Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (2)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (2)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (10)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (11)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (11)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Убийство Патрика Мэлони. Р. Дал

     В комнате было натоплено, чисто  прибрано,  шторы задернуты,  на  столе

горели две лампы: одна -- воз­ле нее, другая -- напротив, где стоял еще один

стул. В буфете, у нее за  спиной, были приготовлены  два  высо­ких  стакана,

содовая, виски. В ведерко были уложены кубики свежего льда.

     Мэри Мэлони ждала мужа с работы.

     --  Она то  и дело посматривала на часы, но не с беспо­койством, а лишь

затем, чтобы  лишний раз убедиться, что каждая минута приближает момент  его

возвраще­ния. Движения ее были неторопливы, и казалось, что она все делает с

улыбкой.  Она склонилась над шитьем, и вид  у нее  при этом  был удивительно

умиротворенный.  Кожа  ее  --  она  была  на  шестом  месяце  беременности--

приобрела полупрозрачный  оттенок,  уголки  рта  разгла­дились,  а глаза,  в

которых появилась безмятежность, ка­зались гораздо более круглыми и темными,

чем прежде.

     Когда часы показали без десяти пять, она начала прислушиваться и спустя

несколько минут, как всегда в это время, услышала, как по гравию зашелестели

шины,  потом хлопнула дверца  автомобиля,  раздался звук шагов  за окном,  в

замке повернулся  ключ. Она отложила  ши­тье, поднялась  и, когда  он вошел,

направилась к нему, чтобы поцеловать его.

     -- Привет, дорогой, -- сказала она.

     -- Привет, -- ответил он.

     Она  взяла  у него шинель и  повесила в  шкаф. Затем подошла к буфету и

приготовила напитки -- ему  покреп­че,  себе  послабее;  и  скоро она  снова

сидела  на своем  стуле  за шитьем, а он  --  напротив нее, на своем  стуле,

сжимая  в обеих ладонях высокий стакан и покачивая его,  так что кубики льда

звенели, ударяясь о стенки.

     Для  нее это всегда было самое счастливое время дня. Она знала -- он не

очень-то  разговорится,  пока не вы­пьет  немного, и рада  была после долгих

часов одиноче­ства посидеть и молча, довольная тем, что они снова вместе. Ей

было хорошо с ним рядом, и она чувствова­ла -- почти так же, как, загорая --

солнечные лучи, -- что от него исходит тепло, когда они оставались наеди­не.

Ей нравилось, как он сидит, беспечно развалясь на стуле, как входит  в дверь

или  медленно  передвигается  по  комнате большими шагами. Ей нравился  этот

внимательный и вместе с  тем отстраненный взгляд его  глаз, когда он смотрел

на нее,  ей нравилось,  как он  забавно кривит губы, и  особенно то,  что он

ничего не говорит о своей  усталости и сидит молча до тех пор, пока виски не

сни­мет хотя бы часть утомления.

     -- Устал, дорогой?

     -- Да, -- ответил он. -- Устал.

     И, сказав  это, он  сделал то, чего никогда не делал прежде. Он  поднял

стакан и разом  осушил его,  хотя тот  был полон наполовину --  да, пожалуй,

наполовину.  Она в ту минуту не  смотрела  на  него,  но догадалась,  что он

именно это и  сделал, услышав, как кубики льда  удари­лись  о  дно  стакана,

когда он опустил, руку. Он подался вперед, помедлил с минуту, затем поднялся

и неторопли­во направился к буфету, чтобы налить себе еще.

     -- Я принесу! -- воскликнула она, вскакивая на ноги.

     -- Сядь, -- сказал он.

     --  Когда он снова сел на стул, она обратила  внимание на то, что он не

пожалел виски и напиток в его стакане приобрел темно-янтарный оттенок.

     -- Тебе принести тапочки, дорогой?

     -- Не надо.

     Она смотрела, как он потягивает темно-желтый креп­кий напиток, и видела

маленькие маслянистые круги, плававшие в стакане,

     --   Это   просто  возмутительно,   --  сказала  она,   --  за­ставлять

полицейского в твоем чине целый день быть на ногах.

     Он ничего на это не  ответил, и она снова  склонилась над шитьем; между

тем  всякий раз, когда он  подносил стакан  к губам, она слышала, как кубики

льда стукаются о стенки стакана.

     -- Дорогой,  -- сказала она, -- может, я  принесу тебе немного  сыру? Я

ничего не приготовила на ужин, пото­му что сегодня четверг.

     -- Ненужно, -- ответил он.

     --  Если  ты слишком устал и не хочешь  пойти куда-нибудь поужинать, то

еще не поздно что-то приготовить. В морозилке много мяса, и  можно поесть, и

не выходя из дома.

     Она посмотрела на него, дожидаясь  ответа, улыбну­лась,  кивком выражая

нетерпение, но он не сделал ни малейшего движения.

     -- Как  хочешь,  -- настаивала она, -- а я  все-таки для начала принесу

печенье и сыр.

     -- Я ничего не хочу, -- отрезал он.

     Она  беспокойно  заерзала  на стуле,  неотрывно  глядя  но него  своими

большими глазами.

     -- Но ты же должен поужинать. Во всяком случае я что-нибудь приготовлю.

Я  с удовольствием это сделаю.  Можно сделать баранью отбивную. Или  свиную.

Что бы ты хотел? У нас все есть в морозилке.

     -- Выброси все это из головы, -- сказал он.

     -- Но, дорогой, ты должен поесть. Я все равно что-нибудь приготовлю,  а

там как хочешь, можешь и на есть.

     Она поднялась и положила шитье на стол возле лампы.

     -- Сядь, -- сказал он, -- Присядь на минутку.  Только с этой минуты  ею

овладело беспокойство.

     -- Ну же, -- говорил он. -- Садись.

     Она  медленно  опустилась  на  стул,  не спуская  с него встревоженного

взгляда. Он допил второй стакан и те­перь, хмурясь, рассматривал его дно.

     -- Послушай, -- сказал он, -- мне нужно тебе кое-что сказать.

     --  Что  такое,  дорогой?  Что-то  случилось?  Он  сделался  совершенно

недвижим  и так низко  опу­стил  голову, что свет от лампы падал  на верхнюю

часть его лица, а подбородок  и рот оставались в  тени.  Она уви­дела, как у

пего задергалось левое веко.

     -- Для тебя это, боюсь,  будет потрясением, -- загово­рил он. --  Но  я

много об этом думал и решил, что лучше уж разом все выложить. Надеюсь, ты не

слишком стро­го будешь меня судить.

     И он ей  все  рассказал. Это не заняло у  пего много  времени --  самое

большее, четыре-пять минут, и она  слушала его очень спокойно, глядя на него

с ужасом, который возрастал по мере того, как он с  каждым сло­вом все более

отдалялся от нее.

     -- Ну вот и все, -- произнес он. -- Понимаю, что я не вовремя тебе  обо

всем этом рассказал, но у меня просто нет другого выхода. Конечно же, я  дам

тебе деньги и прослежу за тем, чтобы о тебе позаботились. Но не нуж­но из-за

всего этого поднимать шум.  Надеюсь,  ты не  станешь этого  делать. Будет не

очень-то хорошо, если об этом узнают на службе.

     Поначалу она не хотела  ничему верить и решила, что все это -- выдумка.

Ей пришло в голову, что он, мо­жет, вообще ничего не  говорил и что она себе

все это вообразила.  Наверно, ей лучше заняться  своими делами и вести  себя

так, будто она ничего не слышала, а потом, когда она придет в себя, ей, быть

может, нетрудно будет убедиться в том, что ничего вообще не произошло.

     -- Пойду приготовлю ужин, -- выдавила она  из себя, и  на сей раз он ее

не удерживал.

     Она  не чувствовала  под собой ног, когда  шла по ком­нате.  Она вообще

ничего  не чувствовала --  ее  лишь слег­ка  подташнивало и мутило.  Она все

делала механиче­ски --  спустилась в  погреб, нащупала выключатель, от­крыла

морозилку, взяла  то,  что попалось ей под  руку. Она  взглянула на то,  что

оказалось в руках. То, что она держала, было завернуто в бумагу, поэтому она

сняла бумагу и взглянула еще раз.



Размер файла: 304.05 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров