Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Дискурсивный мир. Эзотерика рассудка. В. П. Панкратов

   Эти  мысли могут послужить наброском для некоего исследования,  которым я

намереваюсь заняться.  Не могу, однако, отрицать, что сообщаю их в том виде,

в  каком они мне пришли в  голову,  не  придав им  требуемой достоверности с

помощью более подробного изучения.  Я готов поэтому снова отказаться от них,

как  только более зрелое суждение раскроет мне  их  слабость.  Иммануил Кант

ВВЕДЕНИЕ Какое бы мировоззрение,  какую бы веру не исповедовал человек,  вся

его жизнь,  по сути,  сводится к одному - беспрестанным попыткам согласовать

свое  поведение с  окружающим миром.  Если  он  успешно  справляется с  этой

задачей, то живет долго и счастливо, если нет - мучается и погибает. Первое,

очевидно,  предпочтительнее второго.  Столь же очевидно, что выпадает оно на

долю  тех,   кто  имеет  правильные  жизненные  ориентиры.  Конечно,  бывают

исключения (вспомним присказку -  "везет дураку"),  но они лишь подтверждают

общее   правило:   если   счастливчик   неверно   оценивает   ситуацию,   за

кратковременным взлетом неизбежно следует падение,  болезненное и  затяжное.

Чтобы правильно ориентироваться в жизни надо знать ее законы,  понимать, что

в этом мире подвластно нашей воле,  а что нет.  Другими словами,  надо иметь

верную  мировоззренческую концепцию,  позволяющую  оценивать  долговременные

последствия любых наших поступков.  Выбирая ее,  каждый из  нас апеллирует к

собственному опыту,  ограниченность которого обуславливает и  ограниченность

нашего мировоззрения. В результате, всякая модель мироустройства оказывается

неполной и,  в  конце концов,  отбрасывается,  как неудовлетворительная.  Не

секрет,   что  в   последнее  время  дала  трещину  и   весьма  эффективная,

доминирующая в  научных  кругах,  материалистическая модель.  Многочисленные

сообщения о, так называемых, аномальных явлениях, обнародованные в последние

годы,  далеко не всегда вписываются в  задаваемую ею парадигму.  Встречались

такие сообщения и раньше,  но официальной науке удавалось предложить внятное

(или казавшееся таковым) объяснение практически любого загадочного феномена.

В крайнем случае,  он просто отбрасывался,  как выдумка или бред. Время шло,

неувязки  подобных  объяснений  накапливались  и,  наконец,  превысив  некую

"критическую массу",  породили  не  только  разговоры  об  очередном кризисе

науки,  но и  сомнение в принципиальной возможности рационального объяснения

мира.  Для  человека,  привыкшего  всецело  полагаться  на  рассудок,  такая

ситуация нестерпима.  Его начинают раздирать противоречия.  Здравый смысл не

сдается без боя -  если он и способен признать свою ограниченность,  то лишь

разобравшись,   почему  этого  не   избежать.   В   критические  моменты  он

"инстинктивно" начинает отыскивать те  "полочки",  на  которые можно было бы

разложить обрушившуюся на него противоречивую информацию.  Данные записи как

раз и представляют такие полочки, сложенные автором для себя самого. По мере

их заполнения зрела мысль,  что они могут пригодиться и кому-нибудь другому.

В результате появилась эта книга.  Она проводит читателя по узловым моментам

той  логической цепочки,  которую автор использовал для  наведения порядка в

собственном мировоззрении. Несколько предварительных замечаний перед тем как

перейти к сути.  Проблема,  к которой мы обратимся, задается двумя извечными

вопросами:  как устроен мир?  и почему он устроен так, а не иначе? Попробуем

отыскать собственный вариант ответа.  Руководствоваться при  этом  будем  не

ссылками на авторитеты,  а  исключительно собственным разумением,  т.е.  тем

инструментарием,  на который только и может положиться рационалист. Опора на

рассудок  вовсе  не  означает,   что  иррациональная  сторона  мира  начисто

отвергается.  Просто сама постановка вопросов "как?"  и  "почему?"  является

прерогативой именно  рационального мышления,  а  значит  используемый подход

предопределен заявленной темой.  Первое  затруднение,  с  которым приходится

сталкиваться  на  избранном  пути  -  необходимость  анализа  и  обоснования

наиболее общих философских концепций и  категорий на  базе  куда менее общих

понятий.   Проблема  действительно  серьезная  -   трудно   рассчитывать  на

корректность    логического    вывода,     основанного    на    некорректном

(неопределенном) категорийном фундаменте.  Вместе с  тем,  любые определения

отражают  не  столько  суть  реальных  явлений,  сколько  соотношения  между

терминами,  используемыми для их обозначения.  Идеально строгая формулировка

должна была бы соотносить определяемое понятие со всеми остальными.  Но и  в

этом,  практически недостижимом,  случае неизбежно некоторое общее  смещение

категорийной базы  одного  субъекта относительно базы  другого -  вследствие

различия их индивидуальных особенностей и жизненного опыта.  Получается, что

строго  одинаковая интерпретация разными людьми одних  и  тех  же  понятий в

принципе недостижима!  А раз так, в онтологических построениях внимание надо

сосредоточивать не  столько на  семантическом анализе используемых терминов,

сколько   на   "помехозащищенности"  выстраиваемой  логической  цепочки   по

отношению к возможному их разночтению.  Исходя из этого, будем, как правило,

использовать  в   наших   выкладках  привычные  (не   философские)  термины,

интерпретируемые всеми более-менее одинаково. Соответственно в высказываниях

будем стараться передать лишь основную идею вывода, не останавливаясь на его

возможных нюансах.  Не  будем также соотносить наши построения с  различными

идеологическими течениями -  подобный  анализ  рисковал бы  стать  самоцелью

предлагаемой работы.  О двух понятиях -  тех, которые будут использоваться в

рассуждениях наиболее часто -  следует,  тем не менее, сказать особо. Прежде

всего, о категории нечто. Слово это традиционно используется для обозначения

чего-то  в  высшей степени неопределенного.  За ним может скрываться все что

угодно - любой объект, любой природы, все, что может быть выделено из своего

окружения и  стать предметом самостоятельного рассмотрения.  Если под  нечто

вообще будем подразумевать максимально широкий набор явлений,  то  ссылка на

конкретное  нечто  наоборот,   максимально  сужает  выбор,   выделяя  вполне

определенный предмет,  свойство,  идею  и  т.д.  Конкретное нечто заявляет о

своем   существовании  посредством  некоторых  проявлений,   взаимосвязанный

комплекс которых  фактически его  и  задает  (выделяет это  нечто  из  всего

остального).  Никаких ограничений на  характер проявлений мы  накладывать не

будем - они могут быть и материальными, и идеальными, и какими бы то ни было

еще.  К  примеру,  мысль о  яблоке будем расценивать как одно из  проявлений

яблока,  равно как и  одно из  проявлений мыслящего субъекта.  Отметим,  что

введенные  понятия  в  значительной степени  синонимичны  и  поэтому  строго

разграничены быть не  могут.  Нечто может расцениваться как одно комплексное

проявление,  а  всякое проявление -  как  нечто,  состоящее лишь  из  одного

компонента.  Возникает резонный вопрос: зачем использовать два термина, если

можно обойтись одним? Главным образом, для облегчения восприятия - некоторые

фразы  на  "урезанном" языке  выглядят слишком  замысловато.  Вводя  понятие

конкретного нечто и  утверждая,  что основной его чертой является отличие от

всего остального,  мы, фактически, воспользовались одной очевидной, но очень

важной  аксиомой.  Попросту ее  можно  сформулировать так:  не  все  в  мире

одинаково.  Передать эту  мысль  можно  разными словами,  но,  независимо от

формулировки,  за  ней  будет стоять одна вполне определенная и  законченная

идея  или,   лучше  сказать,   принцип.  Назовем  его  "принципом  нарушения

тождества".  Проявиться он  может лишь в  том случае,  если будет определена

операция сравнения,  которая,  в свою очередь,  предполагает наличие хотя бы

двух  сопоставляемых  объектов.   Воспользовавшись  общеизвестным  символом,

принцип нарушения тождества можно выразить так:  А  (  Б.  Если  левая часть

этого выражения в  заранее оговоренном смысле отличается от правой,  принцип

нарушения  тождества  выполняется.  Если  нет  -  выполняется  его  антипод,

"принцип сохранения тождества" (А (  Б).  То,  что такой антипод существует,

следует из приложения принципа нарушения тождества к себе самому. Кроме двух

названных,  заметную,  можно сказать руководящую,  роль в наших рассуждениях

будет играть еще  два принципа,  или,  лучше сказать,  методических правила.

Во-первых,  ясности изложения будем отдавать предпочтение в ущерб строгости.

   какой  строгости,   вообще  говоря,   может  идти   речь,   если  любое

доказательство,  в  конечном итоге,  базируется на аксиомах,  принимаемых на

веру?)  Во-вторых,  условимся о  презумпции существования:  все  что явно не

исключено предыдущими выкладками -  допустимо. Другим и словами, постараемся

использовать  как  можно  меньше  ограничений  и  аксиом,  в  том  числе,  и

формально-логического  порядка  (попросту  говоря,   начинаем  с   "возможно

все"...)  В  этой связи,  несколько слов надо сказать о  знаменитом принципе

исключенного третьего.  Он допускает,  что из двух отношений А  ( Б и А ( Б,

истинным является только  одно.  Это  кажется  в  высшей  степени логичным -

здравый смысл привык сводить любую проблему к последовательному выбору одной

из  двух  альтернатив (иногда даже  говорят,  что  мы  пользуемся двузначной

логикой -  или  "да",  или "нет").  Между тем,  на  каждом шагу этот принцип

нарушается (к  примеру,  все  мы  равны перед законом,  но  не  перед своими

женами).  Таким образом,  одновременное выполнение отношений А  (  Б и А ( Б

оказывается вполне допустимым -  надо  только разобраться,  в  каком  смысле

выполняется каждое из  них!  Несмотря на тривиальность этого положения,  оно

часто упускается из виду.  Постараемся его не забывать -  любое противоречие

будем рассматривать,  прежде всего,  как "ключ" для продвижения вперед, а не

как  свидетельство ошибочности наших построений.  Чтобы воспользоваться этим

ключом,  достаточно ответить  на  вопрос:  при  каких  условиях противоречие

оказывается разрешимым.  Этот  методический прием  способен прояснить многие

туманные проблемы.  Но пора переходить к делу. Обобщая сказанное, сведем его

к   такой  короткой  фразе:   мир  существует  и  он  разнообразен  в  своих

проявлениях.  По  сути,  это  единственный постулат,  который  действительно

необходим для начала нашей работы.  Из  него вытекают многие закономерности,

установленные  современной  наукой  (равно  как  и   науками  древними,   но

официального  признания   не   получившими).   Насколько   правомерно  такое

утверждение?  Это читатель решит сам. Автор же надеется показать, что оно не

лишено оснований.



Размер файла: 653.66 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров