Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (2)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (2)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (10)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (11)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (11)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Аграрная реформа Петра Столыпина

 Столыпинская аграрная  реформа,  о  которой  в наши дни
много творят и пишут, в действительности - понятие условное.
В том смысле условное, что она, во-первых, не составляла
цельною замысла и при ближайшем рассмотрении распадается на
ряд мероприятий, между собой не всегда хорошо состыкованных.
Во-вторых, не совсем правильно и название реформы, ибо
Столыпин не был ни автором основных ее концепций, ни разра-
ботчиком. Он воспринял проект в готовом виде и стал как бы
его приемным отцом. Он дал ему свое имя, последовательно и
добросовестно защищал его в высшей администрации, перед за-
конодательными палатами и обществом, очень им дорожил, но
это не значит, что между отцом и приемным чадом не было про-
тиворечий. И, наконец, в-третьих, у Столыпина, конечно же,
были и свои собственные замыслы, которые он пытался реализо-
вать. Но случилось так, что они не получили значительною
развития, ходом вещей были отодвинуты на задний план, зачах-
ли, а приемный ребенок после недолгого кризиса, наоборот,
начал расти и набирать силу. Пожалуй, можно сказать, что
Столыпин "высидел кукушкина птенчика".
Когда люди долю живут вместе, они начинают походить
друг на друга. Приемный сын может обрести значительное
сходство с отцом. И ни о чем не догадывается тот, кто не
знает тихой семейной драмы. Впрочем, обо всем по порядку.
Мы помним, что Столыпин, будучи саратовским губернато-
ром,предлагал организовать широкое содействие созданию креп-
ких индивидуальных крестьянских хозяйств на государственных
и банковских землях. Эти хозяйства должны были стать приме-
ром для окружающих крестьян, подтолкнуть их к постепенному
отказу от общинною землевладения.
Когда Столыпин пришел в МВД, оказалось, что там на это
дело смотрят несколько иначе. Длительный период, когда влас-
ти цеплялись за общину как за оплот стабильности и порядка,
уходил в безвозвратное прошлое. Подспудно и постепенно брали
верх иные тенденции. В течение ряда лет группа чиновников
МВД во главе с В.И. Гурко разрабатывала проект, долженство-
вавший осуществить крутой поворот во внутренней политике
правительства. К приходу Столыпина Гурко занимал пост това-
рища министра, основные идеи и направления проекта уже сфор-
мировались, работа продолжалась.
В отличие от столыпинского замысла, проект Гурко имел в
виду создание хуторов и отрубов на надельных (крестьянских)
землях (а не на государственных и банковских). Разница была
существенной. Впрочем, не это было самое главное в проекте
Гурко. Образование хуторов и отрубов даже несколько притор-
маживалось ради другой цели - укрепления надельной земли в
личную собственность. Каждый член общины мог заявить о своем
выходе из нее и закрепить за собой свой чересполосный надел,
который община отныне не могла ни уменьшить, ни передвинуть.
Зато владелец мог продать свой укрепленный надел даже посто-
роннему для общины лицу. С агротехнической точки зрения та-
кое новшество не могло принести много пользы (надел как был
чересполосным, так и оставался), но оно было способно сильно
нарушить единство крестьянского мира, внести раскол в общи-
ну. Предполагалось, что всякий домохозяин, потерявший в сво-
ей семье несколько душ и со страхом ожидающий очередною пе-
редела, непременно ухватится за возможность оставить за со-
бой в неприкосновенности весь свой надел. Проект Гурко
представлял собой удобную площадку, с которой правительство
могло приступить к форсированной ломке общины. Столыпин же,
как мы помним, будучи саратовским губернатором, не ставил
вопрос о такой ломке.
Конечно, Столыпин не мог не считаться с проделанной в
министерстве до его прихода работой. Не мог он не учитывать
и настроений поместною дворянства, которое по ходу революции
оказалось едва ли не единственным классом, верным режиму. В
мае 1906 г. на первом съезде уполномоченных дворянских об-
ществ с докладом "Основные положения по аграрному вопросу"
выступил Д.И. Пестржецкий, чиновник МВД, принимавший участие
в разработке аграрных проектов.
Правительство стремилось во что бы то ни стало отмеже-
ваться перед дворянами от думских проектов принудительною
отчуждения помещичьей земли, а потому основная часть доклада
была посвящена критике таких проектов. Докладчик утверждал,
что в целом по стране "за последнее время никакого реального
основания для огульного наделения крестьян землею не возник-
ло". Отдельные случаи малоземелья, говорилось в докладе, мо-
гут быть ликвидированы при помощи покупки земли через
Крестьянский банк или путем переселения на окраины. В общем
же должны быть предприняты меры "к улучшению и более полному
использованию надельной площади" (введение многопольных се-
вооборотов, лучшая обработка и удобрение земли, переход от
общинной к личной собственности, расселение крупных дере-
вень, уничтожение внутринадельной чересполосицы, создание
хуторов). "Инициатива по введению улучшений в крестьянском
хозяйстве,- подчеркивалось в докладе,- должна составить
предмет главнейших забот государства и земства. Следует от-
решиться от мысли, что когда наступит время к переходу к
иной, более культурной системе хозяйства, то крестьяне пе-
рейдут к ней по собственной инициативе. Во всем мире переход
крестьян к улучшенным системам хозяйства происходил при
сильном давлении сверху". Нечто подобное, мы помним, говорил
Столыпин на заседании Гродненского комитета. Эту же мысль,
надо думать, он проповедовал и в министерстве.
Настроение прибывших на съезд дворян не было единодуш-
ным. Некоторые из них были настолько напуганы революцией,
что считали необходимым сделать уступки. "Лучше всею сразу,
не унижаясь до принудительного отчуждения, заранее удовлет-
ворить требования крестьян...- сказал саратовский земский
деятель граф Д.А. Олсуфьев. - Мы должны добровольно идти
навстречу к продаже крестьянам земли, сохраняя и за собой
часть... Компромисс необходим... Как во время бури бесполез-
на борьба, так и здесь упрямое отношение будет гибельно для
дела". Но эти здравые рассуждения не встретили сочувствия у
большинства присутствующих. "Дворянство Рязанской губернии,-
решительно возразил Л.Л. Кисловский,- не находится в таком
цветущем состоянии, чтобы оно могло делать подарки и прино-
сить жертвы. Наоборот, когда нас выбирали уполномоченными,
то нам рекомендовалось заботиться о неприкосновенности част-
ной собственности". Путаная речь князя А.А. Крапоткина нача-
лась с ошеломляющею заявления о том, что надо "запретить на-
роду плодиться".
Затем разгорелся спор между крайними и умеренными про-
тивниками общины. Когда один из прибалтийских баронов назвал
общину "рассадником социалистических бацилл", то А.А. Нарыш-
кин возразил, что в Прибалтике общины нет, а между тем прои-
зошла "страшная революция". Б.И. Кринский заявил, что "аг-
рарные беспорядки были только там, где существует община".
На это полтавский депутат С.Е. Бразоль ответил, что в Пол-
тавской губернии общинного землевладения почти нет, а "аг-
рарные беспорядки" начались еще в 1902 г.
Однако большинство уполномоченных было настроено реши-
тельно против общины. "Община - это то болото, в которое
увязает все, что могло бы выйти на простор,- сказал К.Н.
Гримм,- благодаря ей нашему крестьянству чуждо понятие о
праве собственности. Уничтожение общины было бы благодетель-
ным шагом для крестьянства". Эти же мотивы повторялись в
резких нападках на общину В.Л. Кушелева, князя А.П. Урусова,
П.В. Попова. Община, подчеркивали дворянские представители,
должна быть безусловно уничтожена.
Нападки на общину в какой-то мере были лишь тактической
уловкой правого дворянства: отрицая крестьянское малозе-
мелье, помещики стремились перевалить на общину всю ответс-
твенность за крестьянскую нищету. Кроме того, в период рево-
люции община сильно досадила помещикам: крестьяне шли гро-
мить помещичьи усадьбы всем миром, имея в общине готовую ор-
ганизацию для борьбы. Даже в мирное время помещик чувствовал
себя увереннее, когда имел дело с отдельным крестьянином, а
не со всей общиной.
Вопрос о хуторах не вызвал больших прений. Сами во себе
хутора и отруба мало интересовали дворянских представителей.
Главные их заботы сводились к тому, чтобы закрыть вопрос о
крестьянском малоземелье и избавиться от общины. Правитель-
ство предложило раздробить ее при помощи хуторов и отрубов,
и дворянство охотно согласилось. Правда, 29 депутатов во
главе с Д.А. Олсуфьевым представили особое мнение, предосте-
регая против "схематически-шаблонною, однообразно-догмати-
ческого решения в центральных учреждениях аграрного вопроса
без достаточного внимания ко всем разнообразным бытовым,
племенным, географическим и другим особенностям России". Но
эти весьма резонные доводы не встретили понимания, и боль-
шинство депутатов поддержало представленные министерством
тезисы, тщательно вычеркнув из них слово "малоземелье".
Между тем обстановка в стране была неопределенная. Дав-
ление дворян уравновешивалось давлением Думы и крестьянства.
После роспуска I Думы ситуация еще более обострилась. В кон-
це августа 1906 г. Столыпин провел мероприятия по передаче
Крестьянскому банку части государственных и удельных земель
для продажи крестьянам. Тем самым он приступил к исполнению
своею замысла, созревшего еще в Саратове. По существу, выра-
жаясь современным языком, речь шла о приватизации части го-
сударственного имущества.
Эти мероприятия вызвали возражения со стороны Гурко. Он
считал, что казенные земли и так почти всецело были в руках
крестьян, которые многие годы снимали их в аренду. Проведе-
ние такой меры, опасался он, оживит у крестьян надежды на
то, что в дальнейшем они заберут в свои руки и помещичьи
земли. Отношения между Столыпиным и Гурко, по-видимому, были
достаточно плохими. В воспоминаниях товарища министра внут-
ренних дел сквозит презрительно-высокомерное отношение к
своему бывшему шефу. По мнению Гурко, он был "полный невежда
в экономических вопросах", не имел "достаточной подготовки
для того, чтобы справляться со многими фундаментальными
проблемами государственной жизни" и плохо председательство-
вал в Совете министров (не умел резюмировать дебаты и сос-
тавлять резолюции).
У Гурко возникли сильные подозрения относительно даль-
нейших намерений Столыпина, когда известный латифундист граф
А.А. Бобринский передал ему слова, сказанные мимоходом гла-
вой правительства: "Вам придется расстаться с частью своих
земель, граф".
У страха, как известно, глаза велики. В действительнос-
ти Столыпин, думается, не допускал и мысли о полной ликвида-
ции помещичьего землевладения. Иное дело - частичное его ог-
раничение. М.П. Бок привела в своих воспоминаниях следующие
слова отца: "Не в крупном землевладении сила России. Большие
имения отжили свой век. Их, как бездоходные, уже сами вла-
дельцы начали продавать Крестьянскому банку. Опора России не
в них, а в царе". Что-то похожее Столыпин, надо думать,
действительно говорил - и это не было сказано случайно, под
впечатлением от нескончаемых крестьянских бунтов. Бунты в
конце концов прекратились, но осталось это убеждение, засев-


Размер файла: 52.94 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров