Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Жаркий июль. Р. Самбук

     Сегодня суббота, но Марина встала в шесть  утра.  Я  делаю  вид,  что

сплю, однако одним глазом незаметно наблюдаю, как она бегает  из  кухни  в

комнату, еще не одетая, в ночной рубашке, и мне приятно  смотреть  на  нее

вот такую - непричесанную, с ненакрашенными губами  и  оголенными  руками.

Думаю - зачем ей красить  губы  и  ресницы,  но  Марина  слишком  серьезно

относится к своей внешности и каждое утро не  менее  получаса  просиживает

перед зеркалом. В конце концов, может, это и  правильно,  хотя,  по  моему

глубокому  убеждению,  косметикой  должны  заниматься  женщины  не   очень

красивые, - все на свете требует улучшения, а Марина и так хороша: не  раз

видел, как на нее оглядываются мужчины, и это мне абсолютно не нравится.

     По-моему, Марина об этом иного мнения, а  мне  приходится  обуздывать

свои чувства, хотя  с  удовольствием  дал  бы  решительный  отпор  нахалу,

который столь бесцеремонно разглядывает стройные Маринины ножки.

     Но сегодня Марина отказалась от туши и помады, решительно  стащила  с

меня одеяло и приказала:

     - Вставай, лентяй, не то все проспишь!

     Я схватился за подушку, словно она могла спасти меня, уткнулся в  нее

лицом. Мне и правда не хотелось вставать, но Марина была неумолима.

     - Выезжаем через четверть часа! - сказала она тоном,  не  допускающим

возражений, и отобрала у меня подушку. - Пять минут на умывание, десять на

бритье и столько же на завтрак. Ясно?

     Я понимал Маринину настойчивость: сейчас половина седьмого, и до семи

она  хочет  вытащить  меня  из  квартиры,  подальше  от  телефона  с   его

настойчивыми звонками, ничего хорошего не сулящими ни мне, ни,  тем  паче,

моей жене, которая в кои веки собралась провести со мной выходной день  на

пляже.

     Честно говоря, я не так уж и убежден, что  Марине  хочется  купаться,

она, кажется, тоже с радостью понежилась бы лишний  часок  в  постели,  но

знала, что в любую минуту мог зазвонить телефон, и дежурный по  управлению

или даже сам полковник Каштанов сообщит, что за мной уже выехала машина, и

следует немедленно прибыть на место происшествия. А происшествий  в  нашем

чуть ли не двухмиллионном городе, к сожалению, еще  хватает,  и  работники

уголовного розыска без дела не сидят.

     А попробуй найти меня на пляже, да еще и в безоблачный день,  к  тому

же в субботу!

     Значит, расчет у Марины точный, и, в конце концов, я не могу с ней не

согласиться: даже милицейские капитаны имеют право на отдых, тем  более  в

летнюю жару. И поэтому я быстро соскакиваю с постели,  подхватываю  Марину

на руки, приседаю несколько раз, демонстрируя таким способом свою силу.

     Жена машет ногами, протестует, однако моя шалость нравится ей  -  она

прижимается ко мне и трется ушком о небритую щеку...  Наконец  у  меня  не

хватает дыхания, я осторожно ставлю Марину на ноги и, стараясь не показать

своей усталости, направляюсь в ванную.

     Мы быстро съедаем  яичницу,  Марина  бросает  в  хозяйственную  сумку

пляжные  вещи,  еще  с  вечера  приготовленные  бутерброды,  я  достаю  из

холодильника бутылки с минеральной водой и пивом, с  грустью  думая,  что,

когда мне захочется выпить пива, оно уже успеет нагреться. Не выдерживаю и

вскрываю одну бутылку: пиво приятно  горчит,  и  я  быстро  выпиваю  целый

стакан. Марина укоризненно смотрит на меня, однако я стоически  допиваю  и

второй стакан.

     Громко лязгает замок, я вызываю лифт, но Марина  бежит  по  лестнице,

невзирая на то, что мы живем на верхнем,  девятом  этаже.  Я  догоняю  ее,

отнимаю  сумку.  Выскакиваем  на  улицу,  и  только  тут  Марина  спокойно

вздыхает. Она берет меня под руку, заглядывает  в  глаза,  доброжелательно

улыбается, но слова ее не очень нежны:

     - Алкаш несчастный!

     Я  делаю  попытку  оправдаться,  ссылаясь  на  то,  что  в  последних

постановлениях пиво отнесено к безалкогольным напиткам, но тут же  понимаю

неуместность своих рассуждений, потому что Марина перебивает меня довольно

неучтиво:

     - Жадина! Не мог поделиться!

     Сразу осознаю свою ошибку, предлагаю тут же, на  улице,  открыть  еще

одну бутылку.

     Марина не возражает, и мы идем к переправе через Русановскую протоку,

по очереди глотая ледяное пиво прямо из горлышка, не обращая  внимания  на

осуждающие взгляды прохожих.

     В конце концов, неужели это преступление - выпить пива там, где  тебе

хочется? Ведь никто не знает и даже представить себе не  может,  что  этот

долговязый парень - инспектор городского угрозыска.

     Видел бы это сейчас Каштанов!

     Хотя, наверное, полковник понял бы меня.  А  вот  у  его  заместителя

майора Худякова взгляды на  жизнь  несколько  иные.  Мы  даже  удивляемся,

почему майор так долго засиделся в уголовном розыске.  Ему  бы  где-нибудь

командовать батальоном - вот был бы порядок: все ходили бы строевым шагом,

приветствовали начальство  по  уставу,  точно  и  безоговорочно  исполняли

приказы и все распоряжения. Правда, я догадываюсь, почему Каштанов  держит

майора. Того хлебом не корми, а позволь составлять  и  требовать  от  всех

письменные отчеты.  Каштанова  тошнит  от  бумажной  кутерьмы,  а  Худяков

чувствует себя в ней как рыба в воде. Ну, а то, что майор пытается  иногда

вмешиваться в оперативную работу, - не страшно:  все  равно  никто,  кроме

начинающих лейтенантов, его  всерьез  не  воспринимает,  но  даже  и  этим

хватает двух-трех месяцев, чтобы разобраться в ситуации и четко определить

место Худякова в нашей неофициальной табели о рангах.

     Мы допиваем пиво уже на борту речного трамвая. Он  еще  долго  стоит,

ожидая одиночных утренних  пассажиров.  Это  начинает  раздражать:  вообще

больше всего в жизни меня раздражает бесцельное ожидание,  и,  конечно,  я

люблю  работу  в  угрозыске  не  только  потому,  что  приходится   решать

бесчисленное количество сложных и даже головоломных вопросов, а и  потому,

что почти никогда не просиживаешь стулья в  разных  приемных,  перед  нами

быстро открываются любые двери. И я понимаю почему: в одном  случае  -  из

любопытства, в другом - от страха, в третьем - из уважения...

     Но капитан речного трамвая не знает, что на борту его посудины  сидит

инспектор уголовного розыска. Ему все равно, инспектор ты или сам генерал,

ему нужно выполнить план с  минимальными  потерями,  -  так  зачем  гонять

полупустое судно?..

     Наконец двигаемся.

     Я смотрю, как Марина подставляет лицо свежему  речному  ветерку,  как

треплет он ее длинные светлые волосы, и только теперь понимаю, что  у  нас

впереди два долгих дня, сегодня пробудем на пляже до самого вечера,  потом

пойдем на последний сеанс в кинотеатр "Краков", а завтра...

     Кстати, что завтра?

     Я ласково касаюсь пряди ее волос, Марина прижимается ко мне щекой,  и

я шепчу ей на ухо:

     - А завтра?

     Марина  всегда  понимает  меня  с  полуслова,  по  крайней   мере   в

большинстве случаев, поэтому и отвечает, не колеблясь:

     - По грибы.

     По грибы - это подарок мне.

     Я - грибник, и все в управлении знают, что в милиции я фактически  не

по основному призванию - мне бы работать лесничим, дневать  и  ночевать  в

безграничной полесской дубраве. Но и я уверен, что  никто  из  милицейских

капитанов и даже майоров не разбирается так в  груздях  и  подберезовиках,

маслятах и рыжиках. Особенно  рыжиках.  Нет  на  свете  лучших  грибов.  И

жареных, и соленых, и маринованных.

     Однако о рыжиках будете думать завтра, уважаемый капитан, потому  что

трамвай  уже  подруливает  к  пристани  и  резко  сигналит,   предупреждая

какого-то рыболова в лодке, - болван, а не  рыбак,  разве  непонятно,  что

речной трамвай разгонит даже привычную ко всему плотвичку?



Размер файла: 228.91 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров