Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Квадраты шахматного города. Д. Браннер

Во время полета из Флориды в Вадос я разговорился с соседом по  креслу,

а вернее, он занимал меня своими разговорами. Это был еврей лет пятидесяти

пяти, выходец из Европы, семья которого  в  начале  второй  мировой  войны

вынуждена была эмигрировать после оккупации страны нацистами.  Хотя  сосед

мой очень гордился своим европейским акцентом и по меньшей мере раз десять

повторил: "Вы, вероятно, обратили внимание на мое произношение?" - мне все

же не удалось определить, откуда он родом.

   Четыре года он не был "дома".  По-видимому,  в  Соединенных  Штатах  он

проводил больше времени, чем в Агуасуле, однако предпочтение им последнего

не вызывало никаких сомнений.  Он  не  упустил  возможности  обратиться  к

стюардессе на плохом испанском, который звучал нелепо и был  гораздо  хуже

моего,  хотя,  само  собой  разумеется,  стюардессы,  летающие  по   этому

маршруту, свободно владеют английским, испанским и португальским.

   На вираже перед посадкой сосед мой буквально плюхнулся мне  на  колени,

чтобы показать в иллюминатор достопримечательности Вадоса. Кончилось  тем,

что стюардесса по-английски настойчиво попросила его пристегнуть привязные

ремни. Обращение на "чужом" языке повлияло на него, пожалуй, больше  самой

просьбы и заставило наконец успокоиться и принять нормальную позу.  Только

после этого  я  смог  оградить  свои  мысли,  но  отнюдь  не  уши  от  его

темпераментных комментариев.

   Я счел бестактным сказать своему собеседнику, что знаю  о  городе,  где

еще не бывал, гораздо больше его, - а я  был  почти  уверен,  что  имею  о

Сьюдад-де-Вадосе намного лучшее представление, чем те из его жителей,  кто

не наделен пытливым взором и, изучая город,  неделями  не  бродил  по  его

улицам. Мне было известно, что лет десять назад на совершенно голом месте,

среди скал, было решено создать новую столицу. Прежде всего были построены

дороги, горные потоки направили в бетонное русло,  установили  генераторы,

питающиеся солнечной энергией;  материалы  и  оборудование  доставляли  на

мулах, а там, куда не могли вскарабкаться и животные, пришлось  прибегнуть

к помощи  вертолетов.  И  вот  теперь  на  этом  некогда  пустынном  месте

раскинулся цветущий город с полумиллионным населением.

   Я  хорошо  знал  и  особенности  планировки  Вадоса:  в  центре  города

находились  четыре  огромные  площади,  в  них  вливались  три  гигантские

транспортные   артерии   -   шестиколейные   суперскоростные   автострады,

связывающие столицу с Астория-Негра и Пуэрто-Хоакином  на  побережье  и  с

Куатровьентосом - нефтяным центром,  служившим  источником  благосостояния

Агуасуля, которому и сам город был обязан своим существованием.

   Но взглянув на город  из  окна  самолета,  когда  лайнер  спускался  на

отвоеванную у гор посадочную  полосу,  я  почувствовал  нечто  похожее  на

волнение,  которое  испытывал  мой  сосед  по  креслу.  Скорее  всего  это

объяснялось тем, что мне никогда еще не доводилось видеть ничего, что  так

соответствовало бы духу и времени двадцатого века.

   "Всего десять лет, - сказал я себе, - и все это на месте голых скал и в

лучшем случае мелкого кустарника!"  Очевидно,  я  не  смог  скрыть  своего

волнения, и сосед мой, заерзав в кресле, удовлетворенно хмыкнул.

   - Великолепно, не правда ли? - воскликнул  он  не  без  самодовольства,

словно внес личный вклад в открывшуюся нам привлекательную картину.

   Высотные здания, широкие красивые улицы, парки, обилие зелени. Панорама

города действительно производила сильное впечатление. Но если все на самом

деле так прекрасно, как кажется из окна иллюминатора, то зачем нужен здесь

я? Я не знал, стоит ли спросить об этом своего соседа, но, подумав, все же

сдержался.

   При расставании в зале таможни мой случайный знакомый пожал мне руку  и

вручил свою визитную карточку. На ней значилась фамилия Флорес с  адресами

на Мэдисон-авеню и в Вадосе.

   "Флорес? А может быть, Блюм, - предположил я,  -  или  Розенблюм?"  Все

может быть. За столько лет нивелировался не только так высоко  ценимый  им

европейский акцент - он стал космополитом, утратив национальные черты.

   Его разрывало от желания прихвастнуть перед  иностранцем  своей  второй

родиной и в то же время не упустить привилегии ее  гражданина  пройти  вне

очереди таможенный досмотр. В конце концов последнее взяло верх. Но прежде

чем мы расстались,  он  указал  рукой  на  портрет,  висевший  за  спинами

таможенников.

   - Вот великий человек! - произнес он с пафосом. - Человек, имя которого

носит наш город. Наш президент!

   Вероятно, я был единственным иностранцем среди пассажиров нашего рейса,

а, как это теперь обычно  бывает,  таможня  в  первую  очередь  пропускает

граждан  собственной  страны.  Я  направился  к   скамейке,   стоявшей   в

противоположном конце узкого, вытянутого зала, закурил  и  приготовился  к

томительному ожиданию.

   В зале было тихо, чему немало  способствовала  звукоизоляция  стен.  Не

ощущалось и нещадно палившего снаружи солнца. Свет  проникал  сквозь  щели

высоких окон с зелеными жалюзи. Не было слышно даже жужжания  мух,  что  в

этих широтах само по себе считалось немалым достижением.

   Я  стал  рассматривать  портрет.  И  не   только   потому,   что   меня

заинтересовал человек, именем которого еще при жизни назван город,  да  не

просто город - столица. Дело в том, что Вадос в какой-то степени стал моим

новым работодателем. Формально я поступал  в  распоряжение  муниципалитета

Сьюдад-де-Вадоса. Вадос же являлся одновременно мэром города и президентом

республики. И насколько мне было известно, во  внимание  принималось  лишь

его мнение.

   На  портрете,  естественно  без  подписи,  президент  был  изображен  в

скромном белом костюме. Узкий черный  галстук  делил  его  грудную  клетку

пополам. Военная выправка и гордая осанка придавали ему молодцеватый  вид,

отчего он казался выше, чем в жизни, - я знал, что рост  его  около  шести

футов. Президента запечатлели  смотрящим  прямо  в  камеру,  отчего  глаза

Вадоса  неотрывно   следили   за   мной.   Портрет   был   сделан   весьма

профессионально и создавал ощущение непосредственного присутствия.  Тонкие

черные усики и темные волосы подчеркивали  чрезмерную  бледность  лица.  В

руках президент держал шпагу с золотым эфесом, казалось, он хочет скрутить

ее в спираль, словно стебель сахарного тростника.

   Хуан Себастьян Вадос. Проницательный человек, которому явно повезло. И,

по мнению Флореса, великий человек. Безусловно,  он  обладал  незаурядными

способностями: за двадцать с лишним лет правления добился  благополучия  и

процветания страны,  не  говоря  уже  о  Сьюдад-де-Вадосе  -  украшении  и

гордости Агуасуля.

   Я заметил, что мне делают знак подойти поближе. Погасив сигарету о чашу

с песком, я по мягкому настилу направился к таможенной  стойке.  Носильщик

забросил мой багаж на ленточный конвейер, который подкатил все вещи  прямо

к подавшему мне знак чиновнику. Это был смуглый человек в  мрачной  черной

униформе с серебряными знаками отличия, пальцы его были испачканы  голубым

мелом, которым он делал пометки на чемоданах.

   - Ваше имя? - скучающе поинтересовался он по-испански.

   - Бойд Хаклют, - ответил я и полез в карман за паспортом. - Вы говорите

по-английски?

   Опершись локтями о стойку, он протянул руку.

   - Да. Сеньор из Северной Америки?

   - Нет, я из Австралии. Но некоторое время жил в Соединенных Штатах.

   Когда таможенник раскрыл мой паспорт, брови  его  слегка  приподнялись.

Скорее всего, он впервые видел австралийского подданного.

   - А что привело сеньора в Агуасуль? -  спросил  он  с  видом  серьезной

заинтересованности. - Туризм?

   Он взял голубой мелок, который находился у него под рукой, и занес  его

над моим чемоданом.

   - Нет, - ответил я. - С завтрашнего дня я приступаю здесь к работе.

   Глаза таможенника сузились. Рука с мелком застыла в воздухе.



Размер файла: 555.07 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров