Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Визит после полуночи. Н. Оганесов

Мы идем по пустынному перрону навстречу  движущимся  вагонам  скорого

пассажирского поезда. Мокрый, с матовыми от тумана  окнами,  он  блестит

рифлеными боками в мертвенно-белом свете фонарей.

   Мимо проплывает нужный нам пятый вагон. На ступеньке  у  входа  стоит

высокий грузный мужчина - судя по форменной фуражке, проводник. Он заме-

чает нашу группу, ждет, когда состав окончательно остановится, потом не-

уклюже соскакивает на платформу и, зажав под мышкой  сигнальные  флажки,

пропускает меня и моих спутников в вагон.

   В коридоре нас встречают несколько пассажиров. Они стоят  в  проходе,

настороженно смотрят на идущего первым  сержанта.  Тот  останавливается,

вежливо просит их разойтись по своим местам. Узкий коридор пустеет, ста-

новится видна ковровая дорожка, местами вытоптанная до серой волокнистой

основы

   - Где? - спрашиваю у проводника.

   - В восьмом, - понимает он с полуслова. - Я запер. Ключ у меня.

   Отмечаю про себя, что голос его совершенно спокоен, даже  равнодушен,

будто нет ничего будничней, чем везти в закрытом купе труп человека.

   Волобуев, следователь прокуратуры, просит отпереть  дверь.  Проводник

возится с замком, потом отступает в сторону и замирает.

   На тесном прямоугольнике пола лежит человек. Его лицо уткнулось в лу-

жу крови. Она кажется, почти черной и похожа скорей на пролитый мазут.

   Мы с Волобуевым переглядываемся. Он вместе с экспертом склоняется над

трупом, а я отзываю проводника к Окну.

   - Кто его обнаружил?

   - Пассажир из седьмого купе.

   - Когда?

   - С полчаса назад.

   - Он здесь?

   Проводник кивает на соседнее купе. В эмалированный  ромбик  на  двери

вписана семерка.

   - Сколько пассажиров в вагоне?

   Он беззвучно шевелит губами - пересчитывает.

   - Семеро. - И, угадывая мой следующий вопрос, поясняет: - Все как се-

ли, так и едут. Никто не сходил.

   На всякий случай беру эти сведения на  заметку.  Кажется,  все.  Пока

все. Жестом отпускаю проводника и заглядываю в восьмое купе.

   Туда не войти. Осмотр в разгаре.

   Чтобы не терять времени, стучу в седьмое купе. Дверь мгновенно откры-

вается: похоже, меня ждали.

   На пороге - мужчина лет пятидесяти пяти, с ярко-розовой, в оправе ры-

жеватых волос, лысиной и таким же ярким румянцем на  одутловатых  щеках.

По беспокойному, бегающему взгляду не поймешь - пьян он или  взволнован,

а может, и то, и другое вместе.

   Я здороваюсь, представляюсь, задаю вопрос:

   - Это вы обнаружили труп?

   - Да... То есть, нет, - отвечает владелец  розовой  лысины,  и  запах

спиртного снимает сомнения - выпил, причем недавно.

   На нижней полке, в углу, сидит женщина. Лица ее не видно  -  она  де-

монстративно отвернулась к окну.

   - Пройдемте со мной, - приглашаю я мужчину.

   Мы выходим и направляемся к открытой  двери  двухместного  служебного

купе.

   - Ваше имя, фамилия?

   - Жохов Станислав Иванович.

   Он не настолько пьян, как мне показалось сначала.

   - Степан Гаврилович вас дезинформировал, труп обнаружил не я, а Эрих,

- продолжает Станислав Иванович, и у меня  возникает  ощущение,  что  он

присутствовал при нашем разговоре с проводником.

   - Кто это - Эрих?

   - Эрих? - Жохов делает  неопределенный  жест  рукой.  -  Он  тоже  из

восьмого купе, вместе с Рубиным ехали.

   - А кто такой Рубин? - спрашиваю я, потому что... потому  что  каждая

история должна иметь начало.

   - Рубин? - Интонация и жесты повторяются. - Рубин - это тот...  -  Он

морщится, затрудняясь объяснить. - Ну, тот, что лежит там...

   "Тот, что лежит там". Понятно.

   - Расскажите, как все произошло, - прошу я.

   - Я же говорю, что там уже был Эрих.  При  чем  здесь  я?  Ему  лучше

знать, что и как у них произошло.

   - А как вы сами оказались в восьмом купе?

   - Как оказался? - выгадывая время, переспрашивает Жохов. -  Да  очень

просто... Просто оказался. Пошел в туалет, вдруг слышу какой-то шум. Мне

показалось, что там что-то неладно. Ну, я и заглянул...

   - Что это был за шум?

   - Да как вам сказать... Шум как шум, - так и не подобрав нужных слов,

продолжает он. - А может, мне показалось, кто его знает.  Я,  понимаете,

не прислушивался, так что вполне мог ошибиться.

   Собственная непоследовательность нисколько не смущает  Жохова.  Поко-

павшись в кармане, он вытаскивает пачку сигарет, просит разрешения заку-

рить.

   - Значит, так... Когда я вошел, Рубин уже лежал на полу.  Без  движе-

ния. Под головой лужа крови. А рядом с ним на корточках сидел Эрих. Я  в

общем-то не из трусливых, но в тот момент, признаться, растерялся.

   Что делать? Решил звать на помощь. Крикнул что-то, уже не помню,  что

именно. Сразу сбежались люди, ну и пошло-покатилось. Вот и все. Кажется,

ничего не Пропустил.

   - Вы не заметили, что делал Эрих над трупом?

   - Как, что делал? Просто сидел на корточках.

   - Он успел вам что-нибудь сказать, прежде чем вы начали звать на  по-

мощь?

   - Ничего. Это точно. - Станислав Иванович провел ладонью, приглаживая

несуществующую шевелюру. - Когда собрались пассажиры, Эрих  стал  объяс-

нять, что он спал, и его разбудил какой-то шум, это Рубин упал с верхней

полки, разбился. Так он говорил. Все, кто там находился, могут  подтвер-

дить.

   - Вы не заметили, который был час?

   - Точно не скажу, но все произошло с полчаса назад, не  больше.  Зна-

чит... - он глянул на часы, - значит, приблизительно в одиннадцать.

   - Вы заходили в восьмое купе или все время продолжали стоять на поро-

ге?

   - Конечно, заходил. И я, и все остальные. Вы что, не поняли? Мы же не

были уверены, что Рубин мертв. Проверяли пульс, слушали дыхание.

   - Сдвигали труп с места?

   Жохов неопределенно жмет плечами.

   - Да нет вроде. Проводник предупреждал, чтоб  ничего  не  трогали  до

прибытия на станцию.

   - Что вы можете сказать об Эрихе?

   - Что сказать? Ну, познакомились в поезде. Вроде вежливый молодой че-

ловек. Интеллигентный.

   - Не знаете, где он сейчас?

   - Кажется, у Тенгиза.

   - Ясно, - говорю я, но ясности-то как раз и нет. Я поднимаюсь. Следом

за мной поднимается Жохов.

   - Станислав Иванович, вы еще можете нам  понадобиться  для  уточнения

кое-каких деталей. Не возражаете?

   - Конечно, конечно, - соглашается он. - Мы с женой едем  до  конечной

остановки. Если что - добро пожаловать.

   Мы вместе возвращаемся к седьмому купе. Когда дверь  отодвигается,  я

вновь вижу сидящую у окна женщину - очевидно, жену Станислава Ивановича.

Она нервно вскакивает с места, и, за секунду до того, как дверь отрезает

меня от супружеской пары, я успеваю заметить ее искаженное гневом лицо.



Размер файла: 64.37 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров