Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Неразрушающие методы контроля Ультразвуковая дефектоскопия отливок Методические указания к выполнению практических занятий по курсу «Метрология, стандартизация и сертификация» Специальность «Литейное производство черных и цветных металлов» (110400), специализации (110401) и (110403) (5)
(Методические материалы)

Значок файла Муфта включения с поворотной шпонкой кривошипного пресса: Метод. указ. / Сост. В.А. Воскресенский, СибГИУ. - Новокуз-нецк, 2004. - 4 с (6)
(Методические материалы)

Значок файла Материальный и тепловой баланс ваграночной плавки. Методические указания /Составители: Н. И. Таран, Н. И. Швидков. СибГИУ – Новокузнецк, 2004. – 30с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Изучение конструкции и работы лабораторного прокатного стана дуо «200» :Метод. указ. / Сост.: В.А. Воскресенский, В.В. Почетуха: ГОУ ВПО «СибГИУ». - Новокузнецк, 2003. - 8 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Дипломное проектирование: Метод. указ. / Сост.: И.К.Коротких, А.А.Усольцев, А.И.Куценко: СибГИУ - Новокузнецк, 2004- 21 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Влияние времени перемешивания смеси на ее прочность в сыром состоянии и газопроницаемость: метод. указ./ Сост.: Климов В.Я. – СибГИУ: Новокузнецк, 2004. – 8 с. (7)
(Методические материалы)

Значок файла Вероятностно-статистический анализ эксперимента: Метод. указ. / Сост.: О.Г. Приходько: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк. 2004. – 18 с., ил. (7)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Штурмовики над Днепром. В. В. Пальмов

 В  первые дни июня  1941  года  мы, курсанты  Чкаловского  авиационного

училища, с  нетерпением ждали приказа о выпуске. Позади остались четыре года

учебы. Еще  несколько дней - и разлетимся в  разные  стороны. Интересно, где

начнется наша  летная служба? Ребята шутят, бодрятся,  а в глазах -  грусть.

Белокурый Саша Амбарнов, лукаво поглядывая на товарищей, загадывает:

 - На Восток ли самый дальний иль на Север самый крайний?

 Сережа Вшивцев, с улыбкой на чуть припухших юношеских губах, отвечает:

 - Не все ли равно. Небо-то одно...

 Сережа - мой друг.  Он из Свердловска. Ему и север знаком, и против юга

он не возражает.  Геннадий Спиридонов -  рослый и худой, "изящный",  как  мы

говорили, - не  чета нам, молодым  да неженатым: недавно  сочетался законным

браком. Поэтому теперь ему  важно знать -  куда  и можно  ли брать  с  собой

молодую жену или  оставить  ее  пока здесь,  у родных. Мы  шагаем в строю по

главной  улице города к  штабу училища.  Стоит  жаркий  день.  Из  казахских

степей, как из  горячей  духовки,  тянет суховей. Еще недавно  степь  вокруг

города напоминала яркий цветной ковер  с алыми  полянами тюльпанов.  Широкой

лавиной мчался полноводный Урал - наш лучший ориентир в курсантских полетах.

Недалеко от Чкалова{1}, встретившись  с Самарой, он становился шире  и катил

волны среди зеленых густых зарослей, богатых птицей и рыбой.

 С  началом  лета картина резко  изменилась. Надолго установилась  жара.

Степь под  иссушающими ветрами  пожелтела. Истощавшие верблюды  пережевывают

сухие  стебли  - все, что осталось от буйной весны. Обмелела  река. На зубах

хрустит песок,  в кабинах самолетов механики не  успевают протирать  пыль на

приборных досках.  Суровый здесь  климат.  Зимой, когда  донимают  морозы  с

ветром да метельные бураны, вспоминается знаменитое описание снежного бурана

из "Капитанской дочки". Ведь  действие повести  Пушкина происходило здесь, в

Зауралье. В просторном зале клуба училища выстроилось около сотни курсантов.

Ждем  начальника училища.  Уже знаем: есть приказ о выпуске. Позади остались

годы учебы,  полные  радужных  надежд  и  неизбежных  разочарований.  И  вот

последний  курсантский строй...  Сегодняшние выпускники прибыли в училище  в

жаркие  августовские  дни  1937  года.  Это  было  время,  когда   молодежь,

комсомольцы  откликнулись  на  призыв партии "Комсомол -  на  самолет!" и  с

энтузиазмом  начали   осваивать  "целину"  пятого   океана.   Был   объявлен

специальный  набор  ЦК ВЛКСМ.  Наши курсантские роты  и  эскадрильи  на  сто

процентов  состояли из  комсомольцев. Ко  дню выпуска  из училища  многие из

стоящих теперь в  строю  стали членами партии  коммунистов.  Звучит  команда

"Смирно!". Появился начальник  училища, генерал. Рядом  полковник с  красной

папкой.  К ней  прикованы  сотни пар  глаз.  Сначала,  как  положено, звучат

поздравления с окончанием училища. Генерал говорит о  сложной  международной

обстановке, о готовности к защите Родины. Нет, это  не традиционные фразы. В

голосе генерала  чувствуется  тревога. Могли  ли мы тогда  знать,  что всего

через  две недели  начнется  война...  Наконец  начальник  штаба  раскрывает

красную  папку.  Звучат заветные  слова: "...Выпускникам Первого Чкаловского

военного авиационного  училища  летчиков имени К.  Е.  Ворошилова  присвоить

воинское звание "младший лейтенант" и направить  для дальнейшего прохождения

службы  в   округа..."   Вначале   идет   Московский  округ,  затем:   "...В

Северо-Кавказский  -   военных  летчиков,  младших  лейтенантов:  Амбарнова,

Вшивцева, Пальмова, Спиридонова..."  Я  нахожу  горячую руку  стоящего рядом

Сергея Вшивцева и крепко жму ее. Значит, вместе, в одном строю! Итак, прощай

училище!  Сколько  славных  летчиков вышло  из его стен?  В свое  время  это

старейшее авиационное училище страны закончил Валерий Павлович Чкалов. В нем

учились прославившие советскую  авиацию летчики Михаил Громов, Андрей Юмашев

и Анатолий Серов. Но настоящая, большая слава пришла в училище позже, в годы

Великой Отечественной войны. 130  его  выпускников  стали Героями Советского

Союза,  130 портретов  украсили  его  стены.  Среди  них  -  портрет  нашего

однокашника, посланца ленинградского комсомола Василия Николаевича  Осипова,

ставшего  дважды  Героем  Советского  Союза.  В  шестидесятые  годы  галерея

пополнилась портретом Юрия Алексеевича Гагарина, первым  проложившего путь к

звездам. В своей книге "Дорога  в  космос"  Юрий Алексеевич  тепло вспоминал

училище, давшее  ему крылья в небо,  его  командиров и инструкторов, учивших

летать вначале на поршневых,  а затем на реактивных самолетах. Мы же  летали

на самолетах, созданных в конце двадцатых -  начале тридцатых годов. Впервые

в воздух я поднялся на тихоходном По-2,  имевшем скорость полета чуть больше

ста километров в час. Этому  самолету суждена была  большая жизнь, он хорошо

послужил в войну. Фронтовики любовно  называли его "кукурузником": ниже По-2

не летал ни  один самолет. "Русфанер"  мог появиться в любое  время, даже  в

самую  плохую  погоду.  Его  мерное  стрекотание  приводило   гитлеровцев  в

бешенство: из ночного неба на окопы  и штабы врага сыпались бомбы и гранаты.

Затем мы пересели  на Р-5 -  разведчик, легкий бомбардировщик  и штурмовик -

деревянной  конструкции с матерчатой  обшивкой крыльев  и оперения, фанерной

обшивкой  фюзеляжа.  Мы  гордились этим  самолетом. Он имел по тому  времени

приличную скорость и неплохую высотность. Летную программу заканчивали на СБ

-   скоростном  бомбардировщике.  Это  -   двухмоторный  цельнометаллический

серебристый  моноплан с  закрытой кабиной, В небе республиканской Испании СБ

ласково назвали  "катюша".  Вот  и  вокзал. Мы шумно  прощаемся.  Кто знает,

удастся ли когда-нибудь встретиться...

 - До свиданья, друзья! До встречи у Михаила Ивановича!  - уже из дверей

вагона поезда кричит  наш любимец Кеша Бойцов, веселый  крепыш с ямочками на

щеках.

 Его намек был понятен: к Председателю Президиума Верховного Совета СССР

Михаилу Ивановичу  Калинину  в те предвоенные годы ездили получать  награды.

Среди   провожающих   выделяется   рослая   фигура  Миши  Гамариса,   нашего

курсантского  старшины.  В летной форме он  выглядит  еще более симпатичным.

Мише "не повезло": его оставляют в училище. Ребята утешают:

 -   Не  печалься.  Будешь  хорошим  инструктором.  Только   не  зажимай

курсантов.

 Почти через  тридцать лет, уже работая на одном из авиационных заводов,

в вестибюле проходной я  случайно услышал  очень знакомый голос.  Оглянулся:

беседовали двое. Голос  принадлежал  высокому плотному  мужчине  с сединой в

волосах. Мгновение на раздумье - и память сработала: Гамарис!

 -  Здравствуй,  Михаил  Михайлович!  Не  узнаешь?  Ну-ка,  вспомни  мою

фамилию!

 - Сейчас, сейчас... - наморщил он лоб.

 - Амбарнов?

 - Нет, Миша, Пальмов.

 Мы крепко  обнялись. Вот так произошла  наша следующая  встреча. Сейчас

живем  в одном городе, работаем на одном  заводе. В наших предписаниях  была

указана станция Тихорецкая. Путь лежал через  Куйбышев, Ростов.  Мы  впервые

почувствовали себя свободными, без курсантской увольнительной в кармане. Нам

было чуть  больше  двадцати, мы начинали самостоятельную жизнь.  И входили в

нее,  как в первый полет, - с тревожной радостью  и  томительным  ожиданием.

Были немного  самоуверенны,  поэтому  иногда попадали впросак.  В Куйбышеве,

например,  своевременно  не заметили  старшего по  званию  артиллериста,  не

отдали  честь и чуть не оказались  и  комендатуре. Выручил  саженного  роста

старший политрук-авиатор с орденом Красной Звезды, который решил разобраться

в  этом  сам.  Он  напомнил  нам,  что  еще  ни  одному летчику  не помешала

осмотрительность. Вместо благодарности за науку Спиридонов вдруг выпалил:

 - Товарищ старший политрук, за какие бои получили орден?

 - С белофиннами, товарищи летчики, на Карельском перешейке...

 Везло  нам  тогда  на встречи. В Ростове пришлось сутки ждать поезда на

Тихорецкую. Решили  осмотреть город. Обратили внимание  на  обильную зелень.

Она здесь  была  сочная, пышная,  не чета  скудной  оренбургской. Не  успели

отойти  от  вокзала,  как  встретили  недавнего  выпускника  нашего  училища

лейтенанта Глеба Баженова. Забросали вопросами: на чем летаешь, как служба в

строевой части, какие новости в летном мире?

 - Летаем, ребята, много, но еще больше занимаемся строевой подготовкой.

Словно к параду готовимся, - откровенно высказался Глеб.



Размер файла: 482.71 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров