Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

На полголовы впереди. Д. Фрэнсис

Я шел за Дерри Уилфремом, благоразумно держась шагах в пятидесяти по-

зади, когда  он споткнулся, упал ничком на мокрый  асфальт и остался лежать

без движения. Я остановился. Несколько рук протянулись к нему, чтобы помочь

встать, и я увидел, как  на  лицах тех, кто оказался поблизости,  появились

недоумение, испуг, ужас. Мне же при  виде этого пришло в голову только одно

словцо, краткое и крепкое, но вслух я его так и не произнес.

      Дерри Уилфрем  лежал ничком не шевелясь,  а мимо него  проехали шагом

четырнадцать жокеев на лошадях: в 3.30 на Йоркском ипподроме начинался оче-

редной заезд. Ежась под холодной октябрьской моросью, промокшие жокеи коси-

лись на него без особого любопытства, целиком поглощенные предстоящей скач-

кой. Нетрудно было догадаться, что они подумали: вот лежит пьяный. Не такое

уж редкое  зрелище на ипподроме  ближе к вечеру. Погода скверная, неуютная.

Лежит пьяный, ну и пусть себе лежит.

      Я  незаметно  отступил немного назад и продолжал смотреть.  Несколько

человек из  тех, кто стоял ближе всего  к Уилфрему,  когда он упал,  начали

бочком отходить, поглядывая вслед удалявшимся лошадям: им не терпелось пос-

мотреть заезд. Кое- кто нерешительно  переминался  с ноги на ногу: надо  бы

идти, но как-то неудобно. А один, самый сознательный, кинулся за помощью.

      Я не спеша подошел  к открытой двери бара рядом с паддоком  [Паддок -

огороженная площадка около скаковой дорожки, где перед заездами лошадей го-

товят к скачке. (Здесь и далее - прим. пер.)], откуда выглядывали посетите-

ли. Внутри  бара толпились еще  не совсем просохшие зрители, созерцая жизнь

из вторых рук - по кабельному телевидению.

      Один из стоявших в дверях спросил меня:

      - Что с ним?

      - Представления не  имею, - ответил  я, пожав плечами. - Пьян, должно

быть.

      Проталкиваться в бар я  не стал, а остался стоять у двери  так, чтобы

не бросаться в глаза, словно деталь пейзажа, - просто стоял под выступающим

вперед карнизом, стараясь, чтобы мне не капало за шиворот.

      Тот, сознательный, прибежал назад; за ним шел грузный  человек в фор-

менной одежде - санитар из Бригады Святого Иоанна  [Бригада "Скорой помощи"

Святого Иоанна - благотворительное общество в Великобритании, которое орга-

низует  специальные  посты во время массовых мероприятий, оказывает  первую

помощь пострадавшим  и т.п.]. К этому  времени Уилфрема уже  перевернули на

бок и развязали ему галстук, но при появлении официального лица все с явной

радостью расступились. Санитар  перевернул  Уилфрема на спину и решительным

тоном сказал что-то в микрофон своей рации. Потом он запрокинул голову Уил-

фрема и принялся делать ему искусственное дыхание рот в рот.

      Я подумал,  что ни при  каких обстоятельствах не согласился бы приль-

нуть ртом к губам Уилфрема.

      Возможно, когда совсем не знаешь человека, сделать это легче. Нет, ни

за что, даже ради спасения его жизни. Хотя я предпочел бы, чтобы он остался

жив. Быстрым шагом подошел еще один человек - худой, в плаще. Я его узнал -

это был ипподромный врач. Дотронувшись до плеча санитара, он велел  ему пе-

рестать и сначала приложил пальцы к шее Уилфрема, а потом приставил стетос-

коп к его  груди под расстегнутой  рубашкой. После долгой  дваузы,  которая

длилась, наверное, не меньше минуты, он выпрямился и  что-то сказал санита-

ру, засовывая стетоскоп в карман плаща. Потом так же поспешно  ушел, потому

что вот-вот должен был начаться заезд,  а во время заезда врач должен нахо-

диться у самой дорожки, чтобы оказывать помощь жокеям.

      Санитар еще немного поговорил по рации, но вдохнуть воздух в замершие

легкие больше не пытался. Вскоре появились несколько его  коллег с носилка-

ми, уложили на них тело и унесли, деликатно укрыв одеялом серебристые воло-

сы, мятый темно-синий костюм и остановившееся каменное сердце.

      Люди, кучкой стоявшие  вокруг, с облегчением разошлись. Двое или трое

направились прямиком в бар.  Человек,  который раньше спрашивал меня, задал

вновь пришедшим тот же вопрос:

      - Что с ним?

      - Умер, - лаконично ответил один из  них, хотя все было и так ясно. -

Господи, мне надо выпить.

      Он стал  проталкиваться к  стойке, а стоявшие у двери  зрители, и я в

том числе, вошли вслед за ним, чтобы послушать.

      - Просто упал и умер. - Он  потряс головой. - Вот уж поневоле задума-

ешься. - Он попытался привлечь внимание бармена. - Слышно было, как он хри-

пел... А потом взял и перестал.  Он был уже мертвый, когда подошел этот, из

"Скорой помощи". Бармен, двойной джин. Нет, лучше тройной.

      - А кровь была? - спросил я.

      - Кровь? - Он покосился в мою сторону. - Конечно, нет.  При сердечном

приступе крови не бывает... Бармен, джин с тоником...  совсем немного тони-

ка... поскорее, если можно.

      - А кто он такой? - спросил кто-то.

      - Откуда я знаю? Так, бедняга какой-то.

      На экране телевизора  начался заезд, и все, включая меня, повернулись

и стали смотреть, хотя потом я не смог бы сказать, кто его выиграл. Теперь,

когда Дерри Уилфрем мертв, выполнить  задачу,  стоявшую  передо мной, будет

намного труднее, а может быть,  в  ближайшее время и вообще невозможно.  По

сравнению с этим результаты заезда в 3.30 не имели никакого значения.

      Я вышел из бара, когда все начали расходиться после заезда, и некото-

рое время бесцельно  бродил вокруг, стараясь заметить еще чтонибудь необыч-

ное и, как бывало чаще всего,  ничего такого не обнаружив. В первую очередь

я высматривал кого-нибудь,  кто мог бы  разыскивать Дерри Уилфрема,  и  для

этого  покрутился  у дверей пункта "Скорой  помощи",  но никто про него  не

спрашивал. Вскоре из громкоговорителей донеслось объявление: всех, кто при-

был на скачки вместе с мистером Д. Уилфремом, просили подойти к секретарю в

управлении ипподрома.  Я немного покрутился  и там, но на приглашение никто

не откликнулся.

      Тело Уилфрема на  "Скорой помощи" увезли  в морг, и  через  некоторое

время я на своей скромной "Ауди" тоже покинул ипподром. Ровно в пять я, как

и было велено, позвонил из машины своему непосредственному начальнику Джону

Миллингтону.

      - Что значит - умер? - возмутился он. - Не может быть.

      - Сердце остановилось, - сказал я.

      - Его кто-то убил?

      Ни он, ни я не удивились бы, если бы так и случилось, но я сказал:

      - Нет, никаких признаков убийства. Я весь день за ним следил.  Не ви-

дел, чтобы  кто-нибудь его толкнул,  ничего такого. И крови, повидимому, не

было. Ничего подозрительного. Просто умер.

      - Черт! - сердито  произнес  он, словно в этом  могла  быть моя вина.

Джон Миллингтон, отставной  полицейский (в чине главного инспектора), а те-

перь заместитель  начальника  службы безопасности Жокейского клуба, похоже,

до  сих  пор  так и не смог примириться с тем, что меня каким-то непонятным

образом негласно зачислили в штат его  отдела, хотя за три года моей работы

там мы  с ним выдворили с ипподромов немало  мерзавцев. "Какого дьявола, он

же не профессионал! - запротестовал он, когда меня представили ему в качес-

тве свершившегося факта, а не просто идеи. - Что за нелепая затея!"

      Теперь  он больше  не  говорил, что это  нелепая  затея, но  близкими

друзьями мы так и не стали.

      - Спрашивали про него? - поинтересовался он.

      - Нет, никто.

      - Вы уверены?

      Как всегда, мои способности явно вызывали у него сомнения.

      - Да, безусловно.

      Я рассказал о том, как сторожил под разными дверями.

      - Ну а с кем он встречался? До того, как отдал концы?

      - По-моему,  ни  с  кем, разве что рано утром, еще до того, как я его

засек. Во всяком случае, никого не разыскивал. Сделал пару ставок в "тотош-

ке", выпил  несколько кружек пива, а потом разглядывал  лошадей и следил за

скачками. Сегодня дел у него было немного.



Размер файла: 673.98 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров