Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Призраки в Тель-Авиве. Ш. Сандлер

30 марта 1998 года в полицейский участок южного Тель-Авива пришла

молодая женщина. Она была вся в слезах и долго не могла говорить.

  Дежурный следственного отдела лейтенант Кадишман привычно поднес

пострадавшей стакан с водой:

  - Что с вами случилось, мадам? - вежливо спросил он. Дрожащей рукой

женщина приняла воду и, судорожно отпив глоток, немного успокоилась:

  - Меня зовут Елизавета Шварц - сказала она - я живу на улице Членова.

  Вчера ко мне пришел дедушка.

  И снова она ударилась в слезы, бурно переживая постигшее ее

несчастье.

  - Госпожа Шварц, - сдержанно сказал полицейский, - может быть вам нужен

врач?

  - Нет, что вы, - испугано, сказала женщина, - мне нужны вы, господин

инспектор.

  - Тогда возьмите себя в руки и начните все по порядку. - Женщина

тяжело вздохнула:

  - Вчера кто-то постучал к нам в дверь, я подумала, что это няня (она

никогда не пользуется звонком), но когда я открыла - это оказался старый

и больной человек. - "Надо же, какие подробности" - усмехнулся про себя

Кадишман.

  - Он сказал вам что-нибудь?

  - Нет, но мне показалось, что я уже где-то видела его.

  - Может быть, он угрожал вам?

  - Что вы, напротив, он смотрел на меня очень ласково. - Кадишман

удивленно вскинул бровь:

  - Но что привело вас в такое состояние, мадам?

  - Видите ли, он все разглядывал меня и молчал, и это мне не понравилось.

  - Как долго вы молчали?

  - Минуты две, наверное, потом я спросила - "Что вам угодно, господин?",

но он не ответил мне, а показал на шрам, пересекавший его бледное лицо.

  - Давайте опустим художественные детали, - поморщился Кадишман, -

итак, он указал вам на свой шрам?

  - Да, и я вдруг вспомнила кто это.

  - Может быть, поделитесь воспоминаниями, мадам?

  - Такой шрам был у моего деда. Я узнала его.

  Женщина по инерции всхлипнула и лейтенант, боясь нового взрыва

рыданий, поспешно протянул ей стакан.

  - Чем уж так насолил вам родной дедушка, что вы не можете говорить о

нем без слез?

  Взбалмошные дамочки, подобные этой, обращались иногда в полицию по

совершенным пустякам.

  - Он вошел в прихожую, - продолжала Елизавета, - внимательно оглядел

ее и вышел.

  - Госпожа Шварц, - напомнил Кадишман, - люди, тем более близкие, имеют

обыкновение входить и выходить из прихожей...

  - Я знаю об этом...

  - Но почему вас это так взволновало? - Кадишман не мог взять в толк,

чего, собственно, от него добивается эта нервная дамочка.

  - Видите ли, мой дедушка умер много лет назад, - угнетенно сказала

дама, наблюдая как у лейтенанта, вдруг перекосилось лицо.

 

 

 

                                  Глава 2

 

 

 

 

  Весной 1998 года Василию исполнилось двадцать шесть.

  В двадцать лет он стал чемпионом Израиля по боксу и отправился в Америку

искать счастья на профессиональном ринге. Его первый бой широко

рекламировали все еврейские организации США, и проходил он в знаменитом

Медисон Сквер Гарден, знавшем боксеров куда более именитых, чем Вася.

  Одна из газет, выходящая в Лос-Анджелесе на идиш, восторженно сравнивала

его с библейским Самсоном и предсказывала блистательную карьеру на

поприще мирового бокса. Увы, всем этим прогнозам не суждено было сбыться;

в первом же раунде, получив сильнейший нокаут от более техничного

чернокожего боксера, Василий навсегда оставил большой ринг и неожиданно

для всех женился на дочери бывшего академика, которая посоветовала ему

заняться мелким бизнесом. Именно с этого знаменательного события начались

все его неудачи.

  Пробуя себя сначала в качестве владельца рыбного ресторана, а затем

оптового поставщика туалетной бумаги, Василий быстро спустил состояние

своих родителей, развелся с высокородной супругой, к которой перешла вся

его скромная недвижимость.

  Академик тяжело принял развод единственной дочери, считал зятя жалким

продуктом еврейского пост модернизма и не сомневался в том, что "по этому

прохвосту плачет каталажка"

На израильском ринге Васе не было равных, но зарабатывать на жизнь в

качестве любителя нечего было и думать. У него был неплохо поставлен удар

справа, и это позволило ему некоторое время подрабатывать вышибалой в

одном из ресторанов южного Тель-Авива.

  Однажды, повздорив с занудливым клиентом, усомнившимся в кошерности

поданной ему свинины, он не рассчитал силы, и блестящая серия боковых,

проведенная им в стиле незабвенного Роки Марчиано, имела весьма печальные

последствия.

  Клиента между тем предупреждали, что дело он будет иметь с чемпионом

страны в среднем весе, но тот предпочел "Разбираться с шефом", вынудив

чемпиона пустить в ход свою коронку.

  Выплатив пострадавшему компенсацию за нанесение ущерба, выразившегося в

сильнейшем сотрясении мозга, который, как оказалось, наличествовал все же

у того под кипой, он остался без единого гроша в кармане и серьезно

задумался о том, как бы ему устроить жизнь так, чтобы в дальнейшем не

размахивать кулаками.

 

  * * *

 

 

  Заявление Елизаветы Шварц было столь нелепым и абсурдным, что в первую

минуту Кадишман растерялся, и от неожиданности у него пересохло в горле.

  Он и сам не прочь был отпить теперь глоток воды из стакана, который

минуту назад столь "любезно" предлагал этой экзальтированной даме.

  - Почему вы решили, что это ваш умерший дедушка? - спросил Кадишман вдруг

осевшим голосом, - это вполне мог оказаться человек на него похожий?..

  - Вы правы, - сказала Шварц, - поначалу я так и подумала, но другой

человек не стал бы вести себя так не - логично.

  - В чем вы узрели отсутствие логики? - недоверчиво спросил лейтенант.

  Он уже успел промочить горло, и в голосе его снова зазвучали насмешливые

нотки.

  - Хотя бы в том, - запальчиво сказала Елизавета, - что приходит человек с

улицы, по-хозяйски оглядывает квартиру, будто вспоминает что-то и, не

проронив ни слова, столь же неожиданно покидает ее.

  - Ваш дед, надо полагать, жил в этой квартире?

  - Он оставил ее мне.

  - Стало быть, он хорошо знал расположение комнат?

  Кадишмана раздражала эта женщина.

  Ей, наверное, кажется, что полиции больше нечего делать, кроме как

вытягивать слова из впечатлительных дамочек.

  - Это была его квартира, - сказала Елизавета, досадуя на привередливого

лейтенанта, не понимавшего столь очевидных вещей.

  - Странная история получается, мадам: дедушка ваш прибыл с того света,

чтобы навестить внучку, по которой слегка соскучился?

  Елизавета робко пожала плечами, словно извиняясь за странную историю:

  - Я и сама не знаю, что думать, господин инспектор.

  - А нервы у вас, случаем, не пошаливают, мадам?

  - Не знаю, - тихо вздохнула Елизавета, - мы с Гаври в последнее время

часто ссоримся...

  - Кто такой Гаври? - сказал Кадишман, удивленный столь неожиданным

поворотом беседы.

  - Гаври - это мой муж.

  - Какое он имеет отношение ко всей этой, извините, истории?

  - Мы бранимся с ним из-за детей, - сказала Елизавета, - у нас двойня -

девочка и мальчик. Он балует малышей, а я пытаюсь приучить их к порядку.

  - Послушайте, госпожа Шварц, - возмутился Кадишман, - зачем вы

рассказываете мне все это, я ведь не педагог и даже не психолог, к вашему

сведению...

  - Да, но должна же я вам сказать, как это было...

  - Я следователь, мадам, - строго напомнил Кадишман, - и меня интересуют

одни лишь сухие факты!

  - А я вам, что мокрые подаю? - вспылила Елизавета.

  - Не надо нервничать, мадам!

  - Я абсолютно спокойна, господин инспектор!

  - Вот и прекрасно, скажите, а ваш дедушка после этого приходил к вам еще?



Размер файла: 649.44 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров