Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Святой апостол Павел

Содержание

ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА
Рассказы из истории христианской Церкви

Георгий Орлов

Святой апостол Павел

Во время мученической кончины св. Стефана, .мучители побивавшие
его камнями, складывали свои одежды "у ног юноши, по имени
Савл". Хотя сам он, видимо, и не принимал участия в побиении
первомученика камнями, но был настолько ожесточен на великого
проповедника христианства, "что одобрял убиение его", да и после
не успокоился, а терзал Церковь, "входя в домы и влача мужчин и
женщин в темницу". Этот яростный гонитель христианства был
иудей, родом из Тарса, в Киликии. Родители дали ему хорошее
образование. Савл в совершенстве знаком был с греческой
литературой и глубоко понимал самый дух эллинизма. Но это была
лишь одна сторона в его образовании. Дав своему сыну общее
классическое образование, родители вместе с тем позаботились
особенно дать ему высшее образование иудейское. С этою целию
Савл был отправлен в Иерусалим, где процветали различные высшие
школы, и там он "воспитан был при ногах Гамалиила",
знаменитейшего законника своего времени. В школе этого-то
великого учителя Савл был "тщательно наставлен в отеческом
законе" и был ревнителем по Боге. Все это обширное образование,
соединенное с высокими природными дарованиями, сделало Савла
весьма видною личностью, и уже в Иерусалиме, среди фарисеев, он
пользовался большою известностью не только за свою ученость, но
и потому, что он "жил фарисеем по строжайшему в иудейском
вероисповедании учению".

По окончании образования Савл наверно возвратился в Тарс; но
город этот был теперь уже тесен для высокоученого и пылкого
юноши, душа его просилась на более широкое поприще, и он вскоре
опять появляется в Иерусалиме. И тут-то ему пришлось впервые
столкнуться с новыми учителями, которые с успехомпроповедовали
какое-то новое, неизвестное ему учение. Высокоученый фарисей из
Тарса не преминул прислушаться к этим новым проповедникам и, к
ужасу и негодованию, узнал, что онипроповедовали отмену Моисеева
закона и на место его преподавали учение какого-то галилеянина,
Иисуса из Назарета, Который был осужден на смерть и распят между
двумя злодеями.

Нужно было опровергнуть и поразить этих проповедников, и Савл,
действительно, выступил против Стефана и, несомненно, был одним
из тех "некоторых из Киликии, кто вступил в спор с Стефаном".
Спор между такими противниками мог быть только самый горячий, и
Савл, к ужасу своему, увидел, что при всей своей учености он "не
мог противостоять мудрости и духу, которым говорил" его
противник. И тогда-то ревность его приняла кровожадный характер.
Савл думал, что позор своего поражения он мог смыть лишь кровью
Стефана, и одобрял его убиение. Сопровождавшие это страшное
мученичество обстоятельства не могли бесследно пройти для такого
пылкого человека, как Савл, и в душе у него, может быть,
незаметно для него самого, шевельнулось страшное чувство
сожаления и раскаяния, что он в своей ревности зашел так далеко,
а вместе затеплилась и искра сомнения в своей собственной
правоте. Но это было тяжелое чувство, нужно было подавить его, а
достигнуть этого можно было только новою и усиленною ревностию в
защите Моисеева закона и в гонении на врагов его. Если погублен
такой высокообразованный и геройский проповедник его, как
Стефан, то масса его последователей уже не заслуживает никакого
сожаления, ее нужно уничтожить, и тогда ненавистное учение будет
вырвано с корнем. С такими мыслями и чувствами Савл, вопреки
наставлениям своего великого учителя Гамалиила, положительно
стал "терзать Церковь" и гнал ее членов "до смерти". И это
гонение навело ужас на христиан. Пред лицом грозного гонителя
они рассеялись и исчезли. Иерусалим, по-видимому, был совершенно
очищен от них. Такой успех дела должен был чрезвычайно
обрадовать первосвященников и старейшин иудейских, которые,
наконец, могли надеяться на полное истребление секты, так много
делавшей им хлопот. Они даже были довольны и тем, что сделано,
но Савл истребление христиан хотел довести до конца, и, "в
чрезмерной против них ярости, преследовал их даже и в чужих
городах". Особенно много христиан, слышал он, было в Дамаске,
где они свили себе гнездо под властью аравийского князя Ареты. И
вот, чтобы разорить и это гнездо, Савл обратился к
первосвященнику, чтобы он дал ему полномочные письма в Дамаск, с
которыми бы он мог устроить там судилище и в цепях приводить
оттуда в Иерусалим всех, кого только найдет из христиан, как
мужчин, так и женщин, с целью производства над ними высшего
суда, примером правды и милости которого могло служить для них
участь св. Стефана. И вот он, получив письма, отправился в путь,
"дыша угрозами и убийствами на учеников Господа"; но по
неисповедимым намерениям Промысла Божия путь этот привел его к
совершенно неожиданному для него исходу, и он вышел из Дамаска
не грозным гонителем с целою партией закованных в цепи и
трепещущих за свою участь христиан, а смиренным последователем
того Самого Назарянина, самое имя Которого дотоле звучало для
него презрением и возбуждало в нем ненависть.

Этот чудесный переворот совершился на дороге, неподалеку от
Дамаска, близ деревни Куакабы, как указывает предание. Пред
знатным путником, ехавшим в сопровождении значительной свиты,
расстилалась "пустыня Дамасская", ограничиваемая на севере цепью
Ливанских гор; в прямом направлении виднелись башни самого
Дамаска, кровли которого ярко сверкали под палящими лучами
полуденного солнца. Путь был страшно тяжел и утомителен в эти
часы дня, и Савл нетерпеливо стремился поскорее добраться до
знаменитого своими садами города, чтобы отдохнуть под их
сладостною тенью от пути и затем сразу приняться за дело. И
вдруг кончилось все. Вокруг путников вдруг заблистал необычайный
свет с неба. Его видел не Савл только, но и все его спутники.
Вместе со светом, до спутников Савла донесся какой-то страшный,
но невнятный голос. Как бы каким-то грозным мановением с неба
они все были повергнуты в оцепенение на землю. Когда другие
встали и отчасти оправились от ужаса, Савл лежал еще на земле, и
в этом распростертом положении он видел необычайный человеческий
образ и слышал голос, говорящий ему: "Савл, Савл, что ты гонишь
Меня? Трудно тебе идти против рожна". Но в этот страшный момент
Савл не узнал Того, Кто говорил ему, потому что он никогда не
видел Его на земле. "Кто ты, Господи?" - сказал он. "Я - Иисус,
Которого ты гонишь!" Ответ этот ужасом поразил Савла, и в душе
его мгновенно и в ужасающей ясности воскресло все, что он делал
против этого Иисуса Назарянина. В невыразимом трепете и ужасе
Савл спросил его: "Господи! Что повелишь мне делать?" На это
последовал милостивый ответ: "Встань и иди в город; и сказано
будет тебе, что тебе надобно делать". Люди же, шедшие с ним,
стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя.

Савл встал, но все вокруг него было темно. Чудесное видение
исчезло, но вместе с ним для взора Савла померкло и самое
солнце. Он был слеп. Испуганные спутники взяли его за руку и
повели к Дамаску. По прибытии в город его отвели в дом Иуды. Там
с мукой в душе, в слепоте, в телесных страданиях, в умственном
возбуждении, без пищи и пития, Савл пролежал три дня, а блеск
поразившего его света постоянно предносился пред его темными
глазами, и звуки того укоряющего голоса все еще раздавались в
его ушах. Никто не может сказать, что переживала его душа в эти
три дня. Наконец, буря его душевного состояния нашла облегчение
в молитве, и затем к нему пришел один из христиан, уважаемый
всеми, и даже иудеями, Анания, которому Господь явился в видении
и открыл, что этот безжалостный гонитель будет избранным
сосудом, чтобы возвещать имя Христово пред язычниками, царями и
сынами Израиля. "И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за
имя Мое", - говорил Господь. Добрый Анания, опасавшийся сначала
идти к известному всем кровожадному гонителю, не медлил долее.
Он вошел в дом Иуды, и обратился к страдальцу с дорогим
приветствием, как к брату, и, возложив руки на его затемненные
глаза, велел ему встать, смотреть и быть исполненным Святого
Духа. И тотчас как бы чешуя отпала от глаз Савла, и вдруг он
прозрел и, встав, крестился, и, приняв пищи, укрепился.

Проведя несколько дней в обществе Анании, который, несомненно,
своею беседою ободрил дух его и преподал ему начатки
христианских истин, Савл совершенно возродился духовно и
почувствовал себя совершенно другим человеком. Между его прежним
и настоящим легла непроходимая бездна. Ему открылись глаза на
сущность вещей, и теперь к изумлению видел, что все то, в чем он
полагал свою славу и свое величие, было отжившею ветошью и тьмою
в сравнении с истинным светом гонимого христианства. И при одном
воспоминании, что он был гонителем Церкви, ужас поражал его
богопросвещенную душу и тем с большею ревностью он теперь
стремился загладить это свое прошлое гонительство проповеданием
Христа. Оправившись от душевного и телесного потрясения, он
сразу же выступил проповедником евангелия, и в Дамасских
синагогах изумлялись все, как этот яростный гонитель
христианства теперь вдохновеннопроповедовал о Христе. Но душа
Савла была разбита и требовала более продолжительного утешения.
Ему нужен был такой отдых, во время которого он мог бы всецело
оторваться от окружающего мира, уйти в самого себя, проверить
свое душевное состояние и в уединенной беседе с Богом найти
окончательное подтверждение своему призванию. И вот Савл,
подобно великим ветхозаветным праведникам, удалился из Дамаска в
Аравию, где и пробыл около трех лет. Только после этого
продолжительного пребывания в пустыне, проведенного, несомненно,
в глубоком душевном самоиспытании, Савл опять возвратился в
Дамаск, и там начал проповедь о Христе.

Появление такого великого проповедника, о котором уже могли
забыть отчасти, обратило на него общее внимание, и так как он
всю прежнюю свою ученость, подкрепленную еще высшими
откровениями, всецело обратил на проповедь и защиту евангелия,
то никто из иудейских книжников и законников не мог выстоять
против него. Это естественно возбудило против него крайнее
негодование среди иудеев, и они даже составили заговор убить
его. В этом заговоре приняли участие даже правитель Дамаска,
который приставил стражу к городским воротам. Опасность была
страшная, тем более, что она грозила в самом же начале
прекратить деятельность Савла, который не успел еще хоть
сколько-нибудь загладить грехов своей прежней жизни. Нужно было
избежать ее, и в этом отношении помогли ему уже начавшие
собираться около него ученики. Они воспользовались тем, что дома
на востоке окнами выходили на городскую стену, и, посадив Савла
в большую корзину, спустили его на веревке за стену, подобно
тому, как в древности Раав спасла соглядатаев. Избежав
опасности, Савл тогда направился в Иерусалим. Там ему уже не
было места среди старейшин иудейских, и он должен был искать
убежища среди новых своих собратьев - христиан. Еще будучи
гонителем, он, вероятно, слышал об ап. Петре, который выдавался
среди других апостолов своим мужеством в проповеди и славился
чудесами. С ним-то "видеться" и решился Савл, чтобы найти в нем
мужественного друга и наставника. Ап. Петр принял его со
свойственным ему радушием, так что Савл пробыл у него дней
пятнадцать, и за это время познакомился и с Иаковом, братом
Господним. Других апостолов частью не было в это время в
Иерусалиме, частью же они продолжали недоверчиво относиться к
обращенному свирепому гонителю, предполагая в его обращении лишь
коварный прием для разузнания всех тайн жизни среди христиан. Но
великодушный Варнава, сам эллинист, близко познакомившись с
Савлом, убедил, наконец, апостолов, что пред ними не прежний
гонитель, а смиренный христианин, удостоившийся Христова
откровения на пути в Дамаск. И тогда, будучи принят в общество
апостолов, Савл совершенно укрепился нравственно и вновь
выступил на проповедь Христа в синагогах иудейских, смело
состязаясь с эллинистами, во главе которых он некогда отстаивал
ветхий завет против Стефана. Такой переход его на сторону бывших
своих противников, естественно, возбудил крайнее раздражение
среди иудеев, и ему грозила участь св. Стефана. Савл был в
крайнем унынии и однажды до такой степени молился в храме, что
пришел в исступление. И в это время ему было новое явление
Христа, Который, повелевая ему удалиться из Иерусалима, вместе с
тем возложил на него великое служение - быть апостолом
язычников. "Иди, - говорил Христос, - Я пошлю тебя далеко к
язычникам". Смиренно приняв на себя это великое поручение, Савл
при помощи учеников добрался до одного из морских портов, тайно
сел на корабль и, избегнув, таким образом, грозившей ему
опасности, отправился в Кесарию, потом в Тарс, отсюда он был
призван Варнавою в Антиохию. В Антиохии ученики Господа впервые
стали именоваться христианами; впоследствии это наименование
сделалось нарицательным именем всех последователей Христа.
Вскоре Савл и Варнава опять посетили Иерусалим; случилось это в
44 г. по Р. Х. Там разразился страшный голод, давно уже
предсказанный пророком Агавом. Антиохийские христиане,
соболезнуя бедствию их палестинских братий, поручили Варнаве и
Савлу доставить им собранное пособие. Исполнив это поручение,
они вернулись в Антиохию. Вскоре после сего наступило время
первого апостольского путешествия ап. Павла. К этому великому
подвигу Савл был подготовлен новым чрезвычайным откровением,
которое побудило его проповедовать там, где еще не было известно
имя Христово. Предстоятели антиохийской Церкви также получили
откровение: Дух Святой через пророков сказал им: "Отделите мне
Варнаву и Савла на дело, к которому Я их призвал"; вследствие
чего, после поста и молитвы, они получили возложение рук и
отправились в Селевкию, а оттуда - на остров Кипр. Везде они с
успехомпроповедовали слово Божие, а в Парфе, главном городе
острова, Савлу удалось обратить к вере и крестить самого
проконсула Кипра, Сергия Павла. Этот правитель давно пытливо
искал истинной веры; до прихода апостолов, он подпал влиянию
одного лжепророка Вариисуса, который выдавал себя за посланника
Божия, но Савл, исполнившись Духа Святого, разоблачил обман
этого волхва и поразил его слепотою. Проконсул Сергий Павел,
увидев это чудо, уверовал во Христа и немедленно принял
крещение, а Церковь с тех пор стала и Савла называть римским
именем - Павел.

Путешествие св. апостола Павла сопровождалось большими
испытаниями. Так, в Листре, когда он исцелил хромого от
рождения, народ почел его за бога и даже намеревался воздать ему
божеские почести, а когда Павел с негодованием отклонил это
нечестивое намерение, толпа пришла в ярость и хотела умертвить
его. Вообще, Павел многократно подвергался гонениям, но он
неустанно продолжал свое служение истинному Богу, а когда он
вместе с Варнавой предпринял обратное путешествие, то, посещая
уже основанные церкви в областях Малой Азии, везде рукополагал
пресвитеров и заботился о благоустройстве церковной жизни.

Когда разнесся слух о возвращении Павла из его первого
апостольского путешествия для обращения язычников, все верующие
в Антиохии немедленно собрались, - каждый желал слышать об
успехе проповеди. Повествование Павла наполнило сердца всех
радостью и живою благодарностью милосердному Господу, Который
отверз двери веры для язычников наравне с избранным народом
иудейским.

Между тем, проповедь евангелия язычникам возбудила ревность и
неудовольствие христиан обрезания. Родился вопрос о
необходимости обрезания для язычников, желающих принять
христианство. Павел и Варнава, главным образом, восстали против
этой необходимости, и потому Церковь антиохийская, во избежание
раскола, отправила их в Иерусалим для разрешения возникшего
спора авторитетом апостолов и пресвитеров иерусалимской Церкви.

Собравшиеся в Иерусалиме на общем церковном соборе долго не
могли прийти к соглашению. Неразумные ревнители закона Моисеева
много спорили с защитниками свободы христиан от ига еврейского.
Прежде горячо говорил за них первоверховный апостол Петр, а
потом послышалась красноречивая защита Павла. Вместо рассуждений
и доказательств, он рассказал собранию историю своего
апостольского путешествия, из которой самым очевидным образом
открывалось, что Дух Святой в излиянии даров Своих на учеников
Павловых не полагал никакого различия между обрезанными и
необрезанными и что, следовательно, обрезание не составляет
необходимой принадлежности нового завета.

Решительное слово было сказано председателем собора св. ап.
Иаковом. Он подкрепил все, сказанное Петром и Павлом,
пророчествами из ветхого завета, и собор изволением Святого Духа
единодушно решил не налагать на новообращенных из язычников

Размер файла: 47.37 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров