Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Место под солнцем. П. Дашкова

"И вот теперь передо мной не просто слабый  раствор  зла,  который  можно

добыть из каждого человека, а зло крепчайшей силы,  без  примеси,  громадный

сосуд, полный до горла и запечатанный".

   Владимир Набоков

   Глава 1

   Теплой сентябрьской ночью белый "Форд" свернул с проспекта Мира в один из

тихих переулков, неподалеку от Третьей Мещанской улицы. Из приоткрытых  окон

машины оглушительно орала эстрадная музыка. Встречные огни высветили на  миг

силуэт молодой женщины за рулем. Сидевшего рядом мужчину не было  видно,  он

почти лежал, раскинувшись на мягком сиденье. Голова его  то  и  дело  падала

женщине на плечо. Он громко фальшивым тенорком подпевал развеселому шлягеру.

   - Глеб, прекрати, - поморщилась женщина и выключила магнитофон.

   - А я говорю, будет музыка! - Мужчина икнул и нажал кнопку.

   Шлягер зазвучал на весь переулок.

   - Ты мог не напиваться хотя бы в честь моей премьеры? - Женщина  оторвала

руку от руля и легонько хлопнула мужчину по лбу. - Ты заснул в первом  акте.

Это было видно со сцены. Ты спал и даже храпел.

   - Грязная клевета. Я вообще не храплю! Никогда. А во  втором  акте  я  не

спал, я выражал восторг! - Он опять икнул.

   - Правильно, - кивнула женщина, - в буфете. Ты  выражал  свой  восторг  в

буфете так громко, что это было слышно в зале и на сцене.

   - Ну подумаешь, вышел коньячку выпить. С тарталеткой. Имею  право.  Ты  у

нас звезда-премьерша, гений русского балета.  А  я  так,  тихий  супруг  при

звезде, купец-меценат. Между прочим, я там кое-кого  видел,  в  буфете.  Ох,

Катька, кого я там видел! - Глеб Калашников выпятил  мокрые  губы  и  трижды

противно причмокнул.

   - И кого же? - равнодушно спросила Катя.

   - Этого твоего придурка-поклонника. Я потому и нашумел, что надоело  мне.

Достал он меня, я ему так прямо и сказал: ты, говорю, меня достал... -  Глеб

смачно выругался и опять икнул.

   Катя ничего не ответила, она высматривала место для парковки  в  огромном

темном дворе, заставленном  иномарками.  Она  очень  устала,  ей  было  лень

загонять машину в крытый гараж.

   - Слышь, премьерша, ты что, собираешься все эти веники  домой  тащить?  -

Глеб кивнул на заднее сиденье, заваленное цветами. - Они та-ак воняют, я  от

них чихаю.

   - Ты бы вышел, помог мне вписаться, - попросила Катя, - не видно ничего.

   - Счас сделаем, - важно кивнул Глеб. - Вылезай,  премьерша,  я  сам  буду

парковаться, ты не умеешь.

   - Ладно уж, сиди.

   Катя аккуратно припарковала машину у кромки тротуара.  Она  взглянула  на

темные окна квартиры и удивилась. Всего минуту назад, въезжая во  двор,  она

заметила, что горит свет в гостиной. А теперь стало темно. Неужели  Жанночка

осталась ночевать и все-таки решила приготовить праздничный ужин?  Услышала,

как подъехала машина, погасила свет, сидит и ждет в темноте  с  таинственным

видом, хочет, чтобы вспыхнули свечи на накрытом столе, когда  они  с  Глебом

войдут в квартиру. Однако праздника не получится. Глеб пьян  в  дым,  начнет

материться, икать,  рыгать,  говорить  пошлости,  Жанночка  обидится,  уйдет

плакать, как всегда.

   Дома никакого застолья не предполагалось. Катя долго уговаривала Жанночку

бросить домашние  дела  и  поехать  с  ними  на  премьеру.  Но  домработница

пожаловалась на головную боль и осталась дома.

   После премьеры в театре был долгий обильный фуршет. Там,  фланируя  среди

блейзеров,  малиновых  пиджаков,  голых  надушенных  плеч,  Глеб  Калашников

запивал коньяк шампанским, кормил с ложки черной икрой молоденьких танцовщиц

кордебалета, громко и матерно приглашал .их подработать в  своем  знаменитом

казино в качестве стриптизерок. Ему можно было все. Он спонсировал премьеру,

и Камерный театр классического балета им. Агриппины Вагановой существовал на

его деньги. Он здесь был полновластным хозяином,  барином  среди  крепостных

артистов.

   Кате ужасно не хотелось выходить  в  банкетный  зал,  даже  на  несколько

минут.  Каждый  раз  после  спектакля  она  запиралась  в  своей   маленькой

гримуборной совершенно одна. В театре  все  знали  эту  ее  привычку,  после

обычных спектаклей солистку никто не трогал. Но сегодня все-таки премьера. В

дверь без конца стучали.

   Она нарочно долго снимала грим,  стояла  под  горячим  душем,  одевалась,

потом просто сидела в кресле, закрыв глаза. Мышцы ныли и гудели, как провода

под током. Тело еще переживало, повторяло каждое па.  Леди  Макбет  неслась,

крутилась в смертельном пируэте. Казалось, с  тонких  белых  пальцев  капает

кровь. Невесомая леди, ангел смерти... Катя танцевала так, что зритель почти

любил убийцу, любовался ею, понимал,  оправдывал,  а  потом,  спохватившись,

удивлялся самому себе и, возможно, открывал нечто новое  и  важное  в  своей

душе.

   Господи, неужели получилось?  Был  красивый  балет,  остальное  не  имеет

значения. А голове уже вертелись всякие глупости: Глеб напился и  скандалит,

в дверь стучат, радиотелефон надрывается на  гримерном  столике.  Все.  Надо

идти. Никуда не денешься.

   Катя открыла глаза и взглянула в зеркало. Она давно заметила,  что  после

каждого спектакля лицо становится немного другим. Нечто новое  появляется  в

глазах, в линии рта. С каждой своей героиней она проживает целую  жизнь,  от

рождения до смерти. Только что она умерла вместе с кровавой леди  Макбет,  и

теперь надо родиться заново, стать собой,  Екатериной  Филипповной  Орловой,

усталой тридцатилетней женщиной с натруженными балетными мышцами.

   Выходить  в  банкетный  зал  без  всякого  макияжа  нехорошо.   Защелкают

фотовспышки,  потом  в  каком-нибудь   журнальчике   появится   разворот   с

фотографией бледно-зеленой, измотанной, ненакрашенной примы. А  рядом  будет

Глеб: пьяный, красный, со съехавшим набок галстуком, с  шальными  глазами  и

двусмысленной ухмылочкой на мокрых губах. Вот она, сиятельная  чета,  сливки

московской   богемы,   любуйтесь,   господа!   И   нечего   им   завидовать.

Прима-балерина  только  из  мрака   зрительного   зала   кажется   сказочной

красавицей. На самом деле, оттанцевав премьеру, она  выглядит  старше  своих

тридцати, у нее темные тени под глазами, уставшая  от  грима  кожа,  бледные

губы, острые ключицы, у нее муж хам, скандалист, почти алкоголик, детей  нет

и, наверное, уже не будет...

   Катя расчесала длинные каштановые волосы,  скрутила  их  тугим  узлом  на

затылке.  Опять  затренькал  телефон,  она  вздрогнула  и  больно  царапнула

шпилькой шею.

   - Он тебя совсем не любит, - услышала она хриплый шепот в трубке, -  тебе

лучше самой уйти, пока не поздно...

   Катя нажала кнопку отбоя, отбросила телефон,  словно  ее  ударило  током.

Аппарат скользнул по стеклянной поверхности гримерного столика, сшиб на  пол

большую бутыль лосьона и банку с тальком.

   Еще две недели назад, когда первый такой звонок разбудил  Катю  в  восемь

утра, она жестко сказала себе: не дергайся, не  обращай  внимания.  Если  ты

прима, солистка, если у тебя богатый муж,  пятикомнатная  квартира,  дом  на

Крите, две машины и много всякого другого добра,  всегда  найдутся  желающие

обидеть и напугать. Тогда, в первый раз, хриплый женский шепот произнес:

   - Сегодня на спектакле ты, сушеная Жизель, сломаешь ногу.

   Потом сразу - гудки отбоя.

   Сделав смертельное усилие. Катя  улыбнулась  своему  бледному  отражению.

Немного губной помады, тонкий слой пудры, несколько капель духов. И  никакой

паники. Та, которая звонит, чувствует себя значительно хуже, чем Катя. Пусть

она, телефонная шептунья, паникует, сходит с ума. А Кате ничего не  страшно.

Она станцевала сегодня леди Макбет.

   Катя встала, оглядела себя в огромном зеркале.  Гладкая  юбка  из  тонкой

черной кожи, простой кашемировый  пуловер  цвета  топленого  молока,  черные

туфли-лодочки на среднем каблуке. Пожалуй, слишком строго и буднично, но она

не собирается застревать на фуршете. Она устала и хочет спать.

   - Катюха! - завопил Глеб, увидев ее в  банкетном  зале.  -  Радость  моя,

рыбонька, ну иди сюда, я тебя поцелую!



Размер файла: 800.33 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров