Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Определение показателя адиабаты воздуха методом Клемана-Дезорма: Метод, указ. / Сост.: Е.А. Будовских, В.А. Петрунин, Н.Н. Назарова, В.Е. Громов: СибГИУ.- Новокузнецк, 2001.- 13 (2)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ДАВЛЕНИИ К ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ОБЪЁМЕ (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДИСПЕРСИИ ПРИЗМЫ И ДИСПЕРСИИ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА (4)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ УГЛА ПОГАСАНИЯ В КРИСТАЛЛЕ С ПО-МОЩЬЮ ПОЛЯРИЗАЦИОННОГО МИКРОСКОПА Лабораторный практикум по курсу "Общая физика" (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 7. ПОЛЯРИЗАЦИЯ СВЕТА. ПРОВЕРКА ЗАКОНА МАЛЮСА (5)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа № 7. ИЗУЧЕНИЕ ВРАЩЕНИЯ ПЛОЩАДИ ПОЛЯРИЗАЦИИ С ПОМОЩЬЮ САХАРИМЕТРА (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 6. ДИФРАКЦИЯ ЛАЗЕРНОГО СВЕТА НА ЩЕЛИ (4)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Чорный толкинист. Ч. К. Улаири

     Для меня эта история началась с ХИ-96. Точнее, не совсем с  ХИ,  а  с

отъезда на эти ХИ. Мы приперлись на Фин Бан минут за сорок до  электрички.

Мы, это были: собственно  я,  Улаири,  командир  Черной  Гвардии,  назгул,

Гронт, человек, Уфтханг, урук-хай, Акела, человек, Хельм, человек и Брего,

тоже человек. Это были бойцы моего отряда, в  нем  было  вообще-то  восемь

человек, но двое всегда садились на Удельной, когда мы  ездили  на  север.

Минут через двадцать-тридцать должны были  подойти  Манор  и  Ресвальд  со

своими восьмерками. Ожидая  их,  мы  свалили  мешки  у  стены  в  довольно

спокойном закутке у разменных автоматов и расположились на отдых.

     Тех  гопников  привлекла,  очевидно,  наша  амуниция.  Оно,  конечно,

понятно, одеты мы были что надо - на ХИ ехали, как-никак.  Плащи,  мечи  у

поясов, да еще и такая живописная команда - мы, все шестеро, были  как  на

подбор под два метра ростом - могли привлечь внимание даже полного идиота,

слепого и глухого. Думаю, что любой из нас предпочел  бы  разговаривать  с

полным дебилом, чем с гопником...

     Их было добрых два десятка  человек  -  мерзких  моральных  уродов  с

большими кулаками и тупыми рылами.  Мать,  как  я  их  ненавижу!  Не  дело

назгулу проявлять эмоции, но... Приставать они начали к Акеле, наезды были

довольно стандартные, какой крутой, че встал, я тебе сказал или нет  и  тэ

дэ.  Акела,  как  и  положено  черному  гвардейцу,  бойцу  личной   охраны

Короля-Призрака, хранил презрительное молчание.  От  слов  они  перешли  к

делу, один ткнул Акелу кулаком в плечо. Акела даже  бровью  не  шевельнул.

Тогда он с силой толкнул Акелу в бок. Реакция была та же  -  попробуйте-ка

сдвинуть  с  места  девяносто  килограммов   хороших   мускулов!   Гопник,

разъяренный насмешками своих дружков бросился с  разбегу,  но  Акела  чуть

повел плечиком и нападавший с жутким грохотом влетел своей тупой башкой  в

разменный автомат. Смотрелось это так хорошо, что я не удержавшись  громко

хрюкнул от восторга. Мои ребята отреагировали соответственно темпераменту.

Равно как и сбитый с ног гопник. Он вскочил на  ноги  с  глухим  рычанием,

лишний раз доказав, что доброй свинье все  впрок,  даже  такой  поцелуй  с

железным шкафом, и с рыком бросился на нас. Встретил его  Хельм.  Успевший

одеть латную рукавицу, он просто двинул этому придурку кулаком  в  лоб,  а

кулак у него был - что у того самого, Молоторукого. Это послужило сигналом

к общей атаке. Двацать против шести - неважное соотношение сил, но зря что

ли мастера натаскивали моих обормотов? Еще пять тел оказалось на полу,  но

наши противники, к сожалению, относились к тому печальному классу дураков,

которые не учатся даже на  своих  ошибках.  В  их  серой  массе,  как  мне

показалось, даже увеличившейся, замелькали  ножи,  дубинки,  арматурины  и

прочие подручные предметы. Когда они стройной шеренгой двинули вперед,  то

я понял, что терять уже нечего, кромя жизней и рванул из ножен  клинки,  а

мечи у нас  были,  слава  богу,  не  деревянные.  Дальнейшее  смешалось  в

какую-то жуткую кровавую кашу.

     Гопники очень нескоро оценили всю пагубность этого  инцидента.  Когда

до них дошло, что надо бы делать ноги, их оставалось уже человек семь,  не

больше. Они медленно отходили  назад,  ища  выход  из  нашего  закутка.  Я

мельком оглянулся по сторонам. Странно,  народу  определенно  прибавилось.

Пополнение было одето в серые плащи без эмблем. Следопыты.  Тут  обернулся

мой сосед, и я узнал прикрывавшего мне спину. Это  был  Эрлон  -  командир

отряда. Забавно. Чтобы командиры  Черной  Гвардии  и  Следопытов  рубились

спина к спине - в жизни такого не бывало. Н-да, ладно, где наши? Уже начав

отходить от боевой злости, я обернулся, считая черные плащи, и тут во  мне

все оборвалось. Нет, еще раз, один, два, я третий... Мать! Где еще  трое?!

Тут я заметил на полу черный плащ Акелы с белым ижображением его тезки  на

плече. Ну, все, братья-гопники, идет в моем лице ваш печальный конец!

     Гопота, похоже, оценила выражение моего лица, так что не сговариваясь

рванула к выходу с хорошей спринтерской скоростью. Я бы, наверно,  побежал

бы за ними, но вовремя увидел входящий через главный вход отряд  Ресвальда

в полном составе.

     - Ресвальд!!  -  заорал  я  на  весь  вокзал,  -  взять  их,  живыми,

мать-перемать!!!

     Ресвальда я не зря взял к  себе  командиром.  Он  быстро  понял,  что

случилось, понял и мою интонацию, и окровавленный меч у  меня  в  руке,  и

рожи бегущих на него - и отдал короткую  команду  своим  ребятам.  Гопники

едва не налетели на их мечи, и, слава  тебе  Господи!  догадались  поднять

ручки.

     Ресвальд и его ребята повели их наверх по ступенькам, в наш  закуток,

а я швырнул клинки в ножны и  повернулся,  желая  выяснить,  что  с  моими

ребятами.

     И вот тут-то до меня дошло, что мы натворили. Я увидел  наконец-то  и

море разливанное кровищи, и гору тел на полу - на глаз  человек  тридцать,

из  них  четверо  точно  убиты  -  и  мне  стало  просто  худо.  Последним

осмысленным движением было отойти в уголок, а там я просто рухнул на пол с

единственной мыслью: "Ну все, финиш, век воли не видать!". После  чего  я,

кажется, отключился.

 

 

 

                                    2

 

     В отключке я провалялся не слишком долго. В чувство меня  привел  тот

же Ресвальд. Не, чего-то не так.  По  полю  боя  болталось  слишком  много

народа. А, это отряд Манора. Долго, интересно, я все-таки отдыхал?

     - Минуты две, - буркнул Ресвальд.

     - Как там наши?

     - Не знаю, мне тебя хватало.

     Красота! Командир Черной Гвардии шлепнулся в  обморок,  как  кисейная

барышня! Я тихо  ругнулся  и  встал.  Хельмом  уже  занимались  следопыты,

зажимая ему кровоточащую рану на шее. Я нагнулся к Акеле и похлопал его по

щеке.

     - Эй, друг, очнись!

     Акела приоткрыл глаза. Над плечом у меня возник Эрлон.

     - Они его ногами... - Мы стянули с Акелы кольчугу. Эрлон  ощупал  ему

бока. - Три сломаных ребра. Нужен врач. - Он  подложил  Акеле  под  голову

сложенную кольчугу. - Лежи и не рыпайся, а не то свяжем.

     Акела чуть кивнул  и  мы  перешли  к  Брего.  Его  угостили  топором,

целились в голову - попали в плечо. Я вспомнил тот светлый миг, когда чуть

ли не силой заставил Брего положить на плечи кольчугу в три слоя. Два были

пробиты. Плечо было в жутком состоянии - размозжена ключица, задет сустав.

Одна надежда - на хорошего  хирурга.  К  счастью,  Брего  был  в  глубоком

обмороке. Я выпрямился, прикидывая,  прибить  пленных  сразу,  или  сперва

помучать.

     - Что делать, командир? - это Ресвальд.

     - Расставь оцепление, никого не пускать, кроме милиции и "скорой".

     Ресвальд  молча  отдал  честь  и  отправился  исполнять   приказание.

Выполнял он его очень  лихо  -  его  парни  быстро  очистили  поле  битвы,

выбрасывая черезчур назойливых зевак рукоятками мечей, и встали  шеренгами

у двух входов с клинками наголо, без особых  церемоний  тыкая  остриями  в

грудь самым любопытным. Следопыты и остатки моего отряда  на  скорую  руку

перевязывали раненных, своих, в основном, но и чужих тоже. Дело  с  чужими

осложнялось тем, что рубленную рану заткнуть пальцем обычно непросто,  тем

более что бинтов у нас было не так уж чтобы и много. Я мрачно наблюдал  за

происходящим, прикидывая, сколько получит каждый - по пятнадцать лет,  или

по молодости, все-таки по десять. Из раздумий меня вырвал крик  одного  из

караульных. Милиция.

 



Размер файла: 43.08 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров