Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Неприметный мистер Макхайн. К. Х. Тушель

Лейтенант Сэм  Мэттисон  не  любил  крупные  происшествия.  Правда,  не

нашлось бы в уголовной полиции Мидлтона (Иллинойс) человека,  который  мог

бы вообще вспомнить что-нибудь такое, что любил Сэм, кроме мысли  о  своей

предстоящей отставке. Но то, что лейтенант обладал честолюбием наизнанку -

старался как можно быстрее отделаться от больших происшествий, коли уж они

случались, - это было всем  известно  и,  пожалуй,  встречало  сочувствие.

Потому что за крупными делами скрываются, как правило, большие люди,  и  в

каком-нибудь  месте  расследования  неизбежно  попадаешь   в   дьявольское

положение, когда вынужден наступать на пятки  влиятельному  лицу.  А  если

дяде Сэму, как называли Мэттисона, что и удавалось меньше всего,  так  это

дипломатия.

   Крупные дела, таким образом, Сэм Мэттисон  ненавидел.  Но,  к  счастью,

история, которой он как раз сейчас занимался, была, по-видимому, обычной -

небольшое ограбление банка. Деньги,  присвоенные  неизвестным  грабителем,

составляли около двадцати тысяч долларов, и  оставалось  лишь  найти  его.

Осложнений тут не предвиделось: люди, покушающиеся на банки, как  правило,

сами не имеют в них больших счетов.

   - Сержант, кассира ко мне! - сказал лейтенант Сэм Мэттисон.

   Сержант Нед Пинкертон (его действительно звали так, и он всегда,  когда

кто-нибудь поражался этому, не упускал случая сказать: "Кем я  еще  должен

был стать с таким  именем,  если  не  криминалистом!")  привел  кассира  -

пожилого узкоплечего человека с проседью в волосах, на лице  которого  так

прочно утвердились складки  от  профессиональной  улыбки,  что  сейчас  он

выглядел так, словно радовался своему несчастью.

   Лейтенант сделал сержанту знак, и Нед  Пинкертон  принялся  разматывать

ленту обычных вопросов - имя, возраст и  так  далее.  Затем  Сэм  попросил

кассира описать происшествие.

   - Он подошел к окошечку и положил портфель на стойку. Потом шепнул мне,

что, если он сейчас нажмет на кнопку в кармане брюк,  из  портфеля  начнет

строчить автомат. И он нажмет ее, если я сразу не  откажусь  от  намерений

поднять тревогу или как-нибудь еще обратить на себя внимание. Поэтому я не

мог даже  опрокинуть  на  него  пуленепробиваемую  витрину,  так  как  она

пришлась бы как раз на его карман. Мне ничего не оставалось, как упаковать

для него деньги в мешочек, который мы обычно  используем  для  расчетов  с

владельцами небольших магазинов. Портфель он оставил  на  стойке,  сказав,

что я могу делать что угодно, когда он выйдет, - лишь тогда автомат  будет

отключен. Едва он ушел, я нажал кнопку тревоги.

   - И вы поверили в сказку про автомат? - ухмыляясь, спросил сержант.

   - Я работаю кассиром,  а  не  психологом,  -  ответил  допрашиваемый  и

улыбнулся  печально,  хотя  в  его  голосе  чувствовалась  даже   какая-то

наглость.

   - Ну, ладно, - сказал сержант уже серьезно. - Опишите молодчика.

   Портрет грабителя оказался столь  невыразительным,  что  мог  подходить

любому произвольно взятому мужчине в возрасте от тридцати до сорока лет.

   - И серию последовательно нумерованных банкнот в отданные  вами  деньги

вы, конечно, не вложили?

   - Он очень зорко следил за мной! - сказал кассир.

   - А теперь слушайте меня внимательно, - включился лейтенант. - Я мог бы

вам сейчас прочесть лекцию  о  гражданском  долге  или  о  старых  идеалах

Америки, но я с удовольствием отказываюсь от этого. Я вижу, мы оба  одного

возраста, оба приближаемся к пенсии и хотели бы по возможности получить ее

в неурезанном виде. Поэтому я вам предлагаю сделку - думаю, это будет  вам

понятнее глупых моралей.  Простую,  безубыточную  операцию.  Если  мне  не

удастся расследовать это дело, я лишусь пенсии или части ее.  Ваша  пенсия

все равно на волоске из-за вашего поведения в банке. Но если  вы  поможете

мне получить мою пенсию целиком, я  в  надлежащей  степени  изображу,  где

надо, вашу помощь. Ясно? А теперь выкладывайте все, что знаете.

   Тут же на кассира обрушился и сержант:

   - А не говорил вам бандит, что у него еще есть такие портфели и  что  в

случае чего он может доставить их к вам на квартиру,  если  у  вас  память

окажется вдруг слишком хорошей?

   Кассир кивнул.

   - Может, вы подумали в связи с этим, что  в  портфеле  вообще  не  было

оружия? - заметил сержант.

   Веселая ирония полицейского, казалось, оживила память кассира.

   - Мне только бросилось в глаза, - сказал он, - что  у...  бандита  была

такая странная манера разговаривать. Но я не знаю...

   - Точнее! - перебил сержант. - Какой диалект?

   - Нет, не диалект. Он почти не  двигал  губами  при  разговоре,  и  все

звучало как заученное наизусть. Производило зловещее впечатление.

   - И это все, что вы вспомнили?

   Кассир боязливо кивнул. Сэм Мэттисон сделал знак.

   - Можете идти! - сказал сержант. - В ближайшие дни оставайтесь в городе

на случай, если вы нам потребуетесь. - Он тоже при этом почти не  разжимал

губ, и слова звучали как заученные.

   - Наложил в штаны, - констатировал  Сэм  Мэттисон,  когда  за  кассиром

закрылась дверь.

   - Да. Однако тот парень, видимо, действительно образец  неброскости,  -

сказал сержант. - Никто его не приметил! Свидетелей мы  просто  больше  не

найдем. Работники телевизионной службы  банка,  наблюдающей  за  окошками,

хотя и видели этого типа, но в то  время  как  раз  делали  видеозапись  в

другом месте зала. - Он помолчал. - А не было ли все заранее  уговорено  с

кассиром?

   - Чепуха, - покачал головой лейтенант. - Рассчитай-ка  пенсию,  которую

он скоро получит, на срок хотя бы в десять лет. Получается намного больше,

чем половина из двадцати тысяч. Что еще у нас есть?

   - Еще есть видеозапись телевизионной службы, сделанная на стоянке перед

входом в банк. На ней-то он должен бы быть...

   - Хорошо. Перепиши номера всех машин, отъезжавших в то время от  банка,

и возьми под контроль.

   На следующий день стало известно: со всеми машинами было все в порядке,

за  исключением  одной.  По  уверениям  ее  владельца,  в  течение   всего

упомянутого времени она должна была стоять у дома номер  20  по  Чикагской

улице, в то же время он опознал  ее  в  видеозаписи  среди  других  машин,

стоявших перед банком. Криминалисты перевернули в машине все  вверх  дном,

но не нашли ничего.

   След оборвался.

   Но богиня криминалистики, кажется, хорошо относилась к Мэттисону и  его

сержанту. Дорожная полиция задержала группу пьяных возчиков  из  городской

мусороочистки, устроивших  аварию  на  своей  машине.  Карманы  мусорщиков

оттопыривались от ассигнаций, всего при них оказался  19231  доллар,  а  в

помятой машине был обнаружен банковский денежный мешочек.

   Когда возчики протрезвели, Мэттисон распорядился привести их к нему.

   - Итак, выкладывайте - кто из  вас,  парни,  был  в  банке?  -  спросил

лейтенант.

   "Парни",  все  до  одного  -  мужчины  солидного  возраста,   выглядели

смущенными, однако молчали.

   - Ну, что,  проглотили  языки?  -  снова  спросил  лейтенант  и  сделал

свирепое лицо,  чего  при  его  внешности  обычно  вполне  хватало,  чтобы

какой-нибудь мелкий мошенник тут же начинал изъясняться.

   Один из мусорщиков ответил нерешительно:

   - Самое дурацкое в том, сэр, что вы нам не будете верить... Мы  и  сами

не могли понять...

   Лейтенант молчал, грозно уставившись на задержанных.

   - Мы нашли деньги, - говоривший  проглотил  комок,  -  в  контейнере  с

мусором и... Я знаю, что нам, конечно, надо было  сдать  их,  но...  -  Он

смущенно умолк.

   Сэм Мэттисон с минуту находился в состоянии, граничившем между вспышкой

ярости и громким хохотом. Но, так и  не  решившись  на  что-нибудь,  опять

промолчал.



Размер файла: 125.97 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров