Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Святой Иоанн Златоуст

Содержание

ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА
Рассказы из истории христианской Церкви

Георгий Орлов

Святой Иоанн Златоуст

Местом рождения, воспитания и первоначальной деятельности Иоанна
была Антиохия, Ц город, издревле любезный Христу, где немало
времени и с великим успехом подвизались в проповедании Евангелия
свв. апостолы Павел и Варнава, Ц город, "первый из всех городов
украсившийся, как дивным венцом, наименованием христиан". Св.
Иоанн родился около 344 года. Родители его, Секунд и Анфуса,
принадлежали к лучшему антиохийскому обществу и исповедывали
христианскую веру. Отец его занимал одно из почетных мест в
ведомстве начальника сирийских войск. Вскоре после своего
рождения Иоанн лишился отца, и единственною руководительницею
его в жизни осталась мать, которая, при несчастии, ее
поразившем, по своей молодости, сама, по-видимому, имела нужду в
руководителе. Но Промысл, все устрояющий ко благу, даровал св.
Иоанну в Анфусе не только нежнолюбящую мать, но и мудрую
наставницу. Анфуса принадлежала к числу тех христианских жен,
которые, по свидетельству самих язычников, были в то время
опорою добронравия и истинного благочестия в христианских
семействах. Слезами, увещаниями и собственным примером они
отклоняли своих детей и мужей от скверн языческих и часто
успевали разрушать все коварные обещания и козни Юлиана,
старавшегося всех привлечь к язычеству. В молодых годах лишась
своего супруга, Анфуса с покорностию Промыслу переносила свое
тяжкое положение; подкрепляемая помощью свыше, она решилась не
вступать вторично в брак и посвятить себя воспитанию сына. Он
был для нее единственным утешением среди многих забот и горестей
житейских, сокровищем ей от Бога дарованным, предметом ее
попечений и пламенных молитв. Первые годы жизни св. Иоанн провел
под надзором своей богобоязненной матери, и от нее получил
первые спасительные уроки в христианском благочестии, которые
имели сильное влияние и на всю последующую его деятельность.
Анфуса старалась насадить в его сердце страх Божий, любовь к
евангельскому закону и безропотную покорность судьбам
Провидения. Думая приготовить сына к полезной общественной
службе, она позаботилась дать ему основательное и обширное
образование в различных науках. По ее распоряжению, Иоанн,
достигнув почти двадцатилетнего возраста, стал слушать уроки
красноречия у знаменитого в то время ритора Ливания.

Ливаний, софист, по выражению св. Иоанна, "более всех преданный
языческому суеверию", всегда был жарким и деятельным
приверженцем Юлиана, называл его "питомцем, учеником и
сообщником духов", и превозносил его действия и сочинения против
христианства. Анфуса, без сомнения, знала, какие опасности
угрожают юным детям в училищах языческих. Но она хотела, чтобы
от ее сына "не ускользнуло ничто хорошее, и чтобы ему ни в чем
не отстать от трудолюбивой пчелы, которая со всякого цветка
собирает самое полезное". В отношении к наукам, входившим в
состав светского образования, Ливаний был одним из лучших
наставников того времени; он много содействовал к развитию
личных умственных дарований и св. Иоанна. Вообще, чрез уроки
языческих наставников Иоанн обогатил свой ум познаниями в
различных науках, ознакомился с образцами древнего красноречия и
приобрел искусство силою слова глубоко действовать на сердце
человеческое. Уже первые опыты его красноречия были таковы, что
им удивлялись опытнейшие учители и судии словесного искусства.
Сам Ливаний удивлялся необыкновенным успехам своего ученика и в
собрании софистов с восхищением читал его речь, написанную в
похвалу императору.

По окончании образования Иоанн сначала решился вступить на
поприще гражданской службы, и для этой цели стал изучать
законоведение, ходил в судебные места, и там защищал дела, ему
вверенные. Этот род занятий давал св. Иоанну средства и случаи
ближе ознакомиться с нуждами и стремлениями современного
общества и приобрести новые сведения о добрых и худых свойствах
человеческого сердца, но вместе с тем был опасен для молодого
человека и легко мог заразить его душу любочестием, ложью и
своекорыстием. Св. Иоанну, действительно, предстояла опасность
увлечься мирскими страстями. Он сам говорит, что в это время его
юношеская мысль часто пленялась обманчивым блеском и
разнообразными удовольствиями света, что он, следуя общему
обычаю, посещал театры и другие публичные зрелища, коих вредное
влияние на нравственность изображал впоследствии с такою силою.
Оставаясь в гражданской службе, Иоанн, при своих отличительных
способностях, при обширных сведениях и необыкновенном
красноречии, без сомнения, мог со временем занять одно из важных
мест в государстве. Но Промысл готовил его к высокому служению
для блага Церкви. Благодать Божия часто возбуждала в нем
внутреннее недовольство своею жизнию и стремление к жизни тихой,
посвященной духовным подвигам и размышлению о предметах
Божественных. Иоанн оставил занятия по судебным делам и светскую
жизнь, и "переменив одежду и поступь, направил все внимание
своего духа к изучению св. писания, и начал постоянно ходить в
церковь для молитвы".

Предстоятелем Церкви антиохийской в то время был Мелетий, муж
высокой добродетели. Своею кротостию, правотою, своим
смиренномудрием Мелетий, по словам св. Иоанна Златоустого, так
привлек к себе сердца антиохийских христиан, что "при одном его
имени они приходили в восторг", "и каждый из них желал дать сыну
своему имя Мелетия, думая чрез святое наименование как бы ввести
святого в дом свой". В лице этого-то богомудрого мужа Бог
даровал Иоанну руководителя в духовном просвещении и в духовной
жизни. Узнав Иоанна и приметив прекрасные качества его души,
Мелетий часто приглашал его к себе для духовной беседы.
Следствием этих бесед было то, что Иоанн окончательно решился
посвятить себя на служение Богу. Друг Иоанна, Василий Великий,
еще прежде решившийся вступить в иночество и не желавший "ни на
малейшую часть дня" разлучиться с Иоанном, в ежедневных беседах
с настойчивостью любви убеждал его поселиться вместе с собою и в
уединении предаться подвигам монашеского жития. Св. Иоанн,
всегда питавший глубокое уважение к образу жизни иноков, скоро
склонился на убеждения Василия, но хотел исполнить свое
намерение не иначе как с согласия и благословения своей матери:
он знал, что без ее согласия его горячая любовь к матери не даст
ему покоя и в уединении, и всегда будет мучить его, куда бы он
не удалился. Но когда Анфуса узнала о намерении сына своего
оставить ее дом для иноческой жизни, мгновенно сердце ее
исполнилось тяжкою скорбию, и из глаз ее полились горькие слезы.
И еще более, чем слезы, поразили Иоанна горестию трогательные
слова его матери, в которых она раскрыла пред ним заботы и
скорби, ею перенесенные и снова ей угрожающие по разлуке с
сыном. Взяв Иоанна за руку и посадив близ постели, на которой
родила его, Анфуса с рыданиями говорила ему:

Ц Сын мой! По воле Провидения, я недолго наслаждалась
сожительством добродетельного твоего отца. Его смерть,
случившаяся вскоре после болезней твоего рождения,
преждевременно оставила тебя сиротою, а меня Ц вдовицею, со
всеми горестями вдовства... Никакое слово не может изобразить
бури, постигающей деву, которая недавно оставила дом
родительский, и, еще неопытная в жизни, вдруг поражена тягчайшею
скорбию и вынуждена принять на себя заботы, далеко превышающие
ее возраст и самый пол. Но, несмотря ни на какие заботы и
трудности, соединенные с моим ранним вдовством, я не захотела
вторично вступить в брак и ввести другого мужа в дом отца
твоего... Среди смятения меня поддерживала помощь Всевышнего. И,
кроме того, я не мало получала отрады, взирая ежеминутно на твое
лицо и в нем видя живой образ почившего... Ты не можешь сказать
в упрек мне, что я истратила имущество, после отца тебе
оставшееся, как это испытали многие другие сироты. Я сохранила
его в целости, хотя не жалела никаких издержек для твоего
образования. Для сего употреблена была часть из собственного
моего имущества и тех денег, которые даны были мне при выходе из
отеческого дома. За все сие я прошу у тебя одной милости: не
подвергай меня вторичному сиротству, не пробуждай в душе моей
скорби, несколько уснувшей; потерпи до моей смерти: может быть,
скоро придется мне оставить мир сей. Но, доколе я живу, не
оставляй моего жилища, не подвергайся гневу Божию, предавая
толиким бедствиям мать свою, ничем тебя не оскорбившую. Если ты
имеешь причины упрекать меня в том, что я ввергаю тебя в мирские
суеты, принуждаю заниматься житейскими делами, в таком случае
забудь законы природы, воспитание, привычку и все другое, и беги
от меня, как бегают от коварного советника и врага. Но если я
всеми мерами стараюсь приготовить тебе жизнь спокойную,
удаленную от всяких забот, то это одно да удержит тебя в моем
доме, если ничем другим не убеждаешься к сему. По словам твоим,
ты весьма много имеешь друзей; но поверь, никто из них не
доставит тебе такого спокойствия, каким пользуешься у меня,
потому что никто из них не подорожит твоим благополучием
столько, сколько подорожит им родная мать твоя.

Слова матери, соединенные со слезами, удержали св. Иоанна в доме
отеческом. К трогательным мольбам Анфусы может быть
присоединялись советы св. Мелетия, который, узнав прекрасные
умственные и нравственные качества Иоанна, желал приготовить его
не к уединенной жизни иноческой, но к обширной деятельности
пастырской, и потому определил его чтецом в антиохийской Церкви.
Вступив в число чтецов, св. Иоанн еще более сблизился с
Мелетием, и в самой должности своей находил новые средства,
новые побуждения к изучению св. писания и к нравственному
самоусовершенствованию. Оставаясь в доме своей матери, он вел
строгую иноческую жизнь. Вскоре после того, как поставлен был на
степень чтеца, св. Иоанн лишился своего мудрого наставника и
руководителя епископа Мелетия. Валент, нечестивый ревнитель
Ариевой ереси, прибыв в Антиохию, начал преследовать
православных христиан, которые не соглашались с арианами и не
хотели иметь общения с ними. Одною из первых жертв его
ослепленной ненависти сделался св. Мелетий, который за верность
свою православию, по проискам ариан, был сослан в заточение. Та
часть антиохийской Церкви, которая признавала епископом Мелетия,
осталась под руководством своих пресвитеров, из коих особенно
известен Диодор, бывший впоследствии епископом Тарса в Киликии.
Муж "апостольской жизни", исполненный пламенной ревности к делу
Божию, твердый в защищении евангельской истины, обладавший
обширными сведениями, особенно в богословии, Диодор пользовался
всеобщим уважением и искреннею любовию в обществе антиохийских
христиан. Не имея никакой собственности, ни даже пристанища
постоянного, он, в отсутствие Мелетия, ходил из дома в дом, всех
ободряя, утешая и вразумляя. Во время гонений на православных он
один стоял за всех, как некая "скала высокая" и несокрушимая, с
силою разрушал все хитросплетения и ковы еретиков и охранял мир
Церкви.

Несмотря на уединенную и скромную жизнь св. Иоанна, слава о
дарованиях и добродетелях его распространилась далеко за пределы
Антиохии. И скоро его душевное спокойствие было нарушено
разнесшеюся в народе молвою, что его хотят поставить епископом.
Св. Иоанн говорит о себе, что, как скоро услышал он об этом,
страх и недоумение объяли его душу. По смирению не видя в себе
ничего, что могло бы внушить предстоятелям Церкви и народу столь
высокое о нем мнение, он считал себя недостойным степени
епископства и боялся, чтобы его против воли не заставили принять
сан епископский. Под влиянием своих расположений он твердо
решился уклониться от избрания и скрылся в нагорном монастыре,
находившемся не в дальнем расстоянии от Антиохии.

Пред этим Златоуста постигла было необычайная и могущая иметь
роковые последствия опасность, освобождение от которой он всегда
считал за знамение особенного милосердия Бога. Императорами
Валентином и Валентом был объявлен самый жестокий декрет против
тех, которые владели книгами с магическим содержанием. Этот
декрет обладал в то время еще большею силою вследствие
непреклонной строгости и жестокости, царивших в Антиохии.
Обвиняемые, часто весьма произвольно, в сообщничестве с магами
подвергались истязаниям и смертной казни. Солдаты были заняты
тщательным обыском подозреваемых лиц и привлечением их пред
судейскую трибуну. Доносчики кишели во всех углах. И не только
солдаты и шпионы, но даже судьи горели желанием заслужить
императорское расположение суровым и жестоким исполнением
декрета. Не щадили ни пола, ни возраста. Тюрьмы не только в
столице, но и в Антиохии были наполнены лицами всех классов и
профессий, обвиняемыми в совершении тайных обрядов, или
обличенными в укрывательстве книг, касающихся магии. В виду
таких ужасов, многие уничтожали свои богатые книгохранилища,
лишь бы избежать подозрения.

Когда в Антиохии господствовало подобное настроение, случилось
однажды Златоусту с своим другом гулять по предместию города, в
садах по берегам Оронта, вблизи гробницы мученика Вавилы.
Проходя по самому берегу реки, они заметили несколько листов от
книги, плывших вниз по течению. Сильно заинтересованные, они
бросились за плывшими листами, в надежде извлечь их с
поверхности воды. И действительно, им удалось схватить некоторые
из этих листов, но каков же был их ужас, когда они увидали, что
те были заполнены магическими знаками и символами, а, между тем,
в этот именно момент один из солдат заметил их приближение. Что
оставалось им делать с злополучными листами: спрятать у себя или
бросить назад в реку? Если они оставят их при себе, солдат может
произвести обыск, и открытие их повело бы к самым роковым
последствиям; если бросят обратно в реку, солдат может заметить
это действие, достать листы и привлечь бросивших к суду за
укрывательство запрещенных книг. Полные ужаса, они колебались в
выборе, что предпринять им, с быстротою молнии взвешивая и
обсуждая в уме возможные последствия того или иного поступка.
Наконец, они решили еще раз пустить страшные листы по реке. К
счастию для них, их движение не было замечено солдатом, который,
проходя мимо, не обратил внимания ни на их страх, ни на то, что
они делали. Таким образом, им удалось избежать беды; но опасения
Златоуста за исход были возбуждены в сильнейшей степени, и он не
мог не приписывать своего спасения особому милосердию к себе
Провидения.

Очень немного времени прошло между этим тревожным приключением с
Златоустом и его посвящением себя монашеской жизни. Охотно
подчинился он в сем правилам строгой монашеской жизни, ревностно
и с непоколебимою твердостию переносил все тяжкие труды, с ней
соединенные.

Вот как описывает Иоанн свою жизнь в монастыре. В полночь сам
настоятель будил иноков; они тотчас вставали, оставляя сон, с
чистою совестию, являясь бодрыми, с светлою мыслию, с радостию и
в сердце, и на лице, так как они не обременяли себя пищею, не
предавались мирским печалям и никаким заботам о житейских делах,
восстав от сна, они составляли один лик и как бы едиными устами
воспевали гимны Богу, славя и благодаря Его за все благодеяния,
от Него ниспосылаемые роду человеческому; и никакой музыкальный
инструмент не произведет той приятности, того усладительного для
души согласия звуков, какую можно было услышать в пении святых
мужей, раздававшемся в пустыне среди глубокой тишины. Окончив
пение, они с коленопреклонением возносили молитву Богу о таких
предметах, которые многим иногда и на ум не приходят, они
просили у Бога не благ настоящей жизни, о которых и не думали; с
воздыханиями и слезами они молились о том, чтобы им с чистою
совестию и преуспеянием в добродетели окончить сию многотрудную
жизнь и благоуспешно переплыть сие бурное море, и чтобы в день
страшного суда и будущего пришествия Христова не услышать
грозного гласа: "не вем вас". Пред рассветом они посвящали
несколько времени отдохновению, дабы восстановить силы для новых
молитвенных подвигов и священных песнопений, которые опять
начинались с восходом солнца. После утреннего служения они пели
часы третий, шестой и девятый и служение вечернее, так что весь
день они разделяли на четыре части, а каждую часть освящали
псалмопением и молитвословием.

Четыре года провел св. Иоанн в сообществе антиохийских монахов.
Слава о великих дарованиях и подвигах его распространилась по
всем областям, смежным с Антиохиею, и привлекла к нему многих
посетителей. Настоятель и все благочестивые иноки монастыря, в
котором жил св. Иоанн, боялись лишиться его, и, видя в нем
избранника Божия и славу своей обители, без сомнения, искренно
желали, чтобы он навсегда остался с ними. Но стремление к
высшему, духовному совершенству, пламенная любовь ко Христу и
желание скрыться от многочисленных посетителей побудили св.
Иоанна оставить общество монахов и удалиться в пещеру, дабы там,
в совершенном уединении и ненарушимом безмолвии, еще более
укрепить свою душу в великих подвигах самоотвержения. В течение
двухлетнего пребывания своего в пещере он почти все время
проводил без сна, и днем и ночью стоя, или совершал молитвы, или
читал слово Божие, и непрестанным бдением и трудами так изнурил
свою плоть, что принужден был, для поправления сил, возвратиться
в Антиохию.

Св. Мелетий, в то время снова занимавший епископскую кафедру в
Антиохии, опять приблизил к себе прежнего своего ученика и
собеседника и посвятил его во диакона. В 381 году Мелетий
отправился в Константинополь для присутствования на втором
Вселенском соборе и вскоре скончался. Св. Иоанн, питавший
сыновнюю привязанность к Мелетию, душевно скорбел о его смерти,
с ревностию продолжал свое служение в антиохийской Церкви и при
новом епископе Флавиане, избранном на место Мелетия.

Строгая подвижническая жизнь в монастыре и потом в пещере,
украсив душу Иоанна новым духовным благолепием, еще более
возвысила его в глазах христиан. Народ из ближних и дальних
областей стекался во множестве к Иоанну, желая видеть и слышать
его, Ц и слова и дела св. Иоанна многих из мирян расположили
принять монашество и назидали самих иноков.

В 386 году Иоанн был рукоположен во пресвитера епископом
Флавианом. Вступление Златоуста в сан пресвитера было
замечательным событием для Антиохии. Ариане скорбели, а
православные благословляли Бога за столь сильного защитника
православия. Вскоре после рукоположения во священника Флавиан
возложил на Иоанна обязанность говорить поучения к антиохийскому
народу. Св. Златоуст с покорностию воле Божией вступил в
многотрудное служение, к которому был призван: онпроповедовал
ежедневно во время постов и два, и три раза в неделю в
обыкновенные дни, не считая праздников св. мучеников и особенных
случаев. Православные и заблуждающиеся, иудеи и язычники, все
собирались слушать его поучения. В своих поучениях св. Златоуст
не оставлял ни одного заблуждения, ни одного уклонения от пути
святости без обличения; но особенно вооружался против суеверия,
скупости, богохульства, клятвопреступления, клеветы, гордости,
роскоши и сладострастия. Суеверий в Антиохии было очень много во
времена Златоуста. Он укоряет православных за то, что они,
выходя из дому, наблюдали с кем в первый раз встретятся, с
здоровым или больным, с бедной женщиной или знатной, Ц и по этой
встрече определяли добрый или худой день; укорял он их и за то,
что зажигали множество свечей восковых при рождении детей и этим
свечам давали разные имена, чтобы потом дать дитяти имя той
свечи, которая долее горела, как предзнаменование долголетней
жизни. Сильно огорчали Златоуста игры, которые происходили в
первый день месяца января (новый год); игры эти он называет
распутными и нечестивыми, потому что занимающиеся этими играми
замечают дни, гадают и думают, что если первый день года им
удастся провести в удовольствии и веселии, то и весь год будет
то же; затем на самом рассвете и женщины, и мужчины наполняют
чаши вином и напиваются без меры.

Ц Счастлив будет для тебя, Ц говорит Златоуст, Ц год во всем не
тогда, когда ты напьешься пьян в первый день, но когда и в
первый и прочие будешь делать то, что угодно Богу.

Достойное внимания и в высшей степени памятное событие в период
деятельности Златоуста в Антиохии произошло на втором году его
пресвитерства. Это был знаменитый мятеж, вызванный императорским
декретом Феодосия, от 26 февраля 387 г., объявлявшим новые
обременительные для населения налоги, которые предназначались на
уплату значительных издержек по устройству дворцовых празднеств
(между прочим, по случаю десятилетнего царствования императора),
на войну с западным узурпатором Максимом и на другие
государственные нужды.

С целью избежать лишних расходов Феодосий даже решил заранее
справить десятилетний юбилей своего царствования, приходившийся
на 388 г., воспользовавшись для этого празднованием дня рождения
своего старшего сына, Аркадия, и исполнением пяти лет со времени
дарования ему титула Августа. Издержки в таких случаях были,
действительно, огромны. Одна армия ждала подарка в пять золотых
монет на каждого солдата. Страшным бременем ложилось это на
императорскую казну, пополнением дефицита которой и был вызван
новый налог на восточные города.

Всеобщая паника воцарилась в Антиохии по объявлении
императорского декрета. Граждане всех званий, с высших до
низших, стекались к церквам, взывая к божественной помощи.
Низшие классы, вместе с иностранцами и забитым пролетариатом,
собравшись у театра, были возбуждены до неистовства. Эта
раздраженная, разгневанная толпа прежде всего, по обычаю, искала
епископа, чтобы заявить ему свои неудовольствия, о которых
епископы того времени по особому представлению императора имели
попечение. Не имея возможности найти епископа, они вернулись к
преториуму и, произведя разные бесчинства в общественных банях,
совершив нападение на дворец префекта, стали разбрасывать
раскрашенные портреты императора, смешивая последние с грязью и
изрыгая страшные проклятия на Августа и потом, в полном безумии
и ярости, сбросили с пьедесталов статуи императора и даже его
горячо любимой умершей жены, Флациллы, и с бесчестием влачили их
по улицам.

Возмущенная чернь еще подожгла одно публичное здание; но мятеж
вскоре был подавлен префектом, вызвавшим для усмирения
бунтовщиков отряд стрелков. Схваченные на месте восстания были
осуждены и казнены префектом, который боялся гнева оскорбленного
величества. Феодосия через курьеров известили и о возмущении, и
о поругании, лично ему при этом нанесенном.

Но прежде чем масса могла опомниться от этого неистовства, как
ее уже охватил ужас при мысли о гневе императора. Наступившее
паническое отчаяние было страшнее безумной ярости. Гнетущая
тишина воцарилась по всему городу.

Неизвестность пригнетала более, чем какая бы то ни была страшная
действительность. Форум был покинут, школы не посещались, театры
пустовали; всякий с подозрительным страхом смотрел на другого;
высшие классы покидали город, философы уходили, учащаяся
молодежь бежала. Вскоре из Константинополя пришли известия:
император постановил отнять у города все привилегии, митрополией
Сирии объявить Лаодикию и сравнять с землею их возлюбленную
Антиохию.

После этого пораженные тем, что готово было совершиться и что
ранее давило лишь неопределенным ощущением ужаса, даже ни разу
доселе не переступавшие церковного порога теснились теперь в
старой Антиохийской церкви, получившей это название оттого, что
она стояла в более древней части города, вблизи Оронта,
приведенные сюда страхом, и возносили молитвы и мольбы,
звучавшие для них так ново и странно. Тогда-то ораторский гений
Златоуста, как и его благочестие, явились во всем блеске. В
течение недели он хранил молчание, но к концу этого времени
обратился к народу со словами увещания и успокоения.

Он живо рисует перед ними их обычные грехи Ц роскошь,
самоугождение, богохульство, клятвы и, чтобы побудить их к
покаянию, объявляет милосердие Божие тем, кто с сокращенным
сердцем повержется пред Ним в смирении. Все же слезы их и скорбь
будут тщетны, если они не принесут истинных плодов покаяния,
именно, если не укрепятся в добре и святой жизни.

Когда слушатели громом рукоплесканий приветствовали его слова,
он в негодовании вскричал, что церковь не театр, куда они
приходят только для наслаждения и забавы, но что истинный
предмет его забот составляет их духовное воспитание и их
преуспеяние в жизни и деятельности.

Ц Что мне нужно, Ц спрашивает он, Ц в этих аплодисментах, криках
одобрения, шумных выражениях восторга? То было бы мне наградой,
если бы вы все, что я говорил, обнаруживали в своих поступках.
Тогда я был бы счастлив, как бы все не восторгались, но с полной

Размер файла: 75.16 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров