Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Говорим по-английски: Учебно-методическая разработка. /Сост.: Та- расенко В.Е. и др. ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 28с. (3)
(Методические материалы)

Значок файла Семина О.А. Учебное пособие «Неличные формы глагола» для студентов 1 и 2 курсов, изучающих английский язык (2)
(Методические материалы)

Значок файла Семина О.А. Компьютеры. Часть 1. Учебное пособие для студентов 1 и 2 курсов, изучающих английский язык. /О.А. Семина./ – ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2005. – 166с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла З. В. Егорычева. Инженерная геодезия: Методические указания для студентов специальности 170200 «Машины и оборудование нефтяных и газовых промыслов» дневной и заочной формы обучения. – Красноярск, изд-во КГТУ, 2002. – 60 с. (1)
(Методические материалы)

Значок файла СУЧАСНИЙ СТАН ДЕРЖАВНОЇ ПІДТРИМКИ РОЗВИТКУ АГРАРНОГО СЕКТОРА УКРАЇНИ (2)
(Статьи)

Значок файла ОРГАНІЗАЦІЙНО-ФУНКЦІОНАЛЬНІ ЗАСАДИ ДЕРЖАВНОГО ПРОТЕКЦІОНІЗМУ В АГРОПРОМИСЛОВОМУ КОМПЛЕКСІ УКРАЇНИ (5)
(Статьи)

Значок файла Характеристика контрольно-наглядових повноважень центральних банків романо-германської системи права (3)
(Рефераты)

Каталог бесплатных ресурсов

А.И.Осипов. Ф. М. Достоевский и христианство

  Ф. М. Достоевский и христианство  
                                                  
                  К 175-летию со дня рождения

    11 ноября 1996 года в Издательстве Московской Патриархии в
     рамках "Издательских сред" состоялся вечер, посвященный
    175-летию со дня рождения великого русского писателя Ф. М.
         Достоевского. Вечер организовал Отдел церковной
      благотворительности и социального служения Московского
    Патриархата, возглавляемый архиепископом Солнечногорским
  Сергием. С докладом о творчестве писателя-христианина выступил
 профессор Московской Духовной академии А. И. Осипов. Предлагаем
              вниманию наших читателей этот доклад.


     Лучшие люди познаются высшим нравственным
развитием и высшим нравственным влиянием.

Ф. М. Достоевский

     Федор Михайлович Достоевский принадлежит к той сравнительно
небольшой части человечества, которая именуется людьми живыми,
людьми, несущими в себе огонь, никогда не перестающий возгревать
их души в искании Истины и следовании ей. Может быть, наилучшим
фоном для изображения этих людей является другая часть
человечества, о которой Господь Иисус Христос сказал Своему
ученику: "Предоставь мертвым погребать своих мертвецов" (Мф. 8,
22). Эти другие Ц люди мировоззренчески безразличные. Они не
задумываются о душе, о нравственной ответственности перед
совестью и Богом, об истине, о каком-то ином смысле жизни, кроме
посюстороннего, исключительно земного, преходящего. Это те
"теплохладные", о которых Писание говорит: "Извергну тебя из уст
Моих" (Откр. 3, 15).
     Как далек от них по типу своей личности Достоевский! При
всей сложности характера и нравственных проявлений своей
непростой натуры это был человек, горящий исканием, ищущий
святыни, высшей Правды Ц не философской отвлеченной истины,
большей частью ни к чему не обязывающей человека, но Правды
вечной, которая должна воплощаться в жизнь и сохранять человека
от духовной смерти. Однако только с точки зрения вечности можно,
по Достоевскому, говорить о Правде, ибо она есть Сам Бог, и
потому отречение от идеи Бога неминуемо приведет человечество к
гибели. В уста беса в "Братьях Карамазовых" Достоевский влагает
следующие знаменательные слова: "По-моему, и разрушать ничего не
надо, а надо всего только разрушить в человечестве идею о Боге,
вот с чего надо приняться за дело! С этого, с этого надобно
начинать, Ц о, слепцы, ничего не понимающие! Раз человечество
отречется поголовно от Бога, то само собою, без антропофагии,
падет все прежнее мировоззрение и, главное, вся прежняя
нравственность, и наступит все новое. Люди совокупятся, чтобы
взять от жизни все, что она может дать, но непременно для
счастья и радости в одном только здешнем мире. Человек
возвеличится духом божеской, титанической гордости и явится
человеко-бог... а ему "все позволено"... Для Бога не существует
закона! Где станет Бог Ц там уже место Божие! Где стану я, там
сейчас же будет первое место... "все дозволено" и шабаш!" Мысль
о великом значении для человека веры в Бога и бессмертие души
Федор Михайлович высказывает и развивает во многих своих
сочинениях и выступлениях, и она, бесспорно, заключает в себе
основной стержень его жизни и творчества, источник его
целожизненного, прошедшего в великих интеллектуальных и
нравственных борениях богоискательства, приведшего его ко Христу
и Православной Церкви.
     Ф. М. Достоевский как личность, говоря о нем его же словами
о человеке, "широк... слишком даже широк, я бы сузил". Но нельзя
"сузить" его, иначе это уже будет не Достоевский. Поэтому, чтобы
как можно меньше погрешить против него, не будем касаться
"широты" его личности, давать оценку его гениальным трудам,
оставим подробности его жизни и деятельности, уклонимся от
анализа художественных достоинств и недостатков его
произведений, умолчим даже о том колоссальном влиянии, которое
имело и оказывает до сих пор его творческое наследие на все
мыслящее человечество. Сейчас попытаемся, насколько это
возможно, осветить только один вопрос, лежащий совсем не в
горизонтальном измерении личности писателя и его творчества, а в
той глубине души, из которой проистекал необыкновенно богатый
поток ценностей, оставленных русским гением своим потомкам.
Итак, какова основополагающая идея, точнее, дух творчества
Достоевского и как можно было бы охарактеризовать его не с точки
зрения земных человеческих достоинств, но sub specie
aeternitatis?
     Эдгар По однажды записал: "Если какой-нибудь честолюбивый
человек возмечтает революционизировать одним усилием весь мир
человеческой мысли, человеческого мнения и человеческого
чувства, подходящий случай у него в руках Ц дорога к бессмертию
лежит перед ним прямо, она открыта и ничем не загромождена. Все,
что он должен сделать, Ц это написать... маленькую книгу.
Заглавие ее должно быть простым Ц три ясных слова: "Мое
обнаженное сердце". Но эта маленькая книга должна быть верна
своему заглавию".
     Если обратиться к истории человеческой мысли, то
оказывается, что Эдгар По запоздал со своим предложением по
меньшей мере на две тысячи лет. Такая книга уже написана, и она
с предельной полнотой обнажила глубины сердца человеческого.
Правда, эта маленькая книга называется несколько иначе Ц
Евангелие. Оно открыло миру путь к совершенному познанию души
человеческой: как ее невыразимой красоты, равной которой, по
выражению Макария Египетского, нет ни на небе, ни на земле, так
и того безмерного зла, которое возникло в том же сердце в силу
отступления человека от Самой Истины и Жизни Ц Бога. Оно,
Евангелие, и стало для живых духом людей источником и основой
познания как своего собственного сердца, так и познания вообще
человека, и создания многих "маленьких книг".
     Один из весьма редких писателей, кто стал строить здание
своего художественного творчества на этом основании, Ц Федор
Михайлович Достоевский.
     Что является главным предметом мысли Достоевского? На этот
вопрос легко ответить Ц человек, его сердце, его душа. "А любил
он прежде всего живую человеческую душу во всем и везде, и верил
он, что мы все род Божий, верил в бесконечную силу человеческой
души, торжествующую над всяким внешним насилием и над всяким
внутренним падением" Ц так говорил на могиле Достоевского 1
февраля 1881 года В. С. Соловьев.
     Но человека рассматривал Достоевский не обычно, не как
большинство. Он видел свою задачу не в простом изображении его
жизни, всеми видимой, не в реализме, часто напоминающем
натурализм, но в раскрытии самой сущности души человека, самых
глубоких ее движущих начал, откуда возникают и развиваются все
чувства, настроения, идеи, все поведение человека. И здесь Федор
Михайлович показал себя непревзойденным психологом. Что же
представляет собой человек в понимании Достоевского?
     Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить
основные точки зрения, которые господствовали в просвещенном
обществе того времени. Их три.
     1. Человек Ц это коварная, чувственная и эгоистическая
обезьяна, несущая в себе наследие своих животных предков.
     2. Человек Ц добр, любвеобилен, способен к
самопожертвованию и т. п. Дурные качества, которые мы замечаем в
человеке, не суть свойства его природы, но прямые следствия
развития цивилизации, которая внесла в человека дисгармонию,
отдалив его от природы, от естественной жизни.
     3. Человек не зол и не добр по природе, он Ц чистая доска,
на которую лишь социальная среда во всем многообразии ее
факторов наносит соответствующие письмена.
     Достоевский в существе своих воззрений очень далек от всех
этих теорий. Для него противоестественна первая точка зрения,
хотя, по-видимому, редко кто из писателей смог изобразить с
такой силой и яркостью "дно" души человеческой, как он.
Достоевский не согласен и со второй теорией, несмотря на то что
сама идея неизгладимого и всегда действующего в человеке добра и
правды была ведущей во всем его творчестве. В "Дневнике
писателя" читаем даже такое: "Зло таится в человеке глубже, чем
предполагают обычно". Резкую критику вызывает у Достоевского и
третья теория. Он не согласен с тем, что "если общество устроить
нормально, то разом и все преступления исчезнут, так как не для
чего будет протестовать и все в один миг станут праведными". "Ни
в каком устройстве общества, Ц писал он, Ц не избегнете зла...
душа человеческая останется та же... ненормальность и грех
исходят из нее самой".
     У Федора Михайловича иное воззрение на человека, воззрение,
которое можно назвать исходящим из Евангелия.
     "Маленькая книга" Ц Евангелие Ц открыла ему тайну человека,
открыла, что человек Ц это не обезьяна и не ангел святой, но тот
образ Божий, который хотя по своей богозданной природе добр,
чист, прекрасен, однако в силу грехопадения человека глубоко
исказился, в результате чего на земле его сердца стали
произрастать "терние и волчцы". Таким образом, в падшем
человеке, природа которого теперь называется естественной,
одновременно присутствуют и семена добра, и плевелы зла. В чем
же спасение человека по Евангелию? В опытном познании глубокой
поврежденности своей природы, личной неспособности искоренения
этого зла и через то Ц действенное признание необходимости
Христа как единственного своего Спасителя, то есть живая вера в
Него. Сама эта вера возникает в человеке лишь через искреннее и
постоянное понуждение себя к совершению евангельского добра и
борьбу с грехом, открывающую ему его реальное бессилие и
смиряющую его.
     Величайшая заслуга Достоевского в том и состоит, что он не
только познал свое падение, смирился и пришел через труднейшую
борьбу к истинной вере во Христа, как и сам говорил: "Не как
мальчик же я верую во Христа и Его исповедую, а через большое
горнило сомнений моя осанна прошла", Ц но и в том, что в
необычно яркой, сильной, глубокой художественной форме раскрыл
миру этот путь души. Достоевский как бы еще раз благовествовал
миру христианство, и так, как, по-видимому, никто из светских
писателей еще ни до, ни после него не сделал.
     В смирении видит Достоевский основу для нравственного
возрождения человека и для принятия его Богом и людьми. Без
смирения не может быть исправления, в котором нуждаются все без
исключения живущие, ибо во всех присутствует зло, и великое зло.
"Если б только, Ц говорит Достоевский устами князя в "Униженных
и оскорбленных", Ц могло быть (чего, впрочем, по человеческой
натуре никогда быть не может), если б могло быть, чтобы каждый
из нас описал всю свою подноготную, но так, чтобы не побоялся
изложить не только то, что он боится сказать и ни за что не
скажет людям, не только то, что он боится сказать своим лучшим
друзьям, но даже и то, в чем боится подчас признаться самому
себе, Ц то ведь на свете поднялся бы тогда такой смрад, что нам
бы всем надо было задохнуться".
     Потому-то везде и всюду, если не прямо словом, то всей
изображаемой жизнью героя, его падениями и восстаниями
Достоевский призывает человека к смирению и труду над самим
собой: "Смири свою гордость, гордый человек, поработай на ниве,
праздный человек!" Да и как не смириться тому, кто прямо
посмотрит на себя и признается честно самому себе во всем?
Смирение не унижает человека, а, напротив, ставит его на твердую
почву самопознания, реалистического взгляда на себя, вообще на
человека, поскольку смирение и есть тот свет, благодаря которому
только человек видит себя таким, каким он является на самом
деле. Оно есть свидетельство великого мужества человека, не
убоявшегося встретиться с самым грозным и неумолимым соперником
Ц совестью своей. Для самолюбивого и тщеславного это не под
силу. Смирение является твердой основой, солью всех
добродетелей. Без него они вырождаются в лицемерие, ханжество,
гордыню.
     Эта мысль постоянно звучит в творчестве Достоевского. Она
является для него своего рода фундаментом, на котором он строит
редкий по глубине прозрения психоанализ человека. Отсюда
необычайная правда изображения им внутреннего мира человека,
сокровенных движений его души, его греха и падения и
одновременно глубинной чистоты его и святости образа Божия. При
этом никогда не чувствуется со стороны автора ни малейшего
осуждения самого человека. В уста старца Зосимы Достоевский
вкладывает замечательные слова. "Братья, Ц поучает старец, Ц не
бойтесь греха людей, любите человека и во грехе его, ибо сие уже
подобие Божеской любви и есть верх любви на земле... И да не
смущает вас грех людей в вашем делании, не бойтесь, что он
затрет дело ваше и не даст ему совершиться. Бегите сего
уныния... Помни особенно, что не можешь ничьим судьею быть. Ибо
не может быть на земле судьи преступника, прежде чем сам судья
не познает, что он такой же точно преступник, как и стоящий
перед ним, и что он-то за преступление стоящего перед ним,
может, прежде всех виноват".
     Но познать-то это не так просто. Далеко не многие способны
увидеть в себе, "что и он такой же точно преступник".
Большинство мнит себя в общем-то хорошими. Именно потому и мир

Размер файла: 27.9 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров