Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Мстители Каррига. Д. Браннер

В этот год первое весеннее новолуние пришлось на раннюю дату. Обледеневшие тропы нагорья были все еще занесены снегом. Облачка пара от дыхания тут же застывали в морозном воздухе и оседали инеем на бровях и бородах путников, на мохнатых мордах вьючных животных. Люди ежились от стужи, лишь немногие были обуты в грубые деревянные башмаки с шипами на подошвах. Располагаясь на ночлег, растапливали снег в ведрах, стараясь примоститься поближе к жалким костеркам, — топлива было слишком мало, только то, что несли с собой.

Но никто не жаловался — все терпеливо сносили тяготы пути, — ведь караван вел торговец Герон. Порывистый ветер, сдувая со скал колючий снег, взвихривался над тропой. Слабое мерцание узкого серпика луны высвечивало лишь вершины гор, тьма теснила людей еще ближе к огню. В эти отчаянно холодные ночи сами собой заходили разговоры о разбойниках. Ведь эти головорезы, которым и в хорошие‑то времена сам черт был не брат, теперь, в конце зимы, наверняка оголодали и способны невесть на что. Более рассудительные успокаивали трусишек: разве отважатся ослабевшие от голода разбойники напасть на такой огромный караван — до тысячи путников, сотни вьючных животных, и все это охраняется вооруженной стражей Герона.

Эти доводы приободряли пугливых. Они благодарили судьбу, что набрались мужества и отправились в Карриг. Добраться бы туда до начала Королевской Охоты! Тогда можно получить хорошую прибыль: с приходом весны кошельки начинали утончаться, как слой снега на горных склонах.

Наконец караван ступил на земли Каррига. Со сторожевых башен в долину спускались зимние стражники, со своих подворий приходили крестьяне, чтобы купить товары или чтобы вместе с караваном добраться до города. После крутых обледенелых троп нагорья дороги в долине казались сущей благодатью. К тому же границы Каррига не нарушались разбойниками, и осознание безопасности поднимало настроение: люди пели и смеялись. И на этот раз караван Герона благополучно проделал рискованное путешествие.

Торговец Герон был полный веселый человек, более общительный, чем большинство людей, которые обладали таким же богатством и влиянием. Имя его было известно половине континента. Он всегда выбирал наиболее прибыльные маршруты, всегда настолько хорошо планировал путешествия и снаряжал караваны, что вложенные средства давали пятьдесят, а то и сто процентов прибыли, в то время как прочие владельцы караванов довольствовались лишь десятью или двадцатью процентами. В каждом из четырех городов, куда ходили его караваны, у него был дом и жена, но нигде он не задерживался, — ему все время приходилось быть в движении. Этой зимой он ходил к западному океану и вернулся едва ли месяц назад, — слишком поздно, как надеялись его конкуренты, чтобы собрать караван до Каррига. Но слава его была такова, что люди устремлялись к нему, стоило ему щелкнуть пальцами.

Он восседал на огромном граате словно ликующий служитель Вакха, сдвинув на затылок шляпу, защищенный от непогоды двадцатью — различной длины — накидками как крышами пагоды. Днем путешественники питались на ходу холодными остатками лепешек, которые накануне вечером пекли на латунных сковородках или на плоских раскаленных камнях. Еще не наступил полдень, а Карриг показался на горизонте, но и в последний день странствия путники следовали приобретенной привычке. Покачиваясь в седле, Герон жевал лепешку, задумчиво глядя на башни города. Что ожидает Карриг в этом году? Во время его последнего визита атмосфера здесь была напряженной, а трудности долгой, суровой зимы могли усугубить ситуацию…

Он стряхнул с бороды крошки, подозвал стражника и приказал перевести в авангард каравана парня, у которого были отморожены пальцы ног; его следовало побыстрее доставить в город, к хирургу.

А как дела у тех южан, с которыми он познакомился во время путешествия. Он оглянулся, — они, как обычно, ехали в нескольких шагах за ним. Появление южан в караванах, идущих в Карриг, редкостью не было. По большей части это были торговцы, рекламировавшие новинки, или ремесленники, услышавшие, что на их работу появился спрос в северных городах; иногда к каравану присоединялись наемники и даже преступники, скрывающиеся от суда или бежавшие из ссылки. Летом к святыням севера устремлялись паломники, но число их из года в год уменьшалось.

Двое человек, ехавших вслед за Героном, не подходили ни под одну из этих категорий. Судя по временами прорывавшейся надменности и разностороннему интересу к стране, они были знатного рода, хотя богатыми не казались, так как имели всего по два граата на каждого — одного для езды, а другого — для поклажи, и обходились без слуг и погонщиков. Звали их Белфеор и Паргетти, но имена эти весьма распространены на юге. Поразмыслив, Герон пришел к мнению, что они — младшие сыновья‑отступники из какой‑то видной семьи, бродящие по свету в поисках приключений.

Во время вечерних бесед у костра они обнаружили недюжинный скептический ум, чрезвычайно редкий у суеверных местных жителей. Они даже поставили под сомнение право богов по своему усмотрению распоряжаться человеческой жизнью. Герон надеялся, что не потеряет их след, когда караван прибудет в Карриг; ему хотелось узнать, что они думают об этом мире.

 

* * *

 

Город Карриг рос медленно — словно лес, постепенно завоевывающий все новые и новые пространства. Он располагался вблизи курящихся гор, которые с севера огораживали равнину полукругом, подобным натянутому луку. Земля вокруг Каррига была очень плодородна, потому что лава быстро выветрилась, и уже весной порождала излишек продуктов питания.

Посреди равнины несколько бурных горных ручьев соединялись в широкую спокойную реку, текущую на запад, к океану. Там, где река становилась судоходной, возникло поселение; за одно или два поколения его хозяева, внуки плотовщиков и лодочников, стали состоятельными людьми — благодаря налогам за проезд и торговле сушеной морской рыбой, овощами и солониной. Часть прибыли они отдавали на строительство удобной речной гавани с деревянными причалами, впоследствии замененными каменными. Нанимали они и отряды воинов, чтобы защищать свои склады от нападения разбойников.

Тем временем на юге начали расцветать города, и немногочисленные группы бродячих торговцев и паломников, следовавшие с юга на север к святым местам (которые тогда почитались благодаря своему оракулу), постепенно превращались в караваны из сотен людей и вьючных животных, сопровождаемые вооруженной стражей — против разбойников. В Карриге они делали остановку. Чтобы направлять караваны прямо в город, хозяева Каррига построили мост, и путешественники перестали пользоваться бродом, расположенным восточнее. С течением времени Карриг из промежуточной станции превратился в цель. Нынче из четырех караванов на север проходил лишь один, да и то исключительно с религиозными целями, оставляя в Карриге торговцев, рабочих и прочий люд. Но святыни севера уже потеряли свою притягательность, а старую веру сильно потеснили другие культы.

Над Карригом возвышался отрог каменной гряды, по складкам которой река, пенясь, обрушивалась в верхнее русло. На этой скале, подобно туче над городскими крышами, возвышалась крепость и храм. Крепость была сложена из базальта, храм — из бурого туфа, перевезенного на барках вверх по реке, но большая часть города, причудливо простиравшаяся от подножия скалы к реке, была деревянной.

Из дерева был сложен и мост, перед которым караваны должны были останавливаться для таможенного осмотра. Таможенники следили, чтобы погонщики не заводили на настил более двух граатов одновременно.

Герон, ехавший во главе каравана, придержал свою животину перед сходнями моста, и граат терпеливо опустил большую голову, принюхиваясь и пофыркивая. Из здания таможни вышли чиновники, знакомые Герону.

Торговец ожидал их с нетерпением. До захода солнца все навьюченные животные вряд ли переправятся через мост, а у Герона не было никакого желания следить за этим утомительным процессом, да к тому же у него были веские основания не делать этого. Вот уже двенадцать лет он проделывал этот путь два‑три раза в год, таможенники вполне могли обойтись без него при переговорах с его надзирателями.

Наклонившись вперед, он обратился к старшине:

— Если мы до захода солнца не получим аудиенцию у всемилостивейшего Бависа Кноля, нам придется провести неделю Королевской Охоты без разрешений, в ожидании. Вы ведь понимаете это. Так нельзя ли мне и находящимся под моим покровительством людям сейчас же проехать в город?

— Конечно, — ответил таможенник. — Оставьте только людей, чтобы после осмотра провели животных через мост, а затем они могут отправляться по своим делам.

— Сердечно благодарю вас, — сказал Герон и поклонился. Кивком головы он дал знать одному из своих надзирателей, чтобы предупредительному чиновнику сделали подарок, а потом повернулся к Белфеору и Паргетти. Большинство людей уже проталкивались к мосту, озабоченно посматривая на заходящее солнце.

— По религиозным причинам все официальные инстанции отдыхают неделю, начиная с дня весеннего новолуния, — провозгласил Герон. — Если мы не успеем вступить в город и получить гражданские права, то нам не позволят торговать и покупать в общественных местах, заключать сделки или искать работу. Не будет у нас и защиты со стороны полиции. Надо поспешить в крепость и испросить аудиенции у регента Бависа Кноля. — Он замолчал, вглядываясь в непроницаемые лица южан. — Что ж, — продолжал он, — можете мне поверить: жить в Карриге без гражданских прав — пренеприятная штука… Например, если у вас украдут кошелек, а полиция откажется помочь вам в его возвращении.

Белфеор, приземистый, с мохнатыми бровями, обменявшись взглядом со своим светловолосым спутником, спросил:

— Можно нам поехать с вами и получить эту аудиенцию?

Герон кивнул:

— Это я как раз и хотел предложить. Встретимся на другой стороне моста. Пройти по нему могут за один раз только два навьюченных граата.



Размер файла: 233.26 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров