Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Нирвана. В. Безымянный

Мертвая девушка лежала на  спине,  глядя  в  потолок  остановившимися

глазами.  Кровь  пропитала  ковер,  свернулась,  и   на   середине   ковра

образовалось бурое пятно, очертаниями напоминавшее Гренландию. Нож вспорол

брюшину, и разверстая рана зияла. Зрелище было не для слабонервных.

     Кто это сделал - гадать не приходилось.  Отброшенный  к  стене  тремя

пулями из маленького "вальтера" в углу комнаты скорчился молодой  человек,

почти юноша. Четвертая засела в стене -  на  нежно-розовых  обоях  темнела

крупная точка.

     - И ведь он, гад, и пробыл-то в  квартире  минут  двадцать  всего,  -

сокрушался вахтер. - Я здесь скоро уже пятнадцать лет - с тех пор, как  на

пенсию вышел, и никогда даже прищепки бельевой не  пропало.  У  нас  народ

обстоятельный живет, серьезный...

     Павел Михайлович Строкач ругнулся про себя. В квартире два  трупа,  а

этот чертов отставник вкручивает ему про прищепки. Серьезный народ!  В  их

городе, типичном для ближнего Подмосковья, дом этот был  известен  всем  и

каждому. Раньше его величали "Дворянским гнездом", теперь  же,  когда  все

чины  и  звания  смешались,  здесь  можно  было  встретить  и   удачливого

коммерсанта, и дельца, и просто темную личность без определенных  занятий.

Именно этот словоохотливый привратник и обнаружил преступление,  и  вызвал

милицию,  и  постарался  избежать  огласки,  и  обеспечил   охрану   места

происшествия. Сейчас он шел бодрым и пружинистым  шагом  перед  Строкачом,

задерживаясь на  мгновение  на  площадках  и  продолжая  сыпать  полезными

сведениями. Строкач слушал его вполуха, поглядывая по сторонам.

     Широкая лестница сияла безукоризненной чистотой. На этот  счет  здесь

все было в порядке, и потому незакрытый  шпингалет  окна  между  вторым  и

третьим этажом немедленно бросился охочему  до  мелочей  майору  в  глаза.

Аккуратно, с  помощью  носового  платка,  он  взялся  за  него.  Шпингалет

повернулся мягко, бесшумно, однако вахтер услышал - приостановился, бросил

короткий недовольный взгляд.

     Вот и четвертый этаж - последний. Справа осталась черная дерматиновая

дверь с выпуклым глазком, за нею исходила визгливым лаем собачонка.

     - Сюда! - сказал  вахтер,  и  они  переступили  порог,  оказавшись  в

небольшой прихожей. - Повезло вам со свидетелем, товарищ  майор.  Кабы  не

я...

     Строкач подумал, что это и в самом деле  так.  Обреутов  был  из  тех

очевидцев и понятых, которые готовы вывалить  перед  следователем  грязное

белье всех, кого им приходилось знать на своем веку. Довольно противно, но

небесполезно.

     Владимир  Лукич  Обреутов,  майор  внутренних  войск  в  отставке,  -

невысокий, полный, туго накачанный  жизненной  энергией,  главными  своими

достоинствами почитал привычку к  порядку  и  лояльность  по  отношению  к

начальству. Он и Строкача "ел глазами" и даже "тянулся" перед ним.

     - У меня все как на ладони, Павел Михайлович. Мышь  не  проскочит.  -

Они беседовали в гостиной, большой комнате с выходом в просторную  лоджию.

- Сыщик этот, Усольцев,  проследовал  в  девять  ноль  пять.  Сказал,  что

приглашен к Минской. Я хотя и знаю его, но  удостоверение  проверил.  Тоже

мне, птица - частный детектив! - Обреутов презрительно  сощурился.  -  Нас

ведь инструктируют, что в районе происходит, кто в  какой  должности,  кто

новый появился, да и сам я привык кое-что подмечать. А Валерия  -  она  со

всякими людьми водилась. Конечно, и работа у нее такая, а все-таки надо бы

с разбором, глядишь - и не было бы  беды.  Валерия  ведь  молоденькая,  но

собой видная, из хорошей  семьи.  Ну,  это  сами  видите,  дом  в  прошлом

обкомовский, не кто попало жил.

     - У вас все? - на всякий случай спросил Строкач.

     - О жильцах. Вы знаете, товарищ майор, завсектором с  третьего  этажа

уехал, а вселился туда некий Теличко. Новая экономика. Делец.

     - А что? Плох жилец?

     - Плох не плох, а вот не наш, и все тут. С  бывшими  секретарями  все

понятно - что и откуда, как-никак семьдесят лет страной  правили.  А  эти?

Все на продажу. Если раньше  золотишком  приторговывали,  то  теперь  чего

только не гонят через границу! Тут тебе и медь, и вольфрам,  и  скандий...

Прямо таблица Менделеева.

     -  Он  что,  имеет  отношение  к  производству  цветных  металлов?  -

заинтересовался Строкач.

     - Да не знаю я, толком не поймешь. Гордый! Бизнес у  него,  понимаете

ли. Обыкновенный ворюга! Мало, что ли,  таких  у  меня  пересидело?  Я  их

насквозь вижу. Вот бы кого пощупать, он  сейчас  дома,  отдыхает.  Жена  с

сыном  в  отъезде,  утром  девку  выпроводил  -  и   на   бок.   Президент

агропромышленной фирмы!.. Ну, да  я  разболтался...  Значит,  говорит  мне

Усольцев: "Дело у меня минут на десять. Назначено, Минская  ждет".  Ну,  у

меня все по часам. Двадцать минут прошло, я  забеспокоился.  Знаем,  какие

нынче гости... Но на что он рассчитывал? Я ведь знал, что он здесь. Убрать

меня? Так я ему не девчонка... - голос отставника дрогнул.

     Гостиная была уютной - старинная горка в  углу,  справа  у  окна  под

потолок - веерная пальма. От нее вдоль стены до  угла  протянулся  книжный

стеллаж.

     - Из Прибалтики лет пять назад стенку эту привезли. Неделю  собирали,

- отреагировал на взгляд майора всезнающий Обреутов. - У них  и  так  было

книжек невпроворот, но вот - в порядок библиотеку привели. Это в  аккурат,

когда  они  дом  отстроили,  старую  мебель  туда   позабирали,   и   сами

переселились. А квартиру и все новое - дочке.  Девушка  Валерия  умная,  с

характером. Как и родители, журналистка. Только те восхваляли, а ее  дело,

как нынче говорят, - конструктивная критика. Оно, конечно, на всем готовом

легко ниспровергать, когда не нужно кланяться за кусок хлеба. А, да не мое

это дело. Мои взгляды - это мои взгляды.

     Строкач знал, что настоящие, детальные допросы еще  впереди,  и  хотя

действующие лица разыгравшейся трагедии были налицо,  вопросов  оставалось

уйма. Покинув вахтера, майор прошел в спальню, где и развернулись события.

     Маленький "вальтер" из руки девушки  уже  перекочевал  в  пластиковый

пакет эксперта.  Вечно  брюзжащий  Лев  Борисович  возился  с  отпечатками

пальцев. Уже прозвучал его знаменитый афоризм, что  даже  если  преступник

будет беспечен, как гармонист на  посиделках,  то  из  десятка  отпечатков

удается идентифицировать только один. Все это Строкач знал наизусть,  знал

он также и то, что  опыт  старого  эксперта  практически  всегда  позволял

отыскать тот самый единственный из десяти.

     Двухкомнатная  квартира  была   чистой,   обставленной   без   особых

претензий. Светлая недорогая мебель, песочного  цвета  обои  на  стенах  в

гостиной. Простота, уют, какая-то легкость.

     Не то было в спальне.

     Необъятная "арабская" двуспальная  кровать,  накрытая  атласным,  без

морщинки,  покрывалом,  осталась  нетронутой.  Тяжелые   бархатные   шторы

полузадернуты, но света достаточно, чтобы видеть детали  -  тело  девушки,

угрюмое  пятно  на  ковре,  изумленно  распахнутые  глаза  парня.   Взгляд

устремлен в просвет между шторами.

     Короткая стрижка, хороший рост, атлетическое  сложение,  классический

двубортный костюм - все это, даже не знай Строкач  о  содержимом  карманов

Усольцева, позволяло предположить, что  покойный  из  тех,  кто  связан  с

рэкетом в его наиболее "элегантной" форме. Газовый пистолет  за  поясом  и

банковская упаковка сторублевок. Однако это  опровергалось  удостоверением

частного детектива во внутреннем кармане пиджака, из  которого  следовало,

что гражданин Усольцев Алексей Георгиевич,  двадцати  семи  лет  от  роду,

работал по контракту в сыскном агентстве "Волекс" и имел право производить

в установленном  порядке  расследования  и  "иные  действия,  связанные  с

поручениями обратившихся к нему клиентов. Что ж, Строкачу в  его  практике

приходилось встречать и более расплывчатые определения.  Правда,  нечасто.

Кстати, подумал майор, расследования на свой страх и риск не  возбраняется

проводить любому гражданину, только в рамках закона.

     Несмотря  на  свои  двадцать  три  года,  Валерия  Анатольевна   была

разборчивой особой. Об этом свидетельствовал ее гардероб  -  простые  вещи

очень недешевых европейских фирм. Проблем с наличностью у девушки, судя по

всему, не было.



Размер файла: 199.97 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров