Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ЛОГИЧЕСКИЕ ИСЛЕДОВАНИЯ КАРТЕЗИАНСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Предисловие

 

Эдмунд Гуссерль (1859-1938) является одним из выдающихся мыслителей XX века, основателем фе­номенологии. Э. Гуссерль - ученый, заложивший те­оретические основы современного западного мыш­ления и определивший проблематику практически всех направлений западной философии (экзистен­циализма, культурной антропологии, герменевтики, структурализма, деконструктивизма).

Эдмунд Гуссерль родился в 1859 году в Австрии. В двадцать два года он закончил математический фа­культет Лейпцигского университета. Его пригласили работать ассистентом у известного математика К. Вейерштрасса в Берлинском университете. Именно в это время Гуссерль стал интересоваться философией и философскими вопросами в математических науках.

В течение почти трех лет - с 1884 по 1886 год - Гус­серль получал философское образование в Венском уни­верситете под руководством очень знаменитого тогда профессора философии Франца Брентано (1838-1917). В 1887 году Гуссерль защитил свою докторскую диссер­тацию в Галльском университете. Многие годы он пре­подавал в нескольких учебных заведениях в Геттингенском, Фрейбургском и Галльском университетах. В 1891 году появилось его первое большое произведение - «Фи­лософия арифметики» - в котором он пытался подвес­ти эмпирическую основу под все математические науки.

Начало нового этапа в творчестве Эдмунда Гуссерля было ознаменовано появлением «Логических исследо­ваний», опубликованных в 1900-1901 годах. «Логичес­кие исследования... вызваны были неустранимыми про­блемами, на которые я постоянно наталкивался в моей долголетней работе над философским уяснением чис­той математики и которые, в конце концов, Прервали ее... Чем глубже я анализировал, тем сильнее сознавал, что логика нашего времени не доросла до современной науки, которую она все же признана разъяснять», - пи­сал Гуссерль в своем сочинении. Эта работа принесла автору широкую известность: через несколько лет бла­годаря ей возникло так называемое «феноменологичес­кое движение», просуществовавшее до начала 30-х годов.

Третий - «трансцендентальный» - этап в формиро­вании философии Э. Гуссерля связывают с вышедшей в 1913 году его работой «Идеи чистой феноменологии», в которой он обозначает сферу исследования собственно феноменологии как философской науки. Автор поста­вил перед собой задачу найти единственно верную ос­нову философии, наук и любого знания вообще. В изданных в 1932 году «Картезианских размышлениях» Гуссерль пытается дать окончательное и по возможности полное определение трансцендентальной философии. «Можно, пожалуй, сказать, что наши размышления, в сущности, до­стигли своей цели, а именно, привели к конкретной воз­можности раскрыть картезианскую идею философии как универсальной науки с абсолютным основанием. Показать эту конкретную возможность... значит указать необходимое и несомненное начало и столь же необхо­димый метод, к которому всегда можно обратиться и ко­торым одновременно очерчивается систематика всех ос­мысленных проблем вообще», - писал Эдмунд Гуссерль в заключении к своим «Картезианским размышлениям».

Последняя книга Гуссерля - «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология» - была практически полностью подготовлена к печати им са­мим еще в 1938 году, но вышла только после его смер­ти, в 1954. В этой работе он пытается исследовать при­чины и истоки упадка западно-европейской культуры и всего западного общества в целом, он обращается к неисследованным к тому времени проблемам социальности и обыденности сознания.

Эдмунд Гуссерль умер в 1938 году, оставив после себя богатое творческое наследие. Его идеи были вос­приняты многими школами философии, психологии и социологии.

 

 

 

 

ЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Предисловие редактора русского издания

«Логические исследования» проф. Э. Гуссерля - пер­вая часть которых, посвященная уяснению понятия и основ науки логики, предлагается теперь вниманию русских читателей -представляют, по согласному мнению специалистов, одно из самых выдающихся произведений логической литературы последних лет. Бесспорная заслуга Гуссерля - все равно, разделяем ли мы его собственную точку зрения или нет - состо­ит в том, что он вносит подлинную ясность в основ­ные логические понятия и тем содействует разрешению споров, которые грозят затянуться до бесконечности в силу двусмысленности и неопределенности понятий и терминов. Таковы споры о «нормативном» или «есте­ственном» характере логических законов, об объектив­ности и субъективности познания, об отношении меж­ду логикой и психологией и т. п.

Сам Гуссерль стоит на точке зрения, которую мож­но было бы назвать идеалистическим объективиз­мом. Он проводит резкую и ясную границу между объективным идеально-логическим содержанием мышления и субъективным, реально-психологичес­ким процессом мышления; на почве этого разгра­ничения он решительно отвергает все попытки пе­ренести на содержание мышления или познания субъективистические или психологистические кате­гории, применимые к процессу мышления и заим­ствованные из рассмотрения последнего. Эта пози­ция находится в двойственном отношении к идеям Канта и к современным философским учениям, от­разившим влияние Канта. С одной стороны, никто глубже, чем Кант, не подметил основного различия между психологическим происхождением и логи­ческим (или гносеологическим) значением наших идей, между генетическим (каузальным) объяснени­ем познания в психологии и критическим уяснени­ем его в гносеологии; достаточно указать, что имен­но это различение положило конец многовековому спору между эмпиризмом и рационализмом путем выяснения, что познание психологически происте­кает из опыта, но логически не может быть целиком обосновано на опытных данных. С другой стороны, однако, можно также сказать, что никто не содейство­вал распространению психологизма и субъективиз­ма в философии более, чем Кант, который заставил весь объективный мир «вращаться» вокруг человечес­кого сознания. Правда, понятия «сознания», «разума» и т. п. употребляются Кантом в столь многозначном и мало выясненном смысле, что, как известно, весь­ма трудно уловить подлинное значение соответству­ющих утверждений Канта. Однако невозможно от­рицать наличность прямых противоречий в его анализе познания, и бесспорно, что оба эти мотива - и психологистический, и антипсихологистический - присутствуют и даже резко выражены в его филосо­фии. Этим было создано, по справедливому замеча­нию Гуссерля, «невыносимое смешение отчасти пра­вильных, отчасти ложных утверждений». В какой мере это смешение царит еще и в современной гносеологии, находящейся под сильнейшим влияни­ем Канта и разных форм кантианства, - это показы­вает представленный Гуссерлем поучительный раз­бор логических работ Зигварта, Эрдмана, Ланге и др. Гуссерль, по меньшей мере, вносит полную ясность в положение дела, решительно примыкая к антипсихологистической тенденции Канта и столь же реши­тельно отвергая противоположную, психологисти­ческую тенденцию.

Еще большее значение имеет труд Гуссерля, если противопоставить его тем уже явно психологисти­ческим и релятивистическим идеям, которые приоб­рели большую популярность в последнее время. Мы разумеем не только логические воззрения Милля, но и главным образом «эмпириокритицизм», а также самоновейшую форму скептического релятивизма - так называемый «прагматизм». Эмпириокритицизм, который пользуется исключительным признанием среди некоторой части нашей интеллигенции, под­вергнут сжатой, но меткой и мастерской критике в особой (IX) главе этой книги. Признание плодо­творности и законности «принципа экономии мыш­ления» как телеологической точки зрения в психоло­гии познания сочетается у Гуссерля с убедительным уяснением несостоятельности этой философской концепции, поскольку она притязает заменить со­бою подлинный гносеологический анализ. О «праг­матизме» Гуссерль еще не упоминает, так как появ­ление его книги (в 1900 г.) предшествует расцвету этого движения, но читателю нетрудно будет отнес­ти общие аргументы Гуссерля и к этой, самой резкой форме критикуемого им субъективизма. Принципи­альный объективизм Гуссерля приобретает, таким образом, и широкий культурно-философский смысл, как одинокий, но сильный протест как бы самого научного духа против распространяющихся влияний скептического и субъективистического умонастро­ения, грозящих пошатнуть доверие к научной исти­не и поколебать ее самодовлеющее значение.

Перевод предлагаемой первой части работы Гус­серля не представлял особых терминологических зат­руднений, так как большинство сложных и трудно передаваемых новых логических терминов, введен­ных Гуссерлем и в изобилии употребляемых им во вто­рой (специальной) части его исследования, либо во­обще не упоминаются в первой части, либо же встречаются в ней только спорадически и без твердо установленного технического значения, так что их можно было передавать описательно и в зависимос­ти от общего контекста. Некоторое сомнение вызы­вала только передача термина «Wissenschaftslehre». Слово «наукоучение», на котором я остановился при его переводе, отчасти неудобно тем, что оно истори­чески ассоциировалось с системой Фихте, к которой идеи Гуссерля не стоят ни в каком близком отноше­нии. Однако заменить его удобным в иных отноше­ниях термином «теория науки» (не говоря уже о ме­нее точных передачах) оказалось невозможным, так как именно теоретический характер этой дисцип­лины является в работе Гуссерля спорным вопросом, подлежащим разрешению. С другой стороны, если сам автор пользуется термином «Wissenschaftslehre» - ко­торый по-немецки тоже ведь непосредственно наво­дит на мысль о системе Фихте - в новом значении, примыкая не к учению Фихте, а к одноименному уче­нию Больцано, то не было основания не делать того же и в русском переводе.

С. Франк.

Спб., октябрь, 1909 г.

Предисловие автора

Логические исследования, опубликование кото­рых я начинаю с этих пролегомен, вызваны были не­устранимыми проблемами, на которые я постоянно наталкивался в моей долголетней работе над фило­софским уяснением чистой математики и которые, в конце концов, прервали ее. В частности, наряду с вопросами о происхождении основных понятий и основоположений математики эта работа касалась также трудных вопросов ее метода и теории. То, что в изложении традиционной или всякого рода новой логики должно было бы казаться легко понятным и до прозрачности ясным, а именно рациональная сущность дедуктивной науки с ее формальным един­ством и символической методикой, представлялось мне при изучении действительной природы дедук­тивных наук сложным и проблематичным. Чем глуб­же я анализировал, тем сильнее сознавал, что логика нашего времени не доросла до современной науки, которую она все же призвана разъяснять.

Особенные затруднения испытал я, занимаясь ло­гическим исследованием формальной арифметики и учения о многообразиях (Mannigfaltigkeitslehre) - дисциплины и метода, выходящих за пределы всех специальных числовых и геометрических форм. Это исследование привело меня к соображениям весьма общего характера, возвышавшимся над сферой ма­тематики в узком смысле и тяготевшим к общей тео­рии формальных дедуктивных систем. Из множества наметившихся при этом проблем я упомяну здесь лишь об одной группе.

Явная возможность обобщений или видоизмене­ний формальной арифметики, путем которых она без существенного нарушения ее теоретического характера и счислительной методики может быть перенесена за пределы количественной области, дол­жна была привести к мысли, что количественное вов­се не относится к универсальной сущности математи­ческого или «формального» познания и вытекающего из него счислительного метода. Когда я затем в лице «математизирующей логики» познакомился с дей­ствительно неколичественной математикой, с нео­споримой дисциплиной, обладающей математичес­кою формой и методом и исследующей отчасти старые силлогизмы, отчасти новые, не известные тра­диционной логике формы умозаключения, тогда предо мною стали важные проблемы об общей сущ­ности математического познания вообще, о есте­ственных связях или возможных границах между си­стемами количественной и неколичественной математики и в особенности, например, об отноше­нии между формальным элементом в арифметике и формальным элементом в логике. Отсюда я, разуме­ется, должен был прийти к дальнейшим, более основ­ным вопросам о сущности формы познания в отли­чие от содержания познания и о смысле различия между формальными (чистыми) и материальными определениями, истинами и законами.

Но еще и в совершенно ином направлении я был втянут в проблемы общей логики и теории позна­ния. Я исходил из господствующего убеждения, что как логика вообще, так и логика дедуктивных наук могут ждать философского уяснения только от пси­хологии. Соответственно этому психологические исследования занимают очень много места в пер­вом (и единственном, вышедшем в свет) томе моей «Философии арифметики». Это психологическое обоснование в известных отношениях никогда не удовлетворяло меня вполне. Где дело касалось про­исхождения математических представлений или развития практических методов, действительно оп­ределяемого психологическими условиями, там результат психологического анализа представлял­ся мне ясным и поучительным. Но как только я пе­реходил от психологических связей мышления к логическому единству его содержания (единству теории), мне не удавалось добиться подлинной связности и ясности. Поэтому мною все более ов­ладевало принципиальное

Размер файла: 356.51 Кбайт
Тип файла: rar (Mime Type: application/x-rar)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров