Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Либерея раритетов. Б. Горай

Дождь моросил не переставая. Еще вчера белый и пушистый, сегодня снег

потемнел. Могильные холмики обретали свои обычные формы.

   Когда небольшая похоронная процессия вступила на территорию кладбища,

Светлана еще теснее прижалась к мужу. Глаза ее, воспаленные от слез,

выражали несвойственную покорность.

   Катюшка то и дело порывалась выдернуть свою крохотную ладошку в варежке

из большой руки отца и порезвиться. Девочка беспрестанно вертела головой и

про себя, чуть шевеля губами, читала фамилии на мраморных досках и

табличках. Смерть бабушки ее не испугала, тяжесть и боль утраты не

сдавливали сердечка.

   Киму казалось, что потеря, к которой он был готов, зная о безнадежном

состоянии давно болевшей тещи, вызовет в нем тяжелые переживания. Но все

оказалось проще, как-то будничней и спокойней. Теща умерла ночью, во сне.

А утром он уже обзванивал родственников и близких знакомых.

   Гроб опустили в могилу тихо и быстро. Застучали по его крышке комья

глины и смолкли. Вырос холмик. Его подровняли. Грубо, лопатой обрубили

стебли цветов и воткнули их в мокро-мерзлую землю. Ким обнял одной рукой

жену, другой - дочку и повел их к выходу. Они проходили мимо старых могил.

Вокруг одних высились подобия склепов, сваренные из полос или прутьев

металла и старательно выкрашенные, другие стояли даже без оград, всеми

забытые, едва угадываемые под осевшим снегом.

   Ким шел уверенно. Он хорошо знал городское кладбище. Часто, особенно

осенью, приходил сюда на этюды. Тишина и покой помогали ему одновременно

отдохнуть и сосредоточиться. Именно здесь догадки и предположения

выстраивались стройными рядами, разрозненные, а порой и противоречивые

факты занимали свое место...

   У выхода, будто очнувшись, Светлана отстранилась от мужа, мельком

глянув в зеркало, поправила на голове сбившийся черный платок, отряхнула

варежки дочери, оглядела Кима и грустно улыбнулась. Даже сейчас она не

могла отказать себе в невинном удовольствии полюбоваться мужем. Высокий,

широкоплечий, иногда резкий в движениях, он всегда внушал ей спокойствие и

уверенность в себе. На обрамленном каштановыми волосами смугловатом лице

его с широко поставленными серыми глазами несколько маленьких коричневых

родинок казались естественным украшением.

   Светлана знала, что, нравясь женщинам, сам Ким относится к своей

внешности пренебрежительно, хотя по долгу службы всегда был предельно

аккуратен.

   У ворот кладбища их ждал служебный автобус, который Киму выделили в

связи с похоронами тещи.

   Здесь же, неподалеку, оказалась черная "Волга" отдела уголовного

розыска. Ким надел шапку и подошел к машине. Семеныч, как всегда,

внимательно изучал журнал "За рулем". Они у него не переводились: то ли

старые перечитывал, то ли новые читал по месяцу.

   - Ты чего, Федор Семеныч? - заглянул Ким в открытое окно.

   Водитель, не отрывая взгляда от журнала, мотнул головой в сторону. Они

уже виделись сегодня утром, когда Ким забегал на работу перед похоронами.

Тогда молчаливый Семеныч вылез ему навстречу из машины.

   что делал исключительно редко и очень неохотно. Он вплотную подошел к

Киму и глухо сказал:

   - Ты это, держись. Вот. Что же тут... - и пожал Киму руку.

   Сейчас же он даже не удостоил его взглядом. Повернувшись в ту сторону,

куда кивнул Семеныч, Ким увидел подходившего к ним Вадима. Сычев спрятал

подбородок в толстый, домашней вязки шарф, воротник пальто из бежевой

плащевой тканп с теплой подстежкой был поднят. Вадим непрестанно шмыгал

носом, смущался от этого, но ничего не мог поделать со своим насморком,

допекавшим его ранней весной и поздней осенью.

   - Извини, - поздоровавшись, прогундосил Сычев. - Смолянинов за тобой

прислал.

   Вадим отвернулся и облегченно вздохнул, выполнив свою неприятную миссию.

   - Ладно, не вздыхай, - тронул его за плечо Ким. - Я же понимаю.

   На самом деле он ничего не понимал. Начальник отдела уголовного розыска

дал ему три дня по семейным обстоятельствам. Не каждый же день такое

случается.

   Досада все-таки дала о себе знать. Хотя Ким и не хотел признаваться в

этом даже самому себе. В такой день... Да и Светку жалко.

   Она стояла у автобуса, удерживая за руку дочку, которой хотелось

подойти не столько к отцу, сколько к большой черной и такой блестящей от

дождя машине.

   - Давай ко мне заедем, - не предложил, а скорее заявил Ким. - Оттуда -

в управление. А?

   Вадим пожал плечами: мол, как знаешь, я свое сделал, и открыл дверцу.

Ким подхватил на руки подбежавшую к нему Катюшку и посадил ее рядом с

Вадимом на заднее сиденье, а сам пошел к автобусу.

   - Грустный месяц март, - сказала Светлана, когда они подъехали к дому.

Помолчала и потом добавила: - Как бы Катюшка не простудилась.

   Ким молчал. Он держал руку жены, затянутую в тонкую кожаную перчатку, и

смотрел на выходящих из автобуса родственников. Ему вдруг стало обидно за

своих девчонок. Обидно оставлять их одних. Конечно, это реакция ца смерть

тещи: и паршивое настроение, и сентиментальность эта, невесть откуда

взявшаяся. Он любил тещу, хотя и старался не подавать виду, но любил

нежно, как-то по-домашнему. И любовь его проявлялась не в праздничных

подарках, о которых Ким никогда не забывал, не в терпимом отношении к ее

старческим нотациям, а скорее в тактичном умении сгладить острые углы

совместного быта.

   Когда девять лет назад Ким пришел в этот дом, на него повеяло

воспоминаниями детства. Раньше они с матерью и отцом жили в пригороде,

почти в таком же двухэтажном кирпичном доме, в комнатушке на втором этаже.

Отец, умерший, когда Киму едва исполнилось восемь, мечтал видеть сына на

Кировском заводе, где проработал всю свою жизнь, пройдя большой и сложный

путь от подсобника до инженера. Это он, Клим Логвинов, как обещал своему

отцу, дал сыну имя Ким - Коммунистический интернационал молодежи.

   Имя странное, но между тем созвучное его собственному.

   - Ты иди, - Светлана поправила и без того безукоризненно лежащий на его

груди шарф. - Мы сами.

   Тетя Саша, наверное, уже все приготовила. Позвони, если сможешь.

   Ким наклонился, поцеловал жену куда-то в висок и пошел к стоящей у

соседнего подъезда "Волге". Поднял на руки надувшую губы дочку, прижал к

себе и шепнул на ухо:

   - Не шали, слушайся маму. Ей сегодня очень плохо.

   Катюшка кивнула, выскользнула из рук отца и медленно, то и дело

оглядываясь, пошла к своему подъезду.

   Когда Ким сел рядом с водителем, машина резко рванула с места. Семеныч

удовлетворенно крякнул, усаживаясь поудобнее. Под колесами вместо

спекшегося за зиму льда уже шуршал асфальт. Машина хорошо держала дорогу.

   - Может, скажешь, в чем дело? - спросил Ким, обернувшись к Вадиму.

Подъезд и автобус с черной полосой уже скрылись за поворотом, и он с

удивлением почувствовал, что ему стало легче. Словно дома, мимо которых

они проезжали, отгородили печальное событие сегодняшнего дня и все, что

было с ним связано. Ким переключался на работу.

   Вадим нарочито равнодушно произнес:

   - Труп. В Петропавловском, дом семь. Похоже на убийство. Смолянинов

сказал, чтобы ты подъехал, посмотрел. А потом - сразу в прокуратуру. Там

получишь задание по плану следственных действий и оперативных мероприятий.

   Начальник отдела почему-то не давал Сычеву сложных и ответственных

поручений, хотя оба они были в звании капитана, держал его на "мелочовке".

Почему?

   Логвинов как-то спросил об этом полковника, но Смолянинов вместо ответа

как-то странно посмотрел на него и снисходительно улыбнулся. Вадим работал

всегда не то чтобы уж очень хорошо, но без "проколов" - стабильно и

добросовестно. Но на каком-то этапе он терял нить поиска, утрачивал

инициативу и без посторонней помощи уже не мог обойтись. А в последнее

время и сам Сычез, похоже, стал увиливать от сложных заданий.



Размер файла: 246.44 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров