Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (6)
(Методические материалы)

Значок файла Механическая очистка городских сточных вод: Метод. ука¬з./ Сост.: к.т.н., доц. А.М. Благоразумова: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Ново-кузнецк, 2003. - 29 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания к выполнению курсовой работы по дисциплине “Бухгалтерский управленческий учёт” / Сост.: Щеглова Л.П.: СибГИУ. – Новокузнецк, 2003. – 18с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование элементов, узлов и устройств цифровой. вычислительной техники: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, А.К. Мурышкин:СибГИУ.- Новокузнецк, 2004. - 19с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование вольт-амперных характеристик биполярных транзисторов: Метод. указ./ Сост.: О.А. Игнатенко, Е.В.Кошев: СибГИУ.- Новокузнецк, 2004.-11с., ил (4)
(Методические материалы)

Значок файла Знакомство со средой MatLab. Приемы программирования (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Кингсблад, потомок королей. С. Льюис

Мистер Блингхем, чтоб ему  жариться  на  вечном  огне,  был  помощником

казначея в компании  "Деликатес".  Он  ехал  из  Нью-Йорка  в  Уиннепег  в

сопровождении  своей  жены  и  препротивной   дочки.   Разумеется,   истых

нью-йоркцев только деловые надобности могли заманить в такую глушь, и все,

что лежит  западнее  штата  Пенсильвания,  вызывало  у  них  презрительное

фырканье. Они потешались  над  тем,  что  Чикаго  посмел  завести  у  себя

небоскребы и что Мэдисон претендует на звание университетского  города,  а

при въезде в Миннесоту, увидя плакат, рекламирующий "Десять  Тысяч  Озер",

даже остановили машину и завопили от восторга.

   Мисс Блингхем, которую называли "Детка", заметила:

   - Нужно обладать настоящим нью-йоркским чувством юмора, чтобы  оценить,

до чего смехотворна эта афиша.

   Когда показался первый  степной  поселок  Миннесоты  -  шесть  домиков,

гараж,  магазин  и  высокий  краснокирпичный  элеватор,  миссис   Блингхем

хихикнула:

   - Смотрите-ка, да у них тут свой Эмпайр Стэйт билдинг!

   - И все  Свенсоны,  Бенсоны  и  Хенсоны  каждый  вечер  отправляются  в

ресторан "Радуга", - отозвалась Детка.

   Им хватило веселья на сотню миль, пока не пришло время завтрака. Миссис

Блингхем склонилась над картой:

   - Гранд-Рипаблик, Миннесота.  Миль  сорок  отсюда.  Большой  город,  не

шутите - восемьдесят пять тысяч жителей.

   - Там и остановимся. Найдется же у них отель, где можно  перекусить,  -

протянул мистер Блингхем, зевая.

   - Цвет местного общества питается в убежище Армии Спасения, -  объявила

миссис Блингхем.

   - Ой, не могу! - пискнула Детка.

   Когда с крутого берега Соршей-ривер перед ними открылся  вид  на  белую

башню  Национального  Банка  "Блю  Окс"  и  на  корпуса  Деревообделочного

Комбината Уоргейта, выросшие после 1941 года - сплошная сталь и стекло,  -

мистер Блингхем сказал:

   - А приличный у них тут военный заводик.

   За годы второй мировой войны  население  Гранд-Рипаблик  увеличилось  с

85.000 до 90.000. Для девяноста  тысяч  бессмертных  душ  здесь  находился

центр вселенной, и все расстояния измерялись отсюда; Москва  была  городом

за 6100 миль от Гранд-Рипаблик,  Саудовская  Аравия  -  рынком  сбыта  для

уоргейтовской  сухой  штукатурки,   пропеллеров   и   стандартных   домов.

Блингхемы, твердо знавшие, что центром  солнечной  системы  является  угол

Пятой авеню и Пятьдесят седьмой улицы, пришли бы в  негодование,  услышав,

сколько в этой долине простаков, которые  воображают,  что  весь  Нью-Йорк

состоит из отелей, мюзик-холлов, гетто и Уолл-стрита.

   Миссис Блингхем торопила:

   - Едем. Не стоять же нам тут целый день, любоваться на  эту  свалку!  В

путеводителе сказано, что лучшая  кухня  в  отеле  "Пайнленд".  Поехали  в

"Пайнленд".

   На пути к "Пайнленду" им наверняка попалось несколько  вилл  затейливой

архитектуры  восьмидесятых  годов,   итальянская   католическая   церковь,

ломбард, где лесоруб-литовец только что заложил револьвер, из которого  он

застрелил  кашевара-сиамца,  ателье  дамских  нарядов,  лучшее   на   всем

протяжении от Форт-Уильямса до Далласа, летчик с орденом Креста Виктории и

негритянский священник со степенью доктора философии, -  но  ничего  этого

они не заметили.

   Тормозя  перед  девятиэтажным  мозаичным   фасадом   отеля   "Пайнленд"

(архитекторы Лефлер, О'Флаэрти и Мюллер из Миннеаполиса), мистер  Блингхем

сказал с сомнением в голосе:

   - Н-ну, надеюсь, что-нибудь съедобное здесь найдется.

   Их очень насмешило претенциозное название более фешенебельного из  двух

ресторанов "Пайнленда" - "Фьезоле", но им вовсе не показалось бы  смешным,

если б они узнали, что местные жители произносят это слово "Физоли", - они

сами произносили его точно так же.

   Дух Ренессанса в "Фьезоле" долженствовали создавать стены, раскрашенные

под помпейские фрески, майоликовая посуда, две испанские  винные  фляги  у

входа  и  фриз,  изображающий  древнегреческих  бегунов,  работы  местного

художника-портретиста.

   - Однако и задаются же в этом самом - фу,  опять  забыла,  как  его?  -

воскликнула Детка.

   - Гранд-Рапидс, - сказал мистер Блингхем.

   - Ничего  подобного,  Гранд-Рапидс  -  это  откуда  тетя  Элла.  А  это

местечко, - авторитетно объявила миссис Блингхем, справившись по карте,  -

называется Гранд-Рипаблик.

   - Идиотское название! - изрекла Детка.  -  Хорошо  еще,  что  не  "День

Независимости". Ох уж эта провинция!

   Метрдотель,  высокий,  степенный  негр,  голова   которого   напоминала

коричневый бильярдный шар, церемонно повел их к столику. Они не знали, что

это Дрексель Гриншо, лидер консервативного крыла негритянской  общины.  Он

был похож на епископа, на генерала, на сенатора - на любого из тех, кем он

мог бы стать, если бы избрал себе другую профессию - и другой цвет кожи.

   Мистер Блингхем заказал гуляш по-венгерски. Миссис Блингхем  отважилась

на жаркое из молодого барашка. Детка выбрала куриный салат  и  прикрикнула

на чернокожего официанта:

   - Да нельзя ли, чтоб туда попал хоть кусочек курицы!

   Их ужасно развеселило, что официант поклонился и сказал:

   - Слушаю, мисс.

   Что тут было смешного, они затруднились бы объяснить. Но как  они  сами

говорили: "Надо родиться в Нью-Йорке, чтобы оценить  нью-йоркское  чувство

юмора. Черномазый лакей в какой-то захолустной обжорке, а фасону  -  точно

служит у Ритца!"

   Правду сказать, в Нью-Йорке, решив  покутить,  они  отправлялись  не  к

Ритцу, а в один из ресторанчиков. Шрафта.

   Небрежно ковыряя вилкой свой салат - который она, однако, съела дочиста

и даже хлеба не оставила, - Детка свысока оглядывала зал:

   - М-м, м-м! Почтенные предки, поглядите-ка направо. Видите за  соседним

столиком мальчика? Я хочу, чтоб вы мне его купили.

   Объектом ее лестного внимания был молодой человек лет тридцати,  весьма

приятный на вид - широкие плечи, сильные руки в веснушках и  та  особенная

белизна кожи, которая часто встречается у рыжих. Сразу приходила  мысль  о

футболе, позднее сменившемся более изысканным теннисом. Но больше всего  в

нем привлекал удивительно ясный взгляд  голубых  глаз  и  ясная,  душевная

улыбка.

   - Похож на офицера шотландского  полка,  -  одобрила  Детка.  -  Только

юбочки не хватает.

   - Ну что ты, Детка! А  по-моему,  он  похож  на  продавца  из  обувного

магазина, - процедила миссис Блингхем.

   И они тут же забыли  об  этом  молодом  человеке,  который  не  был  ни

продавцом из  обувного  магазина,  ни  шотландцем  -  разве  что  на  одну

четверть.  Его  звали  Нийл  Кингсблад,  он  служил  в  банке  и   недавно

демобилизовался из армии в чине капитана.

   Продолжая после завтрака  свой  путь  на  север,  Блингхемы  сбились  с

дороги. Они считали ниже своего достоинства расспрашивать диких туземцев и

долго кружили по застроенному нарядными виллами кварталу  Оттава-хайтс,  а

потом среди гонтовых кровель,  разноцветных  фасадов,  бетонных  террас  и

зеркальных окон нового жилого района,  носившего  название  Сильван-парка.

Сворачивая с Липовой  аллеи  на  Бальзаминовую  тропу,  они  не  приметили

новенький,  чистенький,  свежеоштукатуренный  коттедж,  в   "колониальном"

стиле,  с  голубыми  жалюзи  и  белыми  дощатыми  панелями,  стоявший   на

северо-западном углу, и не взглянули на высокую красивую молодую женщину и

четырехлетнюю, всю золотисто-розовую девчурку, спускавшихся в это время  с

крыльца. А между тем именно в этом доме жил капитан Нийл Кингсблад, и  это

были его жена Вестл и дочь, резвушка Бидди.

   -  Придется  все-таки  спросить  дорогу.  Интересно,  тут  по-английски

понимают? - раздраженно сказала миссис Блингхем.

   Вечером, подъезжая к Крукстону, пункту, намеченному для ночлега, мистер

Блингхем задумчиво произнес:

   - Как называется этот городишко, где мы завтракали сегодня, ну вот, где

мы еще заплутались, когда выезжали на шоссе?

   - Вот  забавно,  никак  не  припомню,  -  сказала  миссис  Блингхем.  -

Биг-ривер, что ли.

   - Где был тот симпатичный молодой человек, - сказала Детка.

 



Размер файла: 691.28 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров