, и эта цель благая; ибо мы должны почитать что-нибудь, а  в
видимом мире  нет ничего достойного внимания".  И  человек  вышел из борьбы,
решив,   что  бог  вознамерился  создать  из  хаоса  гармонию  человеческими
усилиями.  И  когда он следовал инстинкту,  который бог передал  ему от  его
хищных  предков,  то  называл  это  грехом  и  молил  простить  его.  Но  он
сомневался,  есть ли ему  прощение, пока не  изобрел божественного плана, по
которому гнев божий должен быть  утолен. И видя,  что настоящее нехорошо, он
сделал  его  еще  хуже,  так,  чтобы   будущее   могло  стать  лучше.  И  он
возблагодарил бога за силу, позволившую ему отказаться даже от тех радостей,
которые были доступны. И бог  улыбнулся; и  когда увидел, что человек достиг
совершенства  в  отречении  и поклонении, запустил в  небо еще одно  Солнце,
которое  столкнулось  с   Солнцем  человека;  и  все  опять  превратилось  в
туманность.
     "Да,- тихо сказал он,- это было неплохое представление; надо посмотреть
его еще раз".
     Таков  в общих  чертах  мир, который  рисует  нам  наука,- он даже  еще
бесцельнее  и бессмысленнее. Именно в таком  мире, и  нигде  больше,  должны
найти себе место наши идеалы. Что  человек есть продукт действия  причин, не
подозревающих  о  цели, к  которой направлены;  что  его рождение, рост, его
надежды и страхи, его любовь и вера суть лишь результат случайного сцепления
атомов;  что  никакой  героизм, никакое воодушевление и  напряжение мысли  и
чувств  не могут сохранить  человеческой  жизни за  порогом смерти; что  вся
многовековая работа, все служение, все вдохновение, весь блеск человеческого
гения  обречены на то, чтобы исчезнуть вместе  с гибелью  Солнечной системы;
что храм человеческих достижений будет  погребен  под  останками Вселенной -
все эти  вещи,  хотя  их и  можно  обсуждать,  столь  очевидны,  что никакая
философия, их отвергающая, невозможна. Только в опоре на эти  истины, только
на твердом фундаменте полного отчаяния можно теперь строить надежное убежище
для души.
     Каким же образом это бессильное существо  -  человек -  может сохранить
свои  надежды в  чуждом и бесчеловечном мире? Тайной остается, как природа -
всемогущая,   но  слепая  в   своих   бесконечных  движениях  и   вращениях,
происходящих в космических безднах,- смогла все же породить дитя  - пока что
полностью от нее зависящее, однако наделенное зрением, знанием добра и зла и
способное судить  обо всех творениях  своей бездумной  матери.  Несмотря  на
смерть  -  знак и  печать  родительской  власти,  человек способен всю  свою
недолгую   жизнь  свободно   исследовать,  критиковать,  познавать  и   -  в
воображении  -  творить.  В известном  ему  мире  только  он обладает  такой
свободой,   и  в   этом  превосходство   человека  над  неодолимыми  силами,
управляющими его внешней жизнью.
     Дикарь, подобно нам, чувствует свою беспомощность перед силами природы;
но,  не имея  в  себе  ничего,  что он  почитал  бы  больше  власти,  дикарь
простирается ниц перед своими богами, не спрашивая себя, достойны ли они его
поклонения. Жалка и  ужасна долгая история жестокости, мучений, вырождения и
жертв,  принесенных  в  надежде  умилостивить  ревнивых  богов:  ведь  когда
дрожащий  от  страха   верующий  отдает  самое   ценное,  он   думает,   что
кровожадность богов будет  утолена  и  крови более  не  понадобится. Религия
Молоха - таково  ее  родовое  название -  есть, в  сущности, низкопоклонство
раба, который  не  смеет  допустить  и  мысли  о том,  что  его господин  не
заслуживает  поклонения.  Пока  независимость  идеалов  не  признана, власти
поклоняются  -  ее безгранично  почитают,  несмотря на то что она  причиняет
жестокую и незаслуженную боль.
     Но постепенно, по мере  того  как смелеет мораль,  начинают заявлять  о
себе и притязания идеального мира;
     поэтому  поклонение,  если  оно  не   желает  вовсе  исчезнуть,  должно
обратиться на иных богов. Некоторые, хотя и  видят требования идеала, все же
сознательно их отвергают, считая власть более достойной поклонения. Подобное
отношение содержится в божьем ответе Иову, который тот услышал в шуме ветра:
божественные  власть  и  знание налицо,  но на  божественную доброту  нет  и
намека.  Таково же и отношение тех, кто в  наши  дни  основывает  мораль  на
борьбе за выживание, утверждая,  что победители с необходимостью оказываются
наилучшими.  Другие,  не принимая столь  отталкивающего  взгляда,  стоят  на
позиции, которую мы привыкли считать специфически религиозной;
     они говорят, что на самом деле мир факта находится в скрытой гармонии с
миром  идеалов.   Так  человек   творит  бога,  всемогущего   и  всеблагого,
мистическое единство того, что есть, и того, что должно быть.
     Но мир факта все же не является благим; подчиняясь  ему  в суждении, мы
раболепствуем, и от  этого следует избавиться.  Ибо  во всем  надо поднимать
достоинство  человека,  освобождая  его,  насколько  возможно,  от   тирании
нечеловеческой власти. Когда мы  осознали, что  власть по большей части зла,
что человек с его знанием добра  и зла всего  лишь беспомощный атом,  а  мир
лишен  такого  знания,  мы  вновь  оказываемся перед  выбором:  будем ли  мы
поклоняться  власти, или  мы  будем поклоняться  доброте? Будет ли  наш  бог
существовать и творить  зло, или  его следует  признать  порождением  нашего

Размер файла: 19.04 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров