Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Валерий Куринский. Когда нет гувернантки...

Валерий Куринский
Когда нет гувернантки...
Автодидактика для детей и взрослых
Оглавление
Об авторе
О печатном издании
О словах-пришельцах, а также понемногу обо всем, о чем пойдет речь дальше...
Многообразие движений
Как сделать интерес
Сказ про то, что нужно кроме фуганка, рубанка и наждака, чтобы себя построить
Учимся бросать дело, чтобы скорее его сделать
Атомарная честность
И опять - движение, движение, движение, или Человек - книга движения мыслей
О человеке, который увяз в болоте, потому что не прочел главу: "Творческий
повтор"
Что такое настройки мозга, незапоминание понарошку и противоречия, из которых
все вырастает
Кто поощряет человека за творчество
Правила автодидактики
Стратегия и тактика для тех, кто хочет правильно вытащить репку
Мантровый способ засыпания, или Колыбельная на букву "С"
Сколько языков мы учим
Для чего нужен самоанализ, или Как я сам с собой могу поссориться
Самоопрос и другие приемы самоанализа
Ассоциирование
Медленное чтение
Арабский шах Алгоритм и предметы, которыми мы себя окружаем
Садимся делать уроки
Лингвя-, лингве-, лингвистическая модель, или Как стать Мастером?
Веселый повтор: - Опять зубришь? - Нет. Пою
Бокс с Хэмингуэем, или Какие книжки мы читаем
Сколько инструментов нужно Мастеру?
Способы ускорения в обучении, или Как спешить не спеша
Как сжать время, чтобы не продула скука
Как найти свой талант
Валерий Куринский
Когда нет гувернантки...
Автодидактика для детей и взрослых
Москва - Санкт-Петербург - Нью-Йорк 1997
© Куринский В. А.,1997
© "Автодидакт ",1997
Редакторы Л.В.Смакова, Л.И.Жилина
Младший редактор Р.3. Безродная
Корректор Н.Л.Максимова
Компьютерный набор В.Г.Галубева
Подготовка оригинал-макета И.И. Чижиков
"Автодидакт "ЛР No063286 от 14 февраля 1994 г.
О словах-пришельцах, а также понемногу обо всем,
о чем пойдет речь дальше...
Вы слышали о "контактерах" с пришельцами из Космоса? Где только не пишут о них -
в газетах, журналах, книгах. И кто только о них не говорит - дедушки, бабушки,
мамы и даже малыши из подготовительной группы. Кому из этих "контактеров"
верить? Может, кто-то сказал неправду? Иногда так случается, даже когда человек
уверен, что сказал правду (неправда есть правда для него). Контакт с правдой и
должен занимать нас прежде всего, когда мы говорим на какую-либо тему. Но я
заговорил о контактерах совсем не потому, что собираюсь посвятить им эту книжку.
Мы использовали иностранное слово "контакт". И еще - производное от него
"контакте?". А остальные слова в языке - родные или иностранные? Вы этого еще не
знаете, контактируя со словами. Они, должно быть, как живой человек, как нечто,
приходящее из Космоса.
Маша с первого этажа и Сережа с четвертого -тоже контактеры. Потому что слово -
пришелец в каждом детстве. Когда вы были совсем маленькими, слова
отождествлялись у вас с предметами (то есть были тем же самым, что и предмет,
который они обозначают). А когда подросли и пошли учиться в школу, стали их
часто безвозвратно разъединять - слово и предмет (я говорю об абстракциях).
Со словами, переставшими быть предметами, скучно. А как они перестают быть
предметами? Очень просто - я не понимаю чего-то и использую слово без понимания.
Детям часто объясняют то, что вы могли бы понять только тогда, когда увидели бы
собственными глазами. Слова остаются словами, если не было увидено и услышано
то, что в них заключено. Поэтому нет контакта с сутью слова. А где же суть? Суть
- в кончиках пальцев, в переживаниях, которые появляются, когда видишь
изображенное этим словом наяву, в жизни.
Можно мысленно ощупать форму предмета, можно нарисовать его самому, можно спеть
вслед за ручьем то, что он прожурчал. Можно подражать пению птицы - как
какой-нибудь пустельги. И каждый раз эта проба будет такой, какой еще не было
никогда. Поэтому и смысл понятого будет иным в каждом случае. Мы пользуемся
знаками - плюс и минус, например, цифрами, буквами и другими. Плюс - две
перекрещенные палочки - означает прибавление, сложение, сочетание одного с
другим, означает, что чего-то станет больше. В этом знаке тоже есть смысл. Его
автор взял палочку и прибавил к ней еще одну. А чтобы получился другой знак -
минус - отнял палочку. Если будешь знать, как придумали эти два знака, запомнишь
их хорошо. Так точно и со словами. Все, что было сказано по делу, всегда
выражено таким образом, что в основе своей имело слово, тоже делом
произведенное. Каждый словесный корень шел от потребности выразить действие.
Французский психолог Анри Валлон рассказал потрясающую историю, которая
называется "От действия к мысли". Он совершенно прав: всякое действие только
тогда представляет ценность для нас, когда оно связано с внутренним действием,
когда мы можем его внутренне прожить. А иначе будет просто говорение, формальное
говорение, или риторика.
Кое-кто считает, что дети не могут понять такие слова. Почему? Вы же можете
понять, когда играете искренне в какую-то игру, что здесь есть, скажем, "рай", а
здесь - запретная зона, называемая "адом"... Это так же просто, как говорить,
допустим, "демократизация" или "экология". А взрослые боятся называть вещи
своими именами так же просто, как жизнь детская, быт детский предлагают. Вот
отсюда я и отталкиваюсь, когда считаю, что можно в разговоре с вами употребить
вроде бы сложное слово -"морфологизация". Позже из нашего разговора станет ясно,
что суть его (или: этого действия, процесса) известна каждому ребенку. Мир
ощупывается, мир завоевывается органами чувств. И если мы знаем устройство слова
на уровне смысла, который понимаем, ощущаем, а не на уровне этимологического
словаря (спроси у взрослых, о каком словаре идет речь), то это ценнее, чем знать
происхождение слова.
Маленький человек, который хочет увидеть что-либо, наверное, уже был охвачен
интересом, уже был как бы предрасположен к понятию (представлению о чем-либо),
которое в нем формируется, обретает форму. Пока понятие не сформировалось, он
обязательно будет испытывать жгучий интерес к этому предмету. Как только интерес
прошел, все стало уже абстракцией,. чем-то отвлеченным. Не любимой лошадкой
Зорькой с белым пятнышком на лбу, а просто лошадью, каких тысячи. Слово
становится отвлеченным знаком, зовом к тому, чтобы, увидев на картинке в
учебнике лошадь, дать ей определение: "Это конь". Но должна быть и другая,
обратная морфологизация: когда ты, увидев знак - "лошадь", вспомнишь свою
Зорьку, похрустывание сена и топот копыт. Благодаря этому действию ты понимаешь
теперь, как устроен сам знак (например, распознаешь "конструкцию" плюса - он,
оказывается, является соединением двух палочек).
Может быть, тебе покажется, что я говорю немного сложно и тебе не все понятно,
но мы уже договорились не бояться называть вещи своими именами. Если тебе что-то
непонятно сегодня, завтра все обязательно прояснится. Главное - идти вперед. Мы
еще разберем подробно то, о чем здесь идет речь, несколько как бы сжато,
конспективно, как говорят взрослые.
И вот теперь можно сразу перейти к вопросу, сколько "инструментов" нужно
растущему человеку. Конечно, самый главный "инструмент" -умение слышать себя.
Необходимо научиться слышать себя, слушать, видеть, смотреть в себя,
заглядывать. В самом ли деле я эту правду ощущаю как правду, или этого в моих
чувствах нет? И были ли встречи с контакторами? Человек, что-то видящий в своем
воображении, тоже видит. Он не врет, он говорит правду, но в реальности ли этого
измерения существует воображенное?
Мы говорим, что существует одиннадцать измерений. Можем говорить о том, что
существует двадцать измерений. Сколько же их? С позиций человека, который хочет
абсолютно все расставить по своим местам, это очень важный вопрос. С позиции
человека, который обладает гармоничным мышлением (а он понимает вечную
ограниченность человеческого познания, шире использует интуицию, смело выдвигая
самые дерзкие гипотезы, склоняя голову перед Творцом), - это совершенно не
важно. Потому что количества могут оказаться бесконечными. Другими словами,
смысл познания всегда шаток, всегда валок, в нем никогда нет окончательной
устойчивости. И одна из самых главных посылок - утверждение познания как
неустойчивого. Процесс познания идет, мы учимся, но прекрасно понимаем:
психологическая опора здесь заключается в том, что мы находимся в этом процессе.
И само по себе познание должно стремиться, наверное, не к информационному
богатству (хочу знать как можно больше), которое очень сомнительно, а к
совершенно другому богатству - богатству, связанному с состояниями.
Самый главный закон - не врать самому себе. Называется он законом атомарной
честности. Атомарная - значит на уровне атома, одной из мельчайших частиц. Надо
с самой большой точностью знать, на самом ли деле мне сейчас, в эту минуту
интересно, или мама сказала, что мне должно быть интересно. Такая честность
должна в тебе всегда присутствовать, когда ты что-то делаешь. Конечно,
совершенно не нужно говорить, что ты честен. Но важно ощущать во время своих
занятий, что ты испытываешь интерес, действительно постигаешь материал, что ты
волнуешься по поводу того, что делаешь.
Волнение может быть с огромным количеством оттенков. Если этот оттенок связан,
допустим, просто с тем, что тебя похвалят за хорошую оценку, это, наверное, не
очень хорошо. Хорошо, когда ты будешь радоваться, скажем, из-за того, что помог
другу или спас кошку, защитив ее от обидчика и не позволив причинить боль, -
когда ты сделал доброе дело. Разные состояния и степени взволнованности по
важным для человечества поводам и определяют в конце концов культуру человека и
его способность обучаться.
Если учишься только лишь для того, чтобы тебя похвалили, постепенно станешь
человеком, который не умеет, не может учиться, не способен учиться так, как мог
бы. Человек, оказывается, приобретает талант (а это доказывают многочисленные
эксперименты в "лаборатории", которая называется "человеческая история"), когда
имеет чистый помысел. Поэтому надо сейчас, пока у нас за плечами совсем
небольшой жизненный опыт, определить, а какие же волнения лучше испытывать -
волнения по поводу похвалы за "пятерку" или по поводу того, что я, допустим,
кого-то спас или кому-то помог. Это же совершенно разные волнения.
Некоторые взрослые относятся к детям снисходительно, думают приблизительно так:
"Маленький - значит глупенький". На самом деле ребенок понимает гораздо больше,
чем может сказать словами, которые уже знают взрослые "дяди" и "тети". Маленький
человек даже в возрасте четырех, пяти лет прекрасно понимает (по-своему,
конечно) что справедливо, а что несправедливо. Но взрослые этого часто не
учитывают. И оттого, что у ребенка подавляется чувство справедливости, он теряет
талантливость свою, которая, конечно же, в нем есть от природы - во всяком
случае, к чему-нибудь обязательно.
Если чувство справедливости притупляется, возникают затруднения в обучении.
Поэтому сейчас самое главное для маленького ученика -сесть дома где-нибудь в
уголке и подумать, справедлив ли он по отношению к тому, что думает о своих
знаниях. Врет ли себе, когда читает задание к уроку вроде бы с интересом. То
есть много ли у него вранья в жизни или нет. Вот с этого начинается
справедливость. А если искать несправедливость где-то вне себя, за пределами
себя, только в отношении папы, мамы или учителя к тебе, ничего хорошего из
этого, конечно, не получится, потому что ты не будешь правильно видеть себя.
Учиться правильно видеть себя надо не в зеркале, а в тех действиях, которые
прежде всего связаны с чувством справедливости. Называются эти действия
этическими, нравственными. Мы совершаем их, не перемещаясь в пространстве. То
есть совершаем условно, про себя, в воображении, о котором в школьные годы
говорят, к сожалению, слишком поздно, когда учат психологию в старших классах.
Если вообще учат. А то иногда отменяют.
Эта же часть учебы - "наука воображения" -такая, какой нам нужно ее
представлять, должна быть продумана с первого класса, должна быть продумана с
детского садика каждым из нас. Здесь нет совершенно никаких препятствий ни у
маленьких, ни у больших. Потому что с нее начинается практически всякое
действие, связанное с обучением. И отсюда же начинается удовлетворение, которое
ты испытываешь потому, что стал свободен. Ты освободился прежде всего от
тщеславия и начинаешь заниматься истинными, или, скажем лучше, как мы уже
условились раньше, справедливыми делами, действиями, поступками, понимая, что
они вырастают сначала в тебе, а потом уже вне тебя.
Многообразие движений
Движение всегда понимается слишком просто, даже примитивно. Едет машина, летит
самолет, плывет пароход. Это все движения. Человек может перемещаться по
комнате, двигать руками, ногами. Может даже шевелить ушами. Я помню ребят, с
которыми учился, -они это прекрасно делали. И я лично им очень завидовал.
А что происходит, когда мы говорим? Прежде всего, открываем рот, а значит,
двигаем челюстями. Двигаются язык, голосовые связки. Но разве это самое первое
при таком движении, которое называется говорением? Разве это первично? Думаю,
даже самым маленьким понятно, что должно еще что-то происходить, наверное.
Где-то должно зарождаться движение, где-то должен быть "родник", из которого
вытекает "ручеек" движения. Очевидно, он находится в нашем организме более
глубоко. Мы не будем называть сейчас те части головного мозга, нервной системы,
которые принимают участие в зарождении движения. Это для нас еще слишком сложно.
Нам надо остановиться на одном очень интересном движении, которое тоже
происходит в мозгу, хотя оно совсем не такое, как, допустим, при ходьбе. В мозгу
совершают движение очень маленькие частицы - катионы, которые я для удобства
даже назвал бы существами, потому что в чем-то они и есть существа. Ведь очень
трудно четко определить границу между миром минеральных веществ и миром живых
существ, установить, когда прекратило существование одно и когда началось
другое. Катионы, которые условно будут фигурировать у нас как живые, действуют,
двигаются, изменяются под влиянием других "существ". Как в сказке! И это


Размер файла: 285.97 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров