Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Определение показателя адиабаты воздуха методом Клемана-Дезорма: Метод, указ. / Сост.: Е.А. Будовских, В.А. Петрунин, Н.Н. Назарова, В.Е. Громов: СибГИУ.- Новокузнецк, 2001.- 13 (3)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ДАВЛЕНИИ К ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ОБЪЁМЕ (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДИСПЕРСИИ ПРИЗМЫ И ДИСПЕРСИИ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА (4)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ УГЛА ПОГАСАНИЯ В КРИСТАЛЛЕ С ПО-МОЩЬЮ ПОЛЯРИЗАЦИОННОГО МИКРОСКОПА Лабораторный практикум по курсу "Общая физика" (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 7. ПОЛЯРИЗАЦИЯ СВЕТА. ПРОВЕРКА ЗАКОНА МАЛЮСА (6)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа № 7. ИЗУЧЕНИЕ ВРАЩЕНИЯ ПЛОЩАДИ ПОЛЯРИЗАЦИИ С ПОМОЩЬЮ САХАРИМЕТРА (5)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 6. ДИФРАКЦИЯ ЛАЗЕРНОГО СВЕТА НА ЩЕЛИ (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Либерея раритетов. Б. Горай

Дождь моросил не переставая. Еще вчера белый и пушистый, сегодня снег

потемнел. Могильные холмики обретали свои обычные формы.

   Когда небольшая похоронная процессия вступила на территорию кладбища,

Светлана еще теснее прижалась к мужу. Глаза ее, воспаленные от слез,

выражали несвойственную покорность.

   Катюшка то и дело порывалась выдернуть свою крохотную ладошку в варежке

из большой руки отца и порезвиться. Девочка беспрестанно вертела головой и

про себя, чуть шевеля губами, читала фамилии на мраморных досках и

табличках. Смерть бабушки ее не испугала, тяжесть и боль утраты не

сдавливали сердечка.

   Киму казалось, что потеря, к которой он был готов, зная о безнадежном

состоянии давно болевшей тещи, вызовет в нем тяжелые переживания. Но все

оказалось проще, как-то будничней и спокойней. Теща умерла ночью, во сне.

А утром он уже обзванивал родственников и близких знакомых.

   Гроб опустили в могилу тихо и быстро. Застучали по его крышке комья

глины и смолкли. Вырос холмик. Его подровняли. Грубо, лопатой обрубили

стебли цветов и воткнули их в мокро-мерзлую землю. Ким обнял одной рукой

жену, другой - дочку и повел их к выходу. Они проходили мимо старых могил.

Вокруг одних высились подобия склепов, сваренные из полос или прутьев

металла и старательно выкрашенные, другие стояли даже без оград, всеми

забытые, едва угадываемые под осевшим снегом.

   Ким шел уверенно. Он хорошо знал городское кладбище. Часто, особенно

осенью, приходил сюда на этюды. Тишина и покой помогали ему одновременно

отдохнуть и сосредоточиться. Именно здесь догадки и предположения

выстраивались стройными рядами, разрозненные, а порой и противоречивые

факты занимали свое место...

   У выхода, будто очнувшись, Светлана отстранилась от мужа, мельком

глянув в зеркало, поправила на голове сбившийся черный платок, отряхнула

варежки дочери, оглядела Кима и грустно улыбнулась. Даже сейчас она не

могла отказать себе в невинном удовольствии полюбоваться мужем. Высокий,

широкоплечий, иногда резкий в движениях, он всегда внушал ей спокойствие и

уверенность в себе. На обрамленном каштановыми волосами смугловатом лице

его с широко поставленными серыми глазами несколько маленьких коричневых

родинок казались естественным украшением.

   Светлана знала, что, нравясь женщинам, сам Ким относится к своей

внешности пренебрежительно, хотя по долгу службы всегда был предельно

аккуратен.

   У ворот кладбища их ждал служебный автобус, который Киму выделили в

связи с похоронами тещи.

   Здесь же, неподалеку, оказалась черная "Волга" отдела уголовного

розыска. Ким надел шапку и подошел к машине. Семеныч, как всегда,

внимательно изучал журнал "За рулем". Они у него не переводились: то ли

старые перечитывал, то ли новые читал по месяцу.

   - Ты чего, Федор Семеныч? - заглянул Ким в открытое окно.

   Водитель, не отрывая взгляда от журнала, мотнул головой в сторону. Они

уже виделись сегодня утром, когда Ким забегал на работу перед похоронами.

Тогда молчаливый Семеныч вылез ему навстречу из машины.

   что делал исключительно редко и очень неохотно. Он вплотную подошел к

Киму и глухо сказал:

   - Ты это, держись. Вот. Что же тут... - и пожал Киму руку.

   Сейчас же он даже не удостоил его взглядом. Повернувшись в ту сторону,

куда кивнул Семеныч, Ким увидел подходившего к ним Вадима. Сычев спрятал

подбородок в толстый, домашней вязки шарф, воротник пальто из бежевой

плащевой тканп с теплой подстежкой был поднят. Вадим непрестанно шмыгал

носом, смущался от этого, но ничего не мог поделать со своим насморком,

допекавшим его ранней весной и поздней осенью.

   - Извини, - поздоровавшись, прогундосил Сычев. - Смолянинов за тобой

прислал.

   Вадим отвернулся и облегченно вздохнул, выполнив свою неприятную миссию.

   - Ладно, не вздыхай, - тронул его за плечо Ким. - Я же понимаю.

   На самом деле он ничего не понимал. Начальник отдела уголовного розыска

дал ему три дня по семейным обстоятельствам. Не каждый же день такое

случается.

   Досада все-таки дала о себе знать. Хотя Ким и не хотел признаваться в

этом даже самому себе. В такой день... Да и Светку жалко.

   Она стояла у автобуса, удерживая за руку дочку, которой хотелось

подойти не столько к отцу, сколько к большой черной и такой блестящей от

дождя машине.

   - Давай ко мне заедем, - не предложил, а скорее заявил Ким. - Оттуда -

в управление. А?

   Вадим пожал плечами: мол, как знаешь, я свое сделал, и открыл дверцу.

Ким подхватил на руки подбежавшую к нему Катюшку и посадил ее рядом с

Вадимом на заднее сиденье, а сам пошел к автобусу.

   - Грустный месяц март, - сказала Светлана, когда они подъехали к дому.

Помолчала и потом добавила: - Как бы Катюшка не простудилась.

   Ким молчал. Он держал руку жены, затянутую в тонкую кожаную перчатку, и

смотрел на выходящих из автобуса родственников. Ему вдруг стало обидно за

своих девчонок. Обидно оставлять их одних. Конечно, это реакция ца смерть

тещи: и паршивое настроение, и сентиментальность эта, невесть откуда

взявшаяся. Он любил тещу, хотя и старался не подавать виду, но любил

нежно, как-то по-домашнему. И любовь его проявлялась не в праздничных

подарках, о которых Ким никогда не забывал, не в терпимом отношении к ее

старческим нотациям, а скорее в тактичном умении сгладить острые углы

совместного быта.

   Когда девять лет назад Ким пришел в этот дом, на него повеяло

воспоминаниями детства. Раньше они с матерью и отцом жили в пригороде,

почти в таком же двухэтажном кирпичном доме, в комнатушке на втором этаже.

Отец, умерший, когда Киму едва исполнилось восемь, мечтал видеть сына на

Кировском заводе, где проработал всю свою жизнь, пройдя большой и сложный

путь от подсобника до инженера. Это он, Клим Логвинов, как обещал своему

отцу, дал сыну имя Ким - Коммунистический интернационал молодежи.

   Имя странное, но между тем созвучное его собственному.

   - Ты иди, - Светлана поправила и без того безукоризненно лежащий на его

груди шарф. - Мы сами.

   Тетя Саша, наверное, уже все приготовила. Позвони, если сможешь.

   Ким наклонился, поцеловал жену куда-то в висок и пошел к стоящей у

соседнего подъезда "Волге". Поднял на руки надувшую губы дочку, прижал к

себе и шепнул на ухо:

   - Не шали, слушайся маму. Ей сегодня очень плохо.

   Катюшка кивнула, выскользнула из рук отца и медленно, то и дело

оглядываясь, пошла к своему подъезду.

   Когда Ким сел рядом с водителем, машина резко рванула с места. Семеныч

удовлетворенно крякнул, усаживаясь поудобнее. Под колесами вместо

спекшегося за зиму льда уже шуршал асфальт. Машина хорошо держала дорогу.

   - Может, скажешь, в чем дело? - спросил Ким, обернувшись к Вадиму.

Подъезд и автобус с черной полосой уже скрылись за поворотом, и он с

удивлением почувствовал, что ему стало легче. Словно дома, мимо которых

они проезжали, отгородили печальное событие сегодняшнего дня и все, что

было с ним связано. Ким переключался на работу.

   Вадим нарочито равнодушно произнес:

   - Труп. В Петропавловском, дом семь. Похоже на убийство. Смолянинов

сказал, чтобы ты подъехал, посмотрел. А потом - сразу в прокуратуру. Там

получишь задание по плану следственных действий и оперативных мероприятий.

   Начальник отдела почему-то не давал Сычеву сложных и ответственных

поручений, хотя оба они были в звании капитана, держал его на "мелочовке".

Почему?

   Логвинов как-то спросил об этом полковника, но Смолянинов вместо ответа

как-то странно посмотрел на него и снисходительно улыбнулся. Вадим работал

всегда не то чтобы уж очень хорошо, но без "проколов" - стабильно и

добросовестно. Но на каком-то этапе он терял нить поиска, утрачивал

инициативу и без посторонней помощи уже не мог обойтись. А в последнее

время и сам Сычез, похоже, стал увиливать от сложных заданий.



Размер файла: 246.44 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров